Особенности выражения категории вежливости во французском и русском языках

  • 59 страниц
  • 55 источников
  • Добавлена 18.11.2013
3 000 руб.
  • Содержание
  • Часть работы
  • Список литературы
  • Вопросы/Ответы
Содержание

Введение 3
Глава 1. Тактика вежливого поведения с точки зрения лингвистики 6
1.1. Характеристика понятий «речевой этикет», «речевой стереотип», «категория вежливости» 6
1.2. Особенности выражения категории вежливости в различных типах выделяемых в прагматике речевых актов 14
1.3. Роль категории адресованности в достижении успешной и бесконфликтной коммуникации 24
1.4. Специфика выражения категории вежливости во французской языковой картине мира 27
1.5. Особенности выражения категории вежливости в русской языковой картине мира 33
Выводы по главе 1 38
Глава 2. Сравнительный анализ тактики вежливого поведения, используемой во французском и русском языках 41
2.1. Характеристика выражения категории вежливости в интеррогативных речевых актах 41
2.2. Особенности выражения категории вежливости в директивных речевых актах 43
2.3. Специфика выражения категории вежливости в экспрессивных речевых актах 52
Выводы по главе 2 57
Заключение 59
Список использованной литературы 62
Использованные словари 66

Фрагмент для ознакомления

) — Если вы будете настолько любезны, что взглянете на все это доброжелательно, то вы сможете, вероятно, сократить некоторые повторения ...
... puisque vous allez en Avignon, vous pourriez en même temps y porter des cartes d'alimentation en blanc: si les gars vont prendre le maquis, elles leur seront utiles. (E. Triolet, Les Amants d'Avignon.) — ... раз уж вы едете в Авиньон, не могли бы вы захватить с собой бланки продовольственных карточек. Если ребята уйдут к партизанам, они им понадобятся.
Добавление в русском языке в просьбу отрицательной частитцы «не «позволяет сделать просьбу и более вежливой, и более убедительной.
T'as un peu de fion, toi, je lui ai fait remarquer ... Je suis justement d'humeur aimable ce soir ... Je vais peut-être te faire une fleur, t'accorder le sursis, si tu réponds bien, si je vois que tu as pas le tête dure. (A. Simonin, Touchez pas au grisbi.) — - Ты малый не промах, - сказал я ему. Сегодня я как раз настроен благодушно и возможно сделаю тебе одолжение, отпущу на поруки, если ты выложишь начистоту все, о чем я тебя спрошу.
Использование идиомы faire une fleur à qn (= проявить благосклонность, дружелюбие; делать кому-либо приятное, подарок, одолжение; оказать услугу) во многом позволяет добиться большей эффективности внушения, стимуляции собеседника к оказанию незамедлительной помощи (подробно рассказать о том, что спрашивается; ж\дать точные и подробные ответы на вопросы).
Toi, Mignon, tu vas me faire le plaisir de rester ici, côté cour; et vous, Fauchery, je vous flanque à la porte du théâtre, si vous quittez le côté jardin ... (É. Zola, Nana.) — Ты, Миньон, сделай одолжение и оставайся здесь, справа от сцены, а вы, Фошри, если вы посмеете тронуться с вашего места - за кулисами слева, я вас вышвырну из театра ...
Выражение faire le plaisir (= предоставить удовольствие) следует рассматривать как еще одну этикетную формулу вежливости, связанную с пониманием вежливого поведения как стремления доставлять удовольствие собеседнику, нежелание беспокоить понапрсну или причинять неудобства.
По причине отсутствия сходного по своей структуре выражения в русском языке в межкультурной коммуникации данный стереотип желательно заменить стереотипом «сделай одолжение» или «будь так добра» или «будь так любезна».
... faites-moi l'amitié de me tenir pour incurable, et d'oublier mon mal. (C. Farrère, Quatorze histoires de soldats.) — ... сделайте такое одолжение: считайте меня неизлечимым и забудьте о моей болезни.
Французы рассматривают выполнение просьбы как выражение дружбы (amitié), а русские как бескорыстную помощь (одолжение).
Le comte (gaiement). ... Ah Suzette! ce droit charmant si tu venais en jaser sur la brune au jardin, je mettrais un tel prix à cette légère faveur ... (Beaumarchais, Le Mariage de Figaro.) — Граф (весело) . - ... Ах, Сюзетта, да это же чудное право! Если б ты в сумерках пришла в сад потолковать со мною о нем, то за это небольшое одолжение я бы так тебя отблагодарил ...
