Вам нужна курсовая работа?
Интересует Искусство?
Оставьте заявку
на Курсовую работу
Получите бесплатную
консультацию по
написанию
Сделайте заказ и
скачайте
результат на сайте
1
2
3

Принципы и Методы атрибуции икон 17в. по материалам коллекции Гос Русского музея

  • 30 страниц
  • 28 источников
  • Добавлена 18.05.2012
700 руб. 1 400 руб.
  • Содержание
  • Часть работы
  • Список литературы
  • Вопросы/Ответы
Введение
Глава 1. Проблема атрибуции старинных икон: исторический аспект
1.1 Специфика иконописи XVII века
1.2 Развитие атрибуции и реставрации икон от XIX к XXI веку
Глава 2. Проблема атрибуции икон XVII в из собрания ГРМ
2.1 Общие стилистические особенности
2.2 Атрибуция двух икон Шуйско-Смоленской иконографии Богородицы
Заключение
Список литературы

Фрагмент для ознакомления

Мнение, что Егоровская рукопись сама могла служить иконописным подлинником, было высказано М. И. Мильчиком, и прориси из собрания Русского музея подтверждают это17. Рукопись «О явлении иконы Тихвинской Богоматери» представляет собой сборник форматом в 4°. Она написана на бумаге одного сорта, с филигранью «Голова шута» без литер. Над текстом рукописи работал один писец; идентичный почерк встречается на всех ее листах. Рукопись написана скорописью, характерной для второй половины XVII в., с разделением на слова, с разным количеством строчек на страницах, заключенных в перевернутый вниз треугольник. Завершение текстового треугольника украшает изящная виньетка, иногда их две. В рукописи 24 листа, развороты которых украшают 23 миниатюры, сопровождаемые текстом.
В собрании Государственного Русского музея хранятся также прориси-сколки, предназначенные для более быстрой работы иконописца. В этом случае под рисунок-образец иконописцы подкладывали от трех до шести листов, которые затем прокалывались тонкой иглой по контуру. Готовые образцы-сколки накладывали на чистую залевкашенную поверхность иконы и потирали мешочком с сажей, получившийся отпечаток закрепляли. Шесть подобных образцов-сколков представляют небольшую тетрадь иконописного подлинника, разрозненного на отдельные небольшие чистые листы, с обратной стороны не затертые сажей. Они иллюстрируют шесть чудесных явлений Тихвинской иконы: на Ладожском озере рыбарям, при р. Ояти на Смолковой горе, при той же реке на веси, именуемой Вымоченицы, при р. Паше на Куковой горе, при р. Паше на месте Кожела и, наконец, на р. Тихвинке.
Иконы с изображением чудесного явления Богоматери и святителя Николая пономарю Юрышу, получившие название «Беседные», имеют несколько иконографических изводов. Некоторые из них представлены на прорисях Русского музея.
Замечательный образец XVII в. передает традиционную иконографию образа. Прорись снята с иконы XVII в. и представляет «налепок». Она подробно иллюстрирует сюжет «Явления Богоматери пономарю Юрышу» и повеление Пречистой водрузить на Успенской церкви крест деревянный, а не железный, так как именно на деревянном кресте был распят Спаситель. Прорись исполнена необыкновенно тщательно с тончайшими проработками архитектурных фантастических деталей, придающих церкви почти сказочный образ. Одежды всех персонажей прочерчены мелкими струящимися складками; у Юрыша прописан каждый завиток волос, что свидетельствует о снятии образца с мастерски исполненной мелочным письмом живописи. Изображение Богоматери с посохом указывает на Ее особое покровительство будущей обители, при котором Царица Небесная становится незримой Игуменьей монастыря. На прориси Богоматерь держит в руках посох и одновременно благословляет пономаря.
Итак, собрание иконописных образцов Русского музея обладает достаточно полным и разнообразным составом прорисей, как «налепков», так и «сколков», снятых с икон Тихвинской Богоматери и отражающих разную технику их исполнения и бытования на протяжении XVII вв.

