Вам нужна курсовая работа?
Интересует Политология?
Оставьте заявку
на Курсовую работу
Получите бесплатную
консультацию по
написанию
Сделайте заказ и
скачайте
результат на сайте
1
2
3

Польский вопрос в отношениях между США и СССР (апрель-август 1945)

  • 29 страниц
  • 12 источников
  • Добавлена 29.07.2012
700 руб. 1 400 руб.
  • Содержание
  • Часть работы
  • Список литературы
  • Вопросы/Ответы
СОДЕРЖАНИЕ


ВВЕДЕНИЕ
1. ПОЗИЦИЯ АМЕРИКАНСКОГО РУКОВОДСТВА ПО ПОЛЬСКОМУ ВОПРОСУ В КОНТЕКСТЕ СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИХ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ
1.1. Позиция американцев по вопросу советско-американского послевоенного взаимодействия
1.2. Позиция США по польскому вопросу
2. УТВЕРЖДЕНИЕ СОВЕТСКОГО ДОМИНИРОВАНИЯ В ПОЛЬШЕ СКВОЗЬ ПРИЗМУ АМЕРИКАНО-СОВЕТСКОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ В АНТИГИТЛЕРОВСКОЙ КОАЛИЦИИ
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Фрагмент для ознакомления

Центр, который прежние, диаметрально противоположные правительственным, планы построения взаимоотношений с СССР намеревался осуществить под крылом Красной Армии и НКВД. Он мог рассчитывать на поддержку минимальной группы поляков, но его создатели и лидеры знали, что независимо от той или иной воли общества судьбу Польши и всяческих программ решат итоги войны и «большая тройка». А ход военных действий указывал на то, что Центральную и Восточную Европу займут советские войска, что окончательно должно было укрепить политическое положение Советского Союза как великой державы, участвующей в решении судьбы европейского континента и международных отношений в глобальном масштабе.
26 июля председатель ПКНО Эдвард Осубка-Моравский и Вячеслав Молотов подписали соглашение об отношениях между советским руководством и созданной Комитетом администрацией, а также – по требованию Кремля – секретное соглашение о польско-советской государственной границе. В этом соглашении СССР обязывался оказывать в будущем поддержку новой польско-германской границе. Это обязательство Сталин выполнил летом на Берлинской конференции.
Несмотря на это, борьба за будущее Польши и пути построения отношений с СССР все еще продолжалась, а ее особым актом стало Варшавское восстание (1.08-2.10.1944 г.).
Восстание окончилось страшным поражением, вместе с которым окончательно провалился вариант построения польско-советский отношений, за который столь драматично сражался оставленный англосаксами и атакуемый Кремлем его автор – правительство Польской Республики. Правда, Миколайчик во время московских переговоров в октябре 1944 г. еще пытался что-то от него сохранить, предлагая некоторый компромисс, но после возвращения в Лондон он не был поддержан своим кабинетом и 24 ноября подал в отставку. Впрочем, он не отказался от поисков собственного варианта, который мог бы рассчитывать на поддержку Черчилля и Рузвельта и стать основой для очередного (если до этого дойдет) раунда переговоров со Сталиным и ПКНО. Свои мысли он изложил 26 ноября в тексте обширной депеши, адресованной лидерам польского подпольного государства в Польше.
Так рождался третий вариант политики по отношению к СССР, который уже в скором времени его противники в Лондоне назовут “капитулянтским”, а самого Миколайчика – “капитулянтом”.
В новый, 1945, год Польша вошла с двумя правительствами и группой Миколайчика (за положение которого в будущих политических конфигурациях упорно боролись англосаксы, особенно Черчилль) и тремя вариантами политики по отношению к СССР: “узурпаторов”, “непреклонных” и “капитулянтов”, над которыми, впрочем, преобладал советский вариант. С предложениями “непреклонных” никто из тех, кто влиял на ход событий, уже не считался, а вариант “узурпаторов” был лишь отражением требований Москвы. Только Миколайчик еще льстил себя надеждой, что, пользуясь поддержкой англосаксов, он получит ценой территориальных изменений какой-то шанс противостоять советизации Польши, сохранить ее связи с Западом, восстановить государственный суверенитет, хоть и несколько ограниченный. Но на политической шахматной доске никто из лидеров польских вариантов, независимо от их собственной воли, не был в состоянии играть роль “фигуры”. Три великие державы предназначили им положение “пешек”, что нашло драматичное выражение в решениях, принятых Сталиным, Черчиллем и Рузвельтом во время их встречи в Ялте (4-11 февраля 1945 г.).