Понимание содействия как благосклонности, расположения, покровительства находит свое выражение в использовании французами лексемы faveur.
J'ai peur de m'endormir. De grâce, obtenez-moi la permission d'aller dîner à quarante sous dans quelque auberge obscure. (Stendhal, Le Rouge et le Noir.) — Я боюсь заснуть. Сделайте одолжение, пусть мне разрешат пойти пообедать в каком-нибудь дешевом кабачке.
Понимание чуткого отношения адресата к просьбе адресанта как расположения или милосердия находит свое выражение в использование речевого стеротипа de grâce! (=сделайте одолжение!, сделайте милость!; пожалуйста!).
Выражение вежливой просьбы во французском языке более вариативно, чем в русском.
Charlotte. - Monsieur, videz la querelle, s'il vous plaît.
Mathurine. - Mettez-nous d'accord, monsieur. (Molière, Dom Juan, ou le Festin de Pierre.)
— Шарлотта. - Пожалуйста, сударь, разрешите наш спор.
Матюрина. - Рассудите нас, сударь.
Du scotch, s'il vous plaît ... Eau gazeuse ou eau plate? (G. Simenon, Maigret et le fantôme.)
— Шотландское виски, пожалуйста, воды газированной или простой воды.
Использование стереотипа сходного по своей структуре «если вам это нравится \ понравится» в русском языке нарушило бы сложивиеся в русском языке правила и закономерности речевого этикета.
Mon cher, veux-tu me rendre l'argent de maman parce que je vais faire mes emplettes. (G. de Maupassant, Une vie.) — Дорогой, дай мне, пожалуйста, мамины деньги, я собираюсь идти за покупками.
Использование ты-адресации не нарушает вежливости, если это общение людей блтзких, любящих и понимающих друг друга.
Французский стереотип вежливости «veux-tu» (= не хочешь\ не желаешь ли ты…) обусловлен пониманием важности обоюдной оценки обозначенного в просьбе действия как желаемого илит желательного и с точки зрения адресата.
Tenez-moi, je vous prie, au courant de vos faits et gestes. (A. de Tocqueville, Correspondance avec Arthur de Gobineau.) — Держите, меня, пожалуйста, в курсе всего, что вы собираетесь предпринять.
La duchesse. - Ne m'interrompez pas, Monime, je vous en prie. J. Anouilh, Pièces noires.)
— Герцогиня. - Не прерывайте меня, пожалуйста, Монима.
Французский стереотип вежливости «je vous prie» (= я вас прошу) в русской языковой практике используется редко, а потому в межкультурной коммуникации его предпочтительно заменять лексемой «пожалуйста», использующейся чрезвычайно часто.
Сходным образом следует подбирать эквивалент и другим вариантам использования глагола vouloir (= хотеть, желать; иметь желание, намереваться) при выражении вежливой просьбы.
- Dix ans, - a répondu Gisèle, - est-ce que tu veux bien me prêter tes jumelles? Catherine lui a tendu l'instrument, et lui a expliqué comment on faisait la mise au point. (J. Freustié, Isabelle.) — - Мне десять лет, - ответила Жизель, - дай мне, пожалуйста, бинокль. - Катрин протянула ей бинокль и объяснила, как нужно наводить его.
Lucienne. - Voulez-vous bien vous lever ... Mon mari peut entrer; deux fois déjà il vous a surpris à mes genoux, comme ça! (G. Feydeau, Le Dindon.) — Люсьена. - Пожалуйста, встаньте ... Мой муж может войти; он уже дважды заставал вас вот так, на коленях передо мной.
Michel coupa court. - Veuillez prévenir l'ingénieur de ma visite. (J. Fréville, Plein vent.)
— Мишель прервал его. - Сообщите, пожалуйста, инженеру о моем приходе.
Калькирование речевого стереотипа Veuillez (захотите, пожелайте) сделало бы данный речевой акт странным с точки зрения сложившихся в русском языке норм выражения вежливости.
- Voulez-vous venir autre part? - Mais où? - N'importe où, dans une voiture, par exemple. Vous baisserez le store de votre côté, et vous serez bien à l'abri. (G. de Maupassant, Bel-Ami.)
— - Хотите, пойдем куда-нибудь отсюда? - Но куда? - Все равно, куда угодно. Например, возьмем фиакр. Вы опустите занавеску с вашей стороны и будете в полной безопасности.
Однако калькирование речевого стереотипа Voulez-vous (=(Вы) хотите, не хотите ли (вы)?) вполне допустимо и не нрушает русских традиций выражения вежливой просьбы.