2.2 Атрибуция двух икон Шуйско-Смоленской иконографии Богородицы

Иконография Шуйско-Смоленского образа Богородицы достаточно сложна для атрибуции. Поэтому, в первую очередь необходимо исследовать особенности этого иконографического типа.
В своем основательном трехтомном труде «Иконография Богоматери» академик Никодим Павлович Кондаков лишь очень бегло касается Шуйско-Смоленской иконы, история явления которой ему, судя по его замечаниям, неизвестна. Он относит ее к началу XVII века и пытается проследить появление этого извода от греко-итальянских икон, через Афон и Грузию попавших в северо-восточную Русь. Он находит тождество композиции иконы Богоматери из Гелатского монастыря близ Тифлиса, времени царя Баграта III (fl548), и Шуйской иконы. Между тем из сравнения приведенных им же изображений обеих икон очевидна весьма существенная разница между положением Богомладенца и жестами Его рук на той и на другой иконах. Отождествлять их можно только не зная обстоятельств явления Шуйской иконы и не понимая важности каждой из иконографических черт. К сожалению, это закономерное следствие искусствоведческого подхода к иконе, присущего и труду такого маститого церковного ученого, как академик Кондаков.
Тот же искусствоведческий подход характеризует и статью Г. В. Сидоренко «Пята Спасителя», посвященную «иконографическим особенностям некоторых чудотворных икон», хотя здесь и присутствует попытка дать им объяснение через привлечение богословско-экзегетического материала. Исследовательница приводит в начале своей работы историю явления Шуйской иконы, в том числе упоминая и о трехдневных безуспешных попытках иконописца «исправить» образ в соответствии с принятым каноном, и об осознании им случившегося как «действия Промысла Божия».
Итак, каковы же отличия иконографии Шуйской иконы от ее Смоленского оригинала?
Они, главным образом, связаны с изменением положения Богомладенца Христа, изображение которого имеет центральное значение для этого типа Богородичных икон. Изображение Спасителя приобретает здесь некоторый динамизм, отсутствующий в Смоленском образе, где положение Его представляется статичным и спокойным. Христос здесь, так же как и на Смоленской иконе, покоится на левой руке Богоматери. Ее правая рука поддерживает Его левую ногу (ступню). Правая ножка Богомладенца оказалась согнута в колене, и поднята выше спокойно протянутой левой. Снизу ее поддерживает левая ручка Спасителя, обхватывающая ладонью пяту. На согнутую в колене правую ногу Христа опирается локоть Его правой руки, поднявшей до уровня глаз свиток.
Таким образом, характерный и имеющий важное значение для иконографии Смоленского образа благословляющий жест правой руки Спасителя оказывается утрачен на Шуйской иконе. Лик Богоматери склонен к Сыну, в то время как на большинстве списков Смоленской иконы положение главы Пресвятой Богородицы является совершенно прямым, но Ее взор обращен к смотрящим на образ. Хотя если литография, сделанная с Шуйской иконы и приведенная в книге Правдина является точной, то можно предположить, что взор Богоматери обращен на свиток в руке Христа.
Во многих российских музеях хранятся списки Смоленско-Шуйской иконы, которые зачастую неверно датируются или классифицируются. При более внимательном знакомстве с иконографией этих икон становится очевидным, что здесь представлены иконы двух разных изводов, хотя и близкие по своим иконографическим чертам, что и дало повод искусствоведам говорить о них как о списках Шуйской иконы. Сближает их акцентация на пяте или стопе Богомладенца. Существенное, на наш взгляд, различие составляет отсутствие свитка в Его руке. На образе из Благовещенского собора Кремля правая ручка просто подпирает голову Спасителя. Сходна с ней иконография образа из Ивановского художественного музея и икона Бориса Серебрекова из ГТГ. Остальные иконы полностью повторяют иконографию Шуйского образа, отличаясь только включением образов избранных святых, написанных на полях.
Исходя из этого, можно утверждать, что иконы первого типа являются вполне самостоятельным изводом, возможно действительно более ранним по времени происхождения, чем Шуйская икона. Из приведенного нами выше разбора ее иконографических особенностей очевидна важность такой черты, как свиток, для понимания значения иконографии этого образа в целом. Кроме того, вовсе не очевидна историческая связь между двумя этими изводами. Вряд ли иконы, подобные Кремлевскому образу, имели широкое распространение, судя по не такому уж большому числу сохранившихся списков, датируемых временем раньше середины XVII века. Тем более что по Шуйскому преданию явствует, что иконописцу Герасиму Иконникову не был известен ранее подобный извод, иначе бы он не счел написанное им ошибкой, требующей исправления.
По этим причинам есть мнение отказаться от именования Шуйско-Смоленской икон, на которых отсутствует свиток в поднятой правой руке Спасителя, и рассматривать их как отдельный извод под именем, например, «Гостунского», поскольку наиболее ранняя из известных икон этого типа происходит из храма св. Николы Гостунского.
Вопрос этот имеет не только отвлеченное, но и практическое значение. Нам известны случаи ошибок при реставрации списков Шуйской иконы, когда свиток, которому, к сожалению, не придавали того важного значения, которое он в действительности имеет, оказывался утрачен.
В частности, это относится к двум спискам XVII века из собрания Государственного Русского музея. Это две выносные запрестольные иконы. Одна из них происходит из собрания Н. П. Лихачева, переданного Русскому музею в 1913 году, ее сохранный номер ДРЖ-1475. На оборотной стороне изображен святитель Леонтий Ростовский. Свиток в руке Богомладенца утрачен, вероятно, при реставрации иконы еще в мастерских Лихачева, так как при близком рассмотрении иконы видно, что правая поднятая ручка Спасителя была подвержена более поздней записи.
Вторая икона поступила в ГРМ в 1925 году из петербургского храма Спаса на водах, куда была пожертвована королевой эллинов Ольгой Константиновной. Сохранный номер иконы ДРЖ-2622, на ее реверсе помещено изображение святых апостолов Петра и Павла. Икона проходила реставрацию в 2001—2003 годах, причем свиток и здесь оказался утрачен, вероятно, опять-таки по причине незнакомства художника с подлинной иконографией Шуйско-Смоленского образа.
Таким образом, можно сделать вывод об атрибуции указанных икон из собрания ГРМ именно как Смоленско-Шуйский образ Богородицы.
Заключение