В развитие тегеранских соглашений они постановили, что восточная граница Польши (с минимальными отклонениями в ее пользу) будет проходить по “линии Керзона”, за что она получит компенсацию на западе за счет Германии. Это решение также было принято, но только на Берлинской (Потсдамской) 17.07-2.08 1945 г. конференции лидеров трех великих держав. Установленная тогда по истечении многих лет неопределенности, в соответствии с предложениями Сталина и варшавского правительства, граница сегодня представляет собой незыблемый элемент политического мира в Европе и польско-германских отношений.
По вопросу о правительстве три лидера согласились на создание Временного правительства национального единства (его название предложил американский госсекретарь Эдвард Стеттиниус), основой которого должно было стать уже существующее в Польше коммунистическое Временное правительство, реорганизованное на более широкой базе с включением демократических деятелей из Польши и поляков из-за границы.
В данном случае англосаксам, прежде всего, был важен Миколайчик и его сторонники.
Сталин и польские коммунисты могли торжествовать. В Ялте победил их вариант построения отношений между Польшей и СССР. Правда, три лидера приняли Декларацию об освобожденной Европе, продолжающей Атлантическую хартию, но, как точно заметил один из американских исследователей, она оставляла, как оказалось, “меньше всего иллюзий”. “Декларацию составили быстро и без излишних споров, как будто все три лидера прекрасно понимали, что она означает или, скорее, чего она не означает”. Подписывая этот всем известный текст, Сталин уже имел ясное представление, каким в общих чертах будет будущее стран, которые в результате побед Красной Армии и согласия англосаксов должны были войти в сферу влияния, а точнее - уже господства Советского Союза. Ведь до того, как будет сформулирована известная нам “аксиома Сталина”, оставалось уже немного времени.
После конференции в Ялте начались многомесячные споры о выполнении той части ее постановлений, которые касались порядка создания Временного правительства национального единства. Миколайчик, чтобы иметь возможность бороться за реализацию своего модифицированного варианта политики по отношению к СССР и за ограниченную суверенность Польши, вынужден был в апреле публично признать ялтинские решения. “Непреклонные” сочли, что “капитулянты” вступили на путь предательства национальных интересов. В июне в Москве состоялись окончательные консультации по вопросу о создании Временного правительства национального единства. Таков был финал борьбы за свободную, единую и независимую Польшу, которую поляки начали 1 сентября 1939 г. Этот драматичный и трагичный финал был в то же самое время триумфом “аксиомы Сталина”.
Правительство Польской Республики в Лондоне 25 июня 1945 г. обнародовало меморандум в адрес английского и американского правительств, в котором, выступая как “единственное, законное, легально назначенное президентом Польской Республики, общепризнанное и независимое”, утверждало, что т. н. “Временное правительство национального единства является незаконным и не может быть добровольно признано польским народом”.
Но после того как это правительство 28 июня было окончательно сформировано в Варшаве, 5 июля оно было официально признано Великобританией и Соединенными Штатами (Францией уже 29 июня). На следующий день польский посол в Лондоне, граф Эдвард Рачинский, подписал ноту протеста, адресованную министру Идену: “Еще раз в истории польский народ был лишен независимости, однако на этот раз не в результате событий, произошедших в одной Восточной Европе, а после войны, которую Объединенные Нации вели, защищая закон и справедливость. Независимо от признания другими державами настоящего порабощения польский народ никогда не откажется от своих прав на независимость и никогда не прекратит войну за эти права”. Однако именно варшавское правительство с 16 октября официально представляло Польшу в Организации Объединенных Наций.
Так в то время окончился спор о способе построения отношений между Польшей и СССР. Тогда, летом 1945 г., вариант польского правительства в Лондоне с треском провалился. Приблизительно через полтора года потерпел поражение вариант Миколайчика. Триумфаторами могли бы считаться создатели коммунистического варианта, если бы не то обстоятельство, что настоящим победителем был Сталин со своей аксиомой.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, Польский вопрос традиционно являлся одной из ключевых проблем европейской политики на протяжении длительного времени. Его актуальность была обусловлена тем, что то или иное его решение во многом определяло баланс сил в Европе. Благодаря своему географическому положению между СССР и Германией польское государство привлекало к себе пристальное внимание и стало важным направлением внешней политики таких стран как СССР, Германия, Франция, Великобритания, а затем и США.