Prends sur toi, Isabelle. Je t'en prie. On lit tout sur ton visage et il nous faudra maintenant tant de prudence! (H. Bazin, Qui j'ose aimer.)
— Умоляю тебя, Изабелла, сдерживайся. На твоем лице все можно прочитать, а нам теперь так нужно быть осторожными.
Выражение просьбы при помощи глагола prier (=просить, умолять) также допускает возможность калькирования.
Pourquoi faire partager à cette gosse ses mutilations, ses tourments, pourquoi lui coller sur le dos en plus ses problèmes. (P. Daix, Les Embarras de Paris.)
— Зачем навязывать этой девочке свои страдания и муки, зачем заставлять ее, кроме того, думать о своих проблемах.
Намек на отсутствие необходимости причинять беспокойство другому человеку вполне допустим при помощи риторического вопроса с использованием вопросительного слова Pourquoi (= зачем). В русском языке вполне возможно использовать в качестве альтернативы и утверждения «нет смысла \ бессмысленно…», лишенные свойственной ритрическому вопросу экспрессивности.
Michael rit, diplomate, puis demanda: - Vous n'en savez pas davantage?
- Sur William?
- Non. Sur la Française.
- Ma foi, non. J'en ai déjà vu. Celle-là, je ne l'ai pas interviewée. Tiens, qu'est-ce que je vous disais; sacré coureur de jupes. Courez-y et laissez tomber ce qui n'est pas pour vous. C'est un bon conseil. (R. Fallet, Comment fais-tu l'amour, Cerise?) —
Майкл дипломатично посмеялся, затем спросил: - А больше вы ничего не знаете?
- Об Уильяме?
- Нет. О француженке.
- Ей-Богу, нет. Уж всякого навидалась. У этой интервью не брала. Ну, что я вам говорила, ловелас несчастный. Не бегайте за тем, что не про вас. Это мой хороший совет.
Использование речевых стереотипов «C'est un bon conseil.» (Это мой хороший совет \ Вот мой добрый совет) во многом способствует большей эффективности убеждения адресата в необходимости выполнить совет, не упустить свой шанс.
Использованием во французской речевой картине мира стереотипа dis donc (dis donc [dites donc]) позволяет выразить адресанту свою симпатию по отношению к адресату, свое желание активно включить его в диалог.
Il s'exclama: "Dites donc, vous pourriez vous hâter ..." (M. Leblanc, L'île aux trente cercueils.) —"Послушайте-ка, вы могли бы и поторопиться!", - воскликнул он.
Pacarel: - Dites donc, chantez-nous donc quelque chose? Dufausset: - Moi? vous n'y pensez pas! (G. Feydeau, Chat en poche.) — Пакарель: - Постойте, спойте-ка нам что-нибудь. Дюфоссе: - Мне, петь? Да что вы!
- Dites donc, Favier, murmura Hutin, regardez le patron, là-haut ... Il n'a pas l'air à la noce. (É. Zola, Au Bonheur des dames.) — - Послушайте, Фавье, - прошептал Ютен, - взгляните-ка на хозяина, вон он наверху ... Вид у него совсем невеселый.
Dites donc, dit celle-ci, vous lui avez fait manger du lion au pédicure. Il a convoqué lui-même tous les locataires de la maison. (J. Laffitte, Les Hirondelles de printemps.) — - Ну вы здорово сумели раззадорить нашего мозолиста, - сказала ей консьержка. - Он сам собрал всех жильцов дома.
- Dites donc, cria Nana à Lucy qui se penchait dans la voiture voisine, avez-vous vu Fauchery, ma chère? (É. Zola, Nana.) — - Послушайте, душечка, - крикнула Нана, обращаясь к перегнувшейся всем корпусом в соседней коляске Люси, - вы видели Фошри, дорогая?
Dites donc, si vous vous faites foutre en prison, j'irai vous porter des cigares et du bourgogne. Et vous savez, je ne vous dis que ça. (J. Vallès, L'Insurgé.) — Послушайте, если вы угодите в тюрьму, я принесу вам сигар и бургундского. Будьте уверены.
Un colosse arriva en roulant les épaules. - Dites donc, les gars, faudrait un peu appuyer sur les pédales et pas user le soleil. (P. de Bailly, Scandale pour un Goncourt.) — Появился долговязый парень, который, поводя плечами, сказал: - Послушайте, ребята, надо бы поднажать и не тянуть резину.
В русской языковой картине мира в сходной функции стимуляции адресата к расширению коммуникации используются речевые стереотипы «Послушайте» и «Постойте». Добавление к ним частицы –ка в значительной мере способствует возможности добиться большей экспрессивности данных директивных речевых актов.