Для рассматриваемого столетия можно сделать некоторые обобщения по характеру иконописи. В эпоху XVII века продолжаются новые тенденции, намеченные в предыдущем столетии. Так называемые иконы «догматического содержания», точнее, представляют из себя усложненные композиции аллегорического или исторического характера. Последний в образах Вселенских Соборов, а первый и в развивающейся богородичной иконографии («Живоносный источник», «Неувядаемый цвет»), и в литургических темах с иллюстрациями молитвы «Отче наш», Символа веры, Акафиста. Отдельная тема — изображения преподобных с основанными ими монастырями.
В это время в России продолжается работа, в предшествующем веке проводившаяся на Афоне — это создание иконописных подлинников (Сийский, Строгановский и другие), то есть собрание и систематизация прорисей различных иконографических композиций и их описание. Существуют лицевые (иллюстрированные) и теоретигеские (только с описаниями) подлинники. Имеются также свидетельства заимствований и переосмысления русскими мастерами иконописи и стенописи западноевропейских гравированных композиций, пришедших в Россию а виде иллюстрированных Библий Пискатора и других изданий (Амстердамское издание с гравюрами Питера ван дер Борхта), что будет продолжаться и в XVIII в.
Стилистически иконы становятся жестче, в то же время декоративнее и детализированнее, намечается свето-теневая разработка ликов. Среди царских мастеров, работавших при Оружейной палате, особое место занимает Симон Ушаков. Этот мастер стремится к тому, чтобы и в новой стилистике сохранить возвышенный характер своих произведений. Вторая половина XVII в. отмечена стилем Ушаковского «живоподобия», который привносит в построение композиции объемные формы, интерес к пейзажным линиям, прорисовке одежды и ликов. Иконопись этого периода отходит от условностей. Она становиться многогранной, детальной.
Указанные особенности иконописи служат основой для атрибуции икон, что и было рассмотрено в данной работе на примере собрания Русского музея.
В следствие того, что личностное начало у художников описываемого периода, только начинает зарождаться, у многих работ XVII в. невозможно установить точное авторство. Это связано, не только с самосознанием иконописцев, но и большим количеством коллективных работ, которые создавались в то время, поэтому на работе, нельзя было отметить, какого-то одного художника.
Одновременно с этим, важным принципом атрибуции икон становится иконографический. Именно по этому принципу была рассмотрена пара икон из собрания ГРМ, условно относящаяся к образу Смоленско-Шуйской Богородицы. На основании детального анализа иконографии этого образа был сделан вывод о соответствии икон Русского музея этому типу. Что дает возможность точно датировать иконы именно XVII веков – временем появления и развития данного иконографического типа.