Обстановка межвоенного времени привнесла новые реалии в европейскую политику, что сказалось на месте и роли польского вопроса. У всех заинтересованных сторон были свои причины для активного участия в польских делах.
Для Германии польская территория традиционно рассматривалась как одно из главных направлений экспансии, связанное с борьбой за «жизненное пространство». Для немецкой внешней политики движение в этом направлении рассматривалось почти как естественное и объективно необходимое. Для Советской России после окончания Первой мировой войны Польша стала одним из объектов «экспорта» мировой революции. После его провала в 1920 г. Польша начала превращаться в ключевой элемент «санитарного кордона» на пути проникновения советского влияния на Запад, поэтому для безопасности Советского Союза представлялось крайне важным её переориентация в звено «пояса безопасности», а единственным эффективным способом такой трансформации оказалась военная экспансия.
Однако Польша стала не только объектом экспансионистских устремлений её непосредственных соседей, но и находилась под пристальным вниманием западных держав – Великобритании и США. Для них польское государство было ключевым фактором сдерживания тоталитарного давления со стороны Германии и СССР. Таким образом, польский вопрос имел стратегическое значение в рамках не только европейского, но и мирового противостояния, как звено, которое обеспечивало глобальный баланс сил.
При всем разнообразии взглядов и позиций реальная политика Белого дома в вопросе отношений США и СССР твердо определялась Ф. Рузвельтом вплоть до его внезапной смерти. Благодаря этому в целом удалось успешно реализовать единый политико-стратегический курс «большой тройки», особенно в Восточной Европе, и провести безоговорочную капитуляцию Третьего рейха. С приходом к власти Г. Трумэна настроения в элите начали меняться в сторону ужесточения отношений с Москвой: дипломатия убеждения сменяется дипломатией силы, хотя Вашингтон еще пытается договориться с Кремлем по ключевым вопросам. Значительная часть окружения нового президента поддержала подобный курс, с пониманием отнеслись к нему и военные планировщики, опасавшиеся чрезмерного усиления СССР.
И все-таки Белый дом веной — летом 1945 г. не перешел рубикон в характере отношений с Кремлем в вопросах окончания войны на востоке Европы, оставаясь на почве Ялтинских соглашений. Союзниками был достигнут разумный компромисс в вопросах вывода американских войск из советской зоны оккупации Германии, доступа сил США и Британии в Берлин, Вену и Австрию. Разрешение этих противоречий стало решающей предпосылкой успешного проведения Потсдамской конференции и окончания Второй мировой войны.
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Балок В., Евстафьев Д. первые заморозки. Советско-американские отношения в 1945-1950 гг. – М., 1995. – 253 с.
Быстрова И. «Большая тройка» в 1941-1945 гг.: неформальные страницы военно-дипломатической истории // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: История России. – 2010. – №2. – С. 5-21.
Дурачински Э. Польские варианты построения отношений с СССР (1943-1945) // История и современность. – 2005. – №1. – С. 94-117.
Мягков М. В поисках будущего: американские оценки участия СССР в послевоенном устройстве Европы 1941-1945 гг. // Вестник МГИМО Университета. – 2008. – №3. – С. 13-36.
Мягков М. Проблема послевоенного устройства Европы и американо-советских отношениях 1941-1945. – М.: ИВИ РАН, 2006. – 278 с.
Найденова В. Польша во Второй мировой войне // Информационные войны. – 2007. – №3. – С. 81-94.
Наринский М. Советское руководство: проблема границ и сферы влияния СССР в 1941-1946 годах // Вестник МГИМО Университета. – 2008. – №3. – С. 3-13.
Печатнов В. СССР и США в 1939-1945 годах. новые документы // Новая и новейшая история. – 2005. – №5. – С. 156-162.
Рычкова О. Восточная Европа в ялтинско-потсдамской системе: позиция американских дипломатов // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. – 2010. – Т.1. – №4. – С. 62-66.
Самоделкин П. Польский вопрос в руководстве Госдепартамента США в 1941-1945 гг.: проблема преемственности взглядов С. Уэллеса, К. Хэлла, Э. Стеттиниуса // Вестник Вятского государственного гуманитарного ун-та. – Киров, 2009. – №4(1). – С. 41-51.
Чевтаев А. Сталин, Рузвельт, Черчилль: политическая стратегия большой тройки от «барбароссы» до «терминала» // Известия Уральского государственного университета. Серия 1: Проблемы образования, науки и культуры. – 2011. – Т.86. – №1. – С. 135-143.
Чернышев Е. Формирование американской внешнеполитической концепции в отношении Польши накануне и в первые годы "холодной войны" // Вестник Российского государственного ун-та. – Калининград, 2009. – №12. – С. 37-43.