2.3. Специфика выражения категории вежливости в экспрессивных речевых актах


Отсутствие обращения в экспрессивных речевых актах, связанных с выражением приветствия и прощания следует рассматривать как нарушение речевого ретикета, проявление пренебрежения.
Bonjour, monsieur Sylvestre Bonnard. Où donc alliez-vous, battant la campagne de votre pied léger, tandis que je vous attendais devant la gare avec mon cabriolet? Vous m'aviez échappé à la sortie du train et je rentrais bredouille à Lusance. (A. France, Le Crime de Sylvestre Bonnard.)
— Здравствуйте, господин Сильвестр Боннар. Куда же вы направляли свои легкие стопы в то время, когда я ждала вас у вокзала в своем экипаже? Вы ускользнули от меня, выйдя из вагона, и мне пришлось возвращаться в Люзанс несолоно хлебавши.
Естественно, официальная обстановка общения требует от участников использования вы-адресации как неотъемлемой части выражения принципа вежливости, связанного с уважением к партнеру и неправомерностью приватного или фамильярного характера коммуникации.
Экспрессивные речевые акты, связанные с выражением благодарности, обязывают участников общения быть максимально любезными и внимательными к своим собеседникам.
Лексемы «Merci» и «Спасибо» являются самыми распространенными. К ним достаточно часто добавляется обращение и конкретизация того, что подталкивает адресанта к выражению своей благодарности.