Список литературы

Аггеев П Я. Старинные руководства по технике живописи // Вестник изящных искусств. СПб., 1887.
Алпатов М. В. Древнерусская иконопись. М., 1974.
Алпатов М. В. Этюды по истории русского искусства. М., 1967.
Архимандрит Августин (Никитин) Он освободил русскую иконопись от застоя (Журнал Истина и Жизнь 4/2005) [Электрон. ресурс]. Режим доступа: http://www.istina.religare.ru/material67.html проверено 28.04.2011.
Бенчев И. К иконологии и иконографии иконы Тихвинской Богоматери // Чудотворная икона Тихвинской Богоматери: иконография — история — почитание: Тезисы докладов. СПб., 2001.
Бобров Ю. Г. Основы иконографии древнерусской живописи. СПб., 1995.
Болотцева И.П. Новое о творчестве живописца XVIIв. Федора Евтихиева Зубова// Государственные музеи Московского Кремля. Материалы и исследования. Т. VIII. Русская художественная культура ХУП века. М., 1991.
Боравский АЛ. Охрана произведений искусства // Труды Второго Всероссийского съезда художников 1911-1912 гг. СПб., 1914.
Буслаев Ф. И. О русской иконе. М., 1997.
Вздорнов Г. История открытия и изучения русской средневековой живописи. XIX век. - М., 1986.
Грабарь И.Э. О древнерусском искусстве. – М., 1966.
Дмитриев П.И. Опыт программной разработки вопроса о способах сохранения стенной штукатурки с памятниками древнерусской живописи. Л., 1927.
Дунаев М. М. Своеобразие русской иконописи. М., 1995.
Еремеева С. А. Иконопись в XVII веке (лекция по истории искусств) [Электрон. ресурс]. Режим доступа: http://www.vvvasilyev.ru/hist-isk/ru/Simon.htm. Проверено 28.04.2011.
Иконы Русского музея. – СПб: Галерея Галарта, 2007.
Комашко Н.И. Иконопись XVII века. Столичная традиция. [Электрон. ресурс]. Режим доступа: http://rus-icons.ru/publication/detail.php?ID=258 проверено 28.04.2011.
Кондаков Н. П. Иконография Богоматери. - В 3 тт. Т. 2. - М.: Паломник, 1998.
Корнеева Н.И.Федор Евтихиев Зубов и иконописная мастерская оружейной палаты[Электрон. ресурс]. Режим доступа: http://skm.solkam.ru/index.php?razdel=stat&text=stat3_04 проверено 28.04.2011г.
Корнилович К. Из летописи русского искусства. М., Л., 1960.
Красилин М.М. Иконографический архетип и народное почитание чудотворных образов // Чудотворная икона в Византии и Древней Руси. М., 1996.
Леонов А. Симон Ушаков. Русская живопись XVII века. М., Л., 1945.
Лифшиц Л.И. История Русского Искусства. Искусство X-XVII веков. М. 2007.
Поселянин Е. Богоматерь: Полное иллюстрированное описание Ея земной жизни и посвященных Ея имени чудотворных икон: В 2 т. Т. I. СПб., 1994.
Произведение иконописцев Оружейной палаты Московского кремля. Из собрания Останкинского дворца. Каталог. М. 1992.
Савина С. Г. Иконография. Богословские очерки иконографического извода. СПб., 2001.
Сарабьянов В.Д., Смирнова Э.С. История древнерусской живописи. К 15-тилетию ПСТГУ.
Сидоренко Г. В. Пята Спасителя. Об иконографической особенности некоторых чудотворных икон // Чудотворная икона в Византии и Древней Руси. - М.: Мартис, 1996.
Фармаковский М.В. Консервация и реставрация музейных коллекций. М., 1947.