Чернышев Е. Формирование американской внешнеполитической концепции в отношении Польши накануне и в первые годы "холодной войны" // Вестник Российского государственного ун-та. – Калининград, 2009. – №12. – С. 37.
Мягков М. Проблема послевоенного устройства Европы и американо-советских отношениях 1941-1945. – М.: ИВИ РАН, 2006. – С. 31.
Самоделкин П. Польский вопрос в руководстве Госдепартамента США в 1941-1945 гг.: проблема преемственности взглядов С. Уэллеса, К. Хэлла, Э. Стеттиниуса // Вестник Вятского государственного гуманитарного ун-та. – Киров, 2009. – №4(1). – С. 41.
Балок В., Евстафьев Д. Первые заморозки. Советско-американские отношения в 1945-1950 гг. – М., 1995. – С. 24.
Мягков М. В поисках будущего: американские оценки участия СССР в послевоенном устройстве Европы 1941-1945 гг. // Вестник МГИМО Университета. – 2008. – №3. – С. 13.
Быстрова И. «Большая тройка» в 1941-1945 гг.: неформальные страницы военно-дипломатической истории // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: История России. – 2010. – №2. – С. 6.
Мягков М. Проблема послевоенного устройства Европы и американо-советских отношениях 1941-1945. – М.: ИВИ РАН, 2006. – С. 33.
Печатнов В. СССР и США в 1939-1945 годах. Новые документы // Новая и новейшая история. – 2005. – №5. – С. 157.
Быстрова И. «Большая тройка» в 1941-1945 гг.: неформальные страницы военно-дипломатической истории // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: История России. – 2010. – №2. – С. 7.
Печатнов В. СССР и США в 1939-1945 годах. Новые документы // Новая и новейшая история. – 2005. – №5. – С. 158.
Рычкова О. Восточная Европа в ялтинско-потсдамской системе: позиция американских дипломатов // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. – 2010. – Т.1. – №4. – С. 62.
Чернышев Е. Формирование американской внешнеполитической концепции в отношении Польши накануне и в первые годы "холодной войны" // Вестник Российского государственного ун-та. – Калининград, 2009. – №12. – С. 38.
Чевтаев А. Сталин, Рузвельт, Черчилль: политическая стратегия большой тройки от «барбароссы» до «терминала» // Известия Уральского государственного университета. Серия 1: Проблемы образования, науки и культуры. – 2011. – Т.86. – №1. – С. 137.
Чернышев Е. Формирование американской внешнеполитической концепции в отношении Польши накануне и в первые годы "холодной войны" // Вестник Российского государственного ун-та. – Калининград, 2009. – №12. – С. 39.
Самоделкин П. Польский вопрос в руководстве Госдепартамента США в 1941-1945 гг.: проблема преемственности взглядов С. Уэллеса, К. Хэлла, Э. Стеттиниуса // Вестник Вятского государственного гуманитарного ун-та. – Киров, 2009. – №4(1). – С. 43.
Чернышев Е. Формирование американской внешнеполитической концепции в отношении Польши накануне и в первые годы "холодной войны" // Вестник Российского государственного ун-та. – Калининград, 2009. – №12. – С. 38.
Там же.
Балок В., Евстафьев Д. Первые заморозки. Советско-американские отношения в 1945-1950 гг. – М., 1995. – С. 43.