Merci. J'irai chez Richardley. Vous êtes un grand, un vrai, un chic type. (R. Martin du Gard, Les Thibault.)
— - Спасибо, я пойду к Ричардли. Вы отличный, замечательный, превосходный малый.
Merci de tes conseils, ma chère Caro, mais, Dieu merci, je les crois inutiles. Il y a cependant dans ta lettre ... deux ou frois expressions qui me mettent la puce à l'oreille. (G. Flaubert, Lettres à sa nièce Caroline.)
— Спасибо за советы, моя дорогая Каро, но, слава Богу, они, по-моему, ни к чему. Однако в твоем письме есть ... несколько выражений, которые меня тревожат.
- Monsieur le curé, merci, c'est chic de votre part ... Mais vaut mieux que je file maintenant ...
- Si vous sortiez maintenant, ils vous mettraient la main dessus, mon fils. (L. Aragon, Servitude et grandeur des Français.) — - Благодарю вас, господин кюре. Здорово вы поступили ... Но теперь мне нужно, пожалуй, удирать.
- Если вы выйдете сейчас, они схватят вас, сын мой.
Официальный характер общения достаточно часто подталкивает к выражению и в благодарности вы-адресации: «Спасибо вам» или «Благодарю вас» как эквивалента «merci». В данном случае выражение благодарности дополняется также комплиментом: c'est chic de votre part - Здорово вы поступили.
- Quel homme charmant que votre mari, il a de l'esprit comme quatre, déclara Forcheville à Mme Cottard. Merci, madame. Un vieux troupier comme moi ça ne refuse jamais la goutte. (M. Proust, Un amour de Swann.) — - Какой прелестный человек ваш муж, по части остроумия хоть кого за пояс заткнет, - сказал г-же Котар Форшвиль. - Благодарю вас, мадам. Такой старый солдат, как я, всегда рад приложиться к рюмочке.
Ma foi, non, merci ... dit la Cibot, je renonce à tout! J'aurais fait un ingrat ... Je ne veux que mon dû! J'ai trente ans de probité, monsieur. (H. de Balzac, Le Cousin Pons.) — - Нет, покорно благодарю ... - сказала тетка Сибо, - не надо мне никакого наследства. Никто мне спасибо не скажет за мою доброту ... Я прошу только то, что мне полагается. Я, сударь, честно прожила тридцать лет.
Добавление наречия «покорно» в русском речевом акте благодарности во многом связано с выражением категории интенсивности, выраженного во французском эквиваленте при помощи модальной идиомы ma foi! ((par, sur) ma foi!) (=право (же)!, признаться!, честное слово!, клянусь честью!).
Использование стереотипа je vous remercie помогает придать коммуникации более официальный оттенок. С этой же целью вместо стереотипа «спасибо» в рускком эквиваленте используется «Благодарю вас».
- Je vous remercie et je vous comprends maintenant ... vous avez une belle âme! dit la duchesse, faisant effort sur elle-même; elle eut à peine la force de prononcer ce peu de mots. (Stendhal, La Chartreuse de Parme.) — - Я вас благодарю и я вас понимаю теперь ... у вас благородная душа! - сказала герцогиня, превозмогая себя; у нее едва хватило сил сказать эти несколько слов.
Suzy. - Bonjour, mon cher Topaze. Comment allez-vous? Topaze. - Aussi bien qu'il m'est possible, et je vous remercie de l'intérêt que vous voulez bien me porter. (M. Pagnol, Topaze.)
— Сюзи. - Здравствуйте, милейший Топаз, как поживаете? Топаз. - Спасибо, помаленьку. Очень вам признателен за вашу заботу.
Il dit, en souriant: - Merci, vous êtes un ange ... un ange gardien. (G. de Maupassant, Bel-Ami.) — Он произнес, улыбаясь: - Благодарю, вы просто ангел ... ангел-хранитель.
- Je vous remercie, dit-elle [...]
- c'est bien le moins, dit le porteur. Allons, bon voyage. (S. Téry, La Porte du bonheur.)
— - Благодарю вас, - сказала она.
- И на том спасибо, ответил носильщик. - Счастливо вам доехать.
Стереотип благодарности c'est bien le moins является более экспрессивным, поскольку лексема le moins является литотой.
- Allez passer votre fureur de l'autre côté de la Seine ... m'entendez-vous? - Vous êtes trop bon. Je vous baise les mains. - Non; suivez l'avis que Je vous donne. Foi de gentilhomme. Vous vous en trouveriez bien. (P. Mérimée, Chronique du règne de Charles IX.) — - Перенесите вашу страсть на тот берег Сены ... Вы меня понимаете? - Вы слишком добры. Покорнейше благодарю за совет. - Нет, право, последуйте моему совету. Честное слово дворянина, это вам будет на пользу.
В качестве альтернативы выражения благодарности используются также эпитеты положительной оценки (trop bon - слишком добры; trop attentif - слишком внимательны и т.п. ), служащие средством характеризации местоимения «vous» \ «вы».
Ироническое выражение благодарности, обусловленное осознанием неправомерности поведения окружающих, выражением укора находит свое выражение при помощи речевых стереотипов «Bonsoir» и «on aura tout vu!» - «Благодарю покорно» и «ну, уж это слишком! \ ну, знаешь! \ только этого не хватает \ дальше ехать некуда \ дожили!».
Bonsoir, soupira-t-il, si mon père me refuse un verre de vin, on aura tout vu. (B. Clavel, Les Fruits de l'hiver.) — - Благодарю покорно! Если уж отец отказывает мне в стакане вина, значит дожили! - вздохнул он.