Вздорнов Г. История открытия и изучения русской средневековой живописи. XIX век. - М., 1986.
Сарабьянов В.Д., Смирнова Э.С. История древнерусской живописи. К 15-тилетию ПСТГУ.2007.
Грабарь И.Э. О древнерусском искусстве. – М., 1966.
Грабарь И.Э. О древнерусском искусстве. – М., 1966.
Корнилович К. Из летописи русского искусства. М., Л., 1960.
Леонов А. Симон Ушаков. Русская живопись XVII века. М., Л., 1945.
Произведение иконописцев Оружейной палаты Московского кремля. Из собрания Останкинского дворца. Каталог. М. 1992г. С.4
Лифшиц Л.И. История Русского Искусства. Искусство X-XVII веков. М. 2007г. С.313
Болотцева И.П. Новое о творчестве живописца XVIIв. Федора Евтихиева Зубова// Государственные музеи Московского Кремля. Материалы и исследования. Т. VIII. Русская художественная культура ХУП века. М., 1991.
Павленко А.А. Иконописец Сергей Рожков и некоторые Особенности Развития Пейзажной линии в творчестве царских изографов XVIIв.
Корнеева Н.И.Федор Евтихиев Зубов и иконописная мастерская оружейной палаты[Электрон. ресурс]. Режим доступа: http://skm.solkam.ru/index.php?razdel=stat&text=stat3_04 проверено 28.04.2011г.
. Корнеева Н.И.Федор Евтихиев Зубов и иконописная мастерская оружейной палаты[Электрон. ресурс]. Режим доступа: http://skm.solkam.ru/index.php?razdel=stat&text=stat3_04 проверено 28.04.2011г.
Лифшиц Л.И. История Русского Искусства. Искусство X-XVII веков. М. 2007г. С.31
Н.И. Комашко ИконописьXVII века.столичная традиция. [Электрон. ресурс]. Режим доступа: http://rus-icons.ru/publication/detail.php?ID=258 проверено 28.04.2011г.
Сарабьянов В.Д., Смирнова Э.С. История древнерусской живописи. К 15-тилетию ПСТГУ. С 665
Полупрозрачные лаковые краски на основе кошенили, сандала и красного дерева
Аггеев П Я. Старинные руководства по технике живописи // Вестник изящных искусств. СПб., 1887. Т. 5 С. 509-573.
Фармаковский М.В. Консервация и реставрация музейных коллекций. М., 1947. С. 9.
Дмитриев П.И. Опыт программной разработки вопроса о способах сохранения стенной штукатурки с памятниками древнерусской живописи. Л., 1927. С. 12-16.
Боравский АЛ. Охрана произведений искусства // Труды Второго Всероссийского съезда художников 1911-1912 гг. СПб., 1914. С. 174-183.
Савина С. Г. Иконография// Богословские очерки иконографического извода. СПб.: Церковь и культура, 2000. С. 6.
Там же. С. 8.
Савина С. Г. Иконография// Богословские очерки иконографического извода. СПб.: Церковь и культура, 2000. С. 9.
Иконы Русского музея. – СПб: Галерея Галарта, 2007.
Грабарь И.Э. О древнерусском искусстве. – М., 1966.
Дунаев М. М. Своеобразие русской иконописи. М., 1995.
Корнилович К. Из летописи русского искусства. М., Л., 1960.
Бобров Ю. Г. Основы иконографии древнерусской живописи. СПб., 1995.
Савина С. Г. Иконография. Богословские очерки иконографического извода. СПб., 2001.
Бенчев И. К иконологии и иконографии иконы Тихвинской Богоматери // Чудотворная икона Тихвинской Богоматери: иконография — история — почитание: Тезисы докладов. СПб., 2001. С. 39.