Быстрова И. «Большая тройка» в 1941-1945 гг.: неформальные страницы военно-дипломатической истории // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: История России. – 2010. – №2. – С. 7.
Дурачински Э. Польские варианты построения отношений с СССР (1943-1945) // История и современность. – 2005. – №1. – С. 96.
Мягков М. В поисках будущего: американские оценки участия СССР в послевоенном устройстве Европы 1941-1945 гг. // Вестник МГИМО Университета. – 2008. – №3. – С. 16.
Мягков М. Проблема послевоенного устройства Европы и американо-советских отношениях 1941-1945. – М.: ИВИ РАН, 2006. – С. 49.
Печатнов В. СССР и США в 1939-1945 годах. Новые документы // Новая и новейшая история. – 2005. – №5. – С. 158.
Рычкова О. Восточная Европа в ялтинско-потсдамской системе: позиция американских дипломатов // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. – 2010. – Т.1. – №4. – С. 64.
Самоделкин П. Польский вопрос в руководстве Госдепартамента США в 1941-1945 гг.: проблема преемственности взглядов С. Уэллеса, К. Хэлла, Э. Стеттиниуса // Вестник Вятского государственного гуманитарного ун-та. – Киров, 2009. – №4(1). – С. 44.
Мягков М. Проблема послевоенного устройства Европы и американо-советских отношениях 1941-1945. – М.: ИВИ РАН, 2006. – С. 56.
Мягков М. В поисках будущего: американские оценки участия СССР в послевоенном устройстве Европы 1941-1945 гг. // Вестник МГИМО Университета. – 2008. – №3. – С. 15.
Наринский М. Советское руководство: проблема границ и сферы влияния СССР в 1941-1946 годах // Вестник МГИМО Университета. – 2008. – №3. – С. 6.
Рычкова О. Восточная Европа в ялтинско-потсдамской системе: позиция американских дипломатов // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. – 2010. – Т.1. – №4. – С. 63.
Чевтаев А. Сталин, Рузвельт, Черчилль: политическая стратегия большой тройки от «барбароссы» до «терминала» // Известия Уральского государственного университета. Серия 1: Проблемы образования, науки и культуры. – 2011. – Т.86. – №1. – С. 137.
Наринский М. Советское руководство: проблема границ и сферы влияния СССР в 1941-1946 годах // Вестник МГИМО Университета. – 2008. – №3. – С. 4.
Мягков М. Проблема послевоенного устройства Европы и американо-советских отношениях 1941-1945. – М.: ИВИ РАН, 2006. – С. 67.
Балок В., Евстафьев Д. Первые заморозки. Советско-американские отношения в 1945-1950 гг. – М., 1995. – С. 47.
Быстрова И. «Большая тройка» в 1941-1945 гг.: неформальные страницы военно-дипломатической истории // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: История России. – 2010. – №2. – С. 7.
Дурачински Э. Польские варианты построения отношений с СССР (1943-1945) // История и современность. – 2005. – №1. – С. 96.
Быстрова И. «Большая тройка» в 1941-1945 гг.: неформальные страницы военно-дипломатической истории // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: История России. – 2010. – №2. – С. 9.
Рычкова О. Восточная Европа в ялтинско-потсдамской системе: позиция американских дипломатов // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. – 2010. – Т.1. – №4. – С. 65.