Экспрессивный речевой акт похвалы, комплимент, представлен во французском и русском общении достаточно вариативно.
- Allons ... allons ... ma toute belle, fit le policier un peu railleur ... quelle chose vous effraie à ce point?.. Vous en avez vu bien d'autres, que diable ... (Goron, Les Antres de Paris.)
— - Ну, ну, красотка, - с усмешкой сказал полицейский ... - чего пугаться?.. Небось видала виды!..
Tu sais où elle va? demanda-t-il. Je te le donne en mille. À un cours en Sorbonne. C'est un phénomène. (J.-P. Sartre, Les chemins de la liberté.)
— Ты знаешь, куда она ходила? - спросил он. - Ни за что не угадаешь. На курсы в Сорбонну. Она необыкновенная девушка.
В любом случае в речевом акте комплимента выражение позитивной оценки обязательно.
Экспрессивный речевой акт извинения во многих случаях обязывает участников к использованию обращения, желательно с выражением положительной оценки и уважения.
Caroline. - Excusez-moi, mon cher Jérôme, pour cette visite inattendue. Je rentre à la maison. Je vais tâcher de retrouver l'endroit où il devait prêter son concours ... j'essaierai de télephoner. Cet homme m'a mis martel en tête ... Au revoir, Jérôme ... (M. Duran, José.)
— Каролина. - Извините меня, дорогой Жером, за внезапный приход. Пойду домой. Попытаюсь разузнать, где он выступает ... буду звонить повсюду. Этот человек сведет меня с ума ... До свиданья, Жером.
- Pourquoi avez-vous menti?
- Mais ... monsieur ... monsieur le commissaire ... Excusez-moi! Ah! Moi, j'ai les jambes coupées! (A. Lanoux, À quoi jouent les enfants du bourreau.)
— - Зачем вы мне солгали?
- О ... господин комиссар ... господин комиссар ... Простите меня! У меня просто опускаются руки!
Добавление речевых стереотипов «j'ai les jambes coupées» и «У меня просто опускаются руки» в последнем случае помогает усилить выражение осознания адресантом собственной вины.
Выводы по главе 2


Таким образом, мы видим, что выражение категории во французском и русском языках имеет свои особенности, связанные с культурно-историческими традициями и характером коммуникации в формальной и неформальной обстановке
В межкультурной коммуникации возникают сложности при передаче высказываний, в которых находят свое отражение принципы вежливости, имеющие свои специфические формы выражения в каждом языке и культуре.
Так, например, при подборе речевых стереотипов, например, важно учитывать прагматику речевого акта и находить сходный способ выражения вежливого вопроса, просьбы, предложения, благодарности, приветствия, комплимента и т.д.
Кроме того, очевидную трудность вызывает и использование личных местоимений второго лица и форм глагола, соотносящихся с этими местоимениями, хотя в большинстве случаев в обоих случаях используется или ты-адресация (при общении между близкими людьми) или вы-адресация (как средство выражения уважения к приватным интерсам собеседника).
Мы убедились, что при переводе стереотипов, как и при переводе фразеологии, возникает необходимость в нахождении сходного по значению стереотипа уместного в данной речевой ситуации.
При этом чрезвычайно важна прагматика речевой ситуации, экстралингвистический контекст, помогающий осознать искренность или неискренность данного утверждения, особенности обстановки общения, обязывающие к использованию более этикетных, формальных или более фамильярных речевых стереотипов.
Прием калькирования при подборе французским речевым стереотипам вежливости русских соответствий во многих случаях не адекватен по причине различия в лексическом составе речевых стереотипов, использующихся для выражения той или иной прагматической цели.
Во многих случаях возникает необходимость в подборе достаточно идиоматичного и эксперссивного средства.

Заключение

Отношения между языком и культурой могут рассматриваться как отношения части и целого. Язык может быть воспринят как компонент культуры и как орудие культуры. Однако язык в то же время автономен по отношению к культуре в целом, и он может рассматриваться в качестве независимой, автономной семиотической системы. Поскольку каждый носитель языка одновременно является и носителем культуры, то языковые знаки приобретают способность выполнять функцию знаков культуры и тем самым служат средством представления основных установок культуры. Именно поэтому язык способен отображать культурно-национальную ментальность его носителей.
Категория вежливости предполагает наличие определенных правил и конвенций, при помощи которых осуществляется