Кондаков Н. П. Иконография Богоматери. - В 3 тт. Т. 2. - М.: Паломник, 1998. - С. 64.
Там же. – С. 133-135.
Сидоренко Г. В. Пята Спасителя. Об иконографической особенности некоторых чудотворных икон // Чудотворная икона в Византии и Древней Руси. - М.: Мартис, 1996. - С. 321-335.












2

1.Аггеев П Я. Старинные руководства по технике живописи // Вестник изящных искусств. СПб., 1887.
2.Алпатов М. В. Древнерусская иконопись. М., 1974.
3.Алпатов М. В. Этюды по истории русского искусства. М., 1967.
4.Архимандрит Августин (Никитин) Он освободил русскую иконопись от застоя (Журнал Истина и Жизнь 4/2005) [Электрон. ресурс]. Режим доступа: http://www.istina.religare.ru/material67.html проверено 28.04.2011.
5.Бенчев И. К иконологии и иконографии иконы Тихвинской Богоматери // Чудотворная икона Тихвинской Богоматери: иконография — история — почитание: Тезисы докладов. СПб., 2001.
6.Бобров Ю. Г. Основы иконографии древнерусской живописи. СПб., 1995.
7.Болотцева И.П. Новое о творчестве живописца XVIIв. Федора Евтихиева Зубова// Государственные музеи Московского Кремля. Материалы и исследования. Т. VIII. Русская художественная культура ХУП века. М., 1991.
8.Боравский АЛ. Охрана произведений искусства // Труды Второго Всероссийского съезда художников 1911-1912 гг. СПб., 1914.
9.Буслаев Ф. И. О русской иконе. М., 1997.
10.Вздорнов Г. История открытия и изучения русской средневековой живописи. XIX век. - М., 1986.
11.Грабарь И.Э. О древнерусском искусстве. – М., 1966.
12.Дмитриев П.И. Опыт программной разработки вопроса о способах сохранения стенной штукатурки с памятниками древнерусской живописи. Л., 1927.
13.Дунаев М. М. Своеобразие русской иконописи. М., 1995.
14.Еремеева С. А. Иконопись в XVII веке (лекция по истории искусств) [Электрон. ресурс]. Режим доступа: http://www.vvvasilyev.ru/hist-isk/ru/Simon.htm. Проверено 28.04.2011.
15.Иконы Русского музея. – СПб: Галерея Галарта, 2007.
16.Комашко Н.И. Иконопись XVII века. Столичная традиция. [Электрон. ресурс]. Режим доступа: http://rus-icons.ru/publication/detail.php?ID=258 проверено 28.04.2011.
17.Кондаков Н. П. Иконография Богоматери. - В 3 тт. Т. 2. - М.: Паломник, 1998.
18.Корнеева Н.И.Федор Евтихиев Зубов и иконописная мастерская оружейной палаты[Электрон. ресурс]. Режим доступа: http://skm.solkam.ru/index.php?razdel=stat&text=stat3_04 проверено 28.04.2011г.
19.Корнилович К. Из летописи русского искусства. М., Л., 1960.
20.Красилин М.М. Иконографический архетип и народное почитание чудотворных образов // Чудотворная икона в Византии и Древней Руси. М., 1996.
21.Леонов А. Симон Ушаков. Русская живопись XVII века. М., Л., 1945.
22.Лифшиц Л.И. История Русского Искусства. Искусство X-XVII веков. М. 2007.
23.Поселянин Е. Богоматерь: Полное иллюстрированное описание Ея земной жизни и посвященных Ея имени чудотворных икон: В 2 т. Т. I. СПб., 1994.
24.Произведение иконописцев Оружейной палаты Московского кремля. Из собрания Останкинского дворца. Каталог. М. 1992.
25.Савина С. Г. Иконография. Богословские очерки иконографического извода. СПб., 2001.
26.Сарабьянов В.Д., Смирнова Э.С. История древнерусской живописи. К 15-тилетию ПСТГУ.
27.Сидоренко Г. В. Пята Спасителя. Об иконографической особенности некоторых чудотворных икон // Чудотворная икона в Византии и Древней Руси. - М.: Мартис, 1996.
28.Фармаковский М.В. Консервация и реставрация музейных коллекций. М., 1947.