2

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1.Балок В., Евстафьев Д. первые заморозки. Советско-американские отношения в 1945-1950 гг. – М., 1995. – 253 с.
2.Быстрова И. «Большая тройка» в 1941-1945 гг.: неформальные страницы военно-дипломатической истории // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: История России. – 2010. – №2. – С. 5-21.
3.Дурачински Э. Польские варианты построения отношений с СССР (1943-1945) // История и современность. – 2005. – №1. – С. 94-117.
4.Мягков М. В поисках будущего: американские оценки участия СССР в послевоенном устройстве Европы 1941-1945 гг. // Вестник МГИМО Университета. – 2008. – №3. – С. 13-36.
5.Мягков М. Проблема послевоенного устройства Европы и американо-советских отношениях 1941-1945. – М.: ИВИ РАН, 2006. – 278 с.
6.Найденова В. Польша во Второй мировой войне // Информационные войны. – 2007. – №3. – С. 81-94.
7.Наринский М. Советское руководство: проблема границ и сферы влияния СССР в 1941-1946 годах // Вестник МГИМО Университета. – 2008. – №3. – С. 3-13.
8.Печатнов В. СССР и США в 1939-1945 годах. новые документы // Новая и новейшая история. – 2005. – №5. – С. 156-162.
9.Рычкова О. Восточная Европа в ялтинско-потсдамской системе: позиция американских дипломатов // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. – 2010. – Т.1. – №4. – С. 62-66.
10.Самоделкин П. Польский вопрос в руководстве Госдепартамента США в 1941-1945 гг.: проблема преемственности взглядов С. Уэллеса, К. Хэлла, Э. Стеттиниуса // Вестник Вятского государственного гуманитарного ун-та. – Киров, 2009. – №4(1). – С. 41-51.
11.Чевтаев А. Сталин, Рузвельт, Черчилль: политическая стратегия большой тройки от «барбароссы» до «терминала» // Известия Уральского государственного университета. Серия 1: Проблемы образования, науки и культуры. – 2011. – Т.86. – №1. – С. 135-143.
12.Чернышев Е. Формирование американской внешнеполитической концепции в отношении Польши накануне и в первые годы "холодной войны" // Вестник Российского государственного ун-та. – Калининград, 2009. – №12. – С. 37-43.

Прочитайте документы и ответьте на вопросы

Укажите название и дату подписания документа, отрывок из которого представлен ниже. Каковы, с Вашей точки зрения, причины и последствия его принятия?

"1. В случае территориально-политического переустройство территорий в состав государств балтии (Финляндия, Эстония, Латвия, Литва), северная граница Литвы одновременно является границей сфер интересов Германии и СССР. Вместе с тем, интересы Литвы по отношению к Виленской области признаются обеими сторонами.

2. В случае территориально-политического переустройство зон, входящих в состав Польского Государства, граница сфер интересов Германии и СССР будет приблизительно проходить по линии рек Нарева, Висла и Сан.

Вопрос, является ли в обоюдных интересах желательным сохранение независимого Польского государства и каковы будут границы этого государства, может быть окончательно выяснен только в течение дальнейшего политического развития ...

3. Касательно юго-востока Европы с советской стороны подчеркивается интерес СССР к Бессарабии. С германской стороны заявляется о ее полной политической незаинтересованности в этих областях.

4. Этот Протокол будет сохраняться обеими сторонами в строгом секрете" История Отечества в документах. 1917 - 1993, H. 3. 1939 - 1945 годы: Хрестоматия / Сост.: А., Колосков, Е. А. Гевуркова. М.: ИЛБИ, 1995. C. 8..

Это выдержка из Секретного дополнительного протокола к Пакту о ненападении между СССР и Германией от 23 августа 1939,

На наш взгляд, Германия и СССР преследовали разные цели при заключении данного соглашения. Таким образом, для Германии подписание этого протокола был тактическим шагом для решения ближайшей задачи в планах завоевания мирового господства - порабощения Польши. Советский союз этот протокол обеспечивает большую безопасность за счет ограничения продвижения немецких войск на восток и отказа Германии от использования прибалтийских странах в антисоветских целях, также, чтобы СССР дал возможность подготовиться к военным действиям, которые неизбежно придут.

Последствия принятия этого документа для СССР можно оценить следующим образом:

- СССР, с одной стороны, толкнул его границ на запад, что дало новые ресурсы и простор для обороны; с другой стороны, он получил границы, в значительной степени, с наиболее агрессивной державой мира;

- в случае начала войны СССР был далеко от нее, потому что больше не был связан обязательствами с Англией и Францией относительно Польши, и, таким образом, получила больше времени. С другой стороны, портить отношения с западными государствами, так как СССР был договор, теперь как союзник агрессора;

Узнать стоимость работы