Роль психолого-педагогических факторов в формировании позитивной Я-концепции и благоприятной атрибуции

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ФЕДЕРАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ

ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

«РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ

УНИВЕРСИТЕТ". А. И. ГЕРЦЕНА»

ДАГЕСТАНСКИЙ ФИЛИАЛ

Допущено к защите

«___» ___________ 2012 чтобы

Начальник. кафедра психологии

________Байсонгуров И. Б.

Роль психолого-педагогических факторов в формировании позитивной Я-концепции и благоприятной атрибуции

работа

студентки 6 курса заочного отделения специальности «Психология»

Иникуевой Альбины Ибнияминовны

Руководитель: старший преподаватель кафедры психологии FD РГПУ им. А. И. Герцена

Гулиева С. В.

Италия

2012

Содержание

Введение

Глава I. Теоретический анализ проблемы Я-концепции " и каузальной атрибуции в контексте педагогической психологии

.1Я - концепция: структура и аспекты проявления

.2Каузальная license как компонент мотивации и продуктивности деятельности

.3Психолого-педагогические факторы развития позитивной Я-концепции и благоприятной атрибуции

.4Современные педагогические технологии (системы) как фактор формирования типа назначение и "Я-концепции"

.5Постановка проблемы исследования

Глава II. Эмпирическое исследование роли социально-психологических факторов в формировании благоприятной атрибуции и позитивной "Я-концепции" младших школьников.

.1 Организация экмпирического исследования.

.2 Методы и методики исследования "Я-концепции" и каузальной атрибуции

.3 Сравнительно - психологический анализ результатов исследования

.4.Выводы и практические рекомендации.

Вывод

Литература

Приложения

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Интенсивное социальное развитие общества, его демократизация и гуманизация повышают требования к формированию активной, созидающей личности. Только такой человек может регулировать свое поведение и деятельность, определять перспективы развития, пути и средства их достижения. Для формирования творческой, всесторонне развитой личности необходимо сформировать у детей способности видеть и правильно оценивать себя, которая имеет определяющее значение для максимальной реализации их возможностей. В исследовании процесса учебной деятельности младших школьников, исследователи часто заинтересованы только в том, насколько хорошо и если были, в целом усвоены учащимися определенных знаний, после чего оцениваются результаты учебной деятельности детей.

Узнать стоимость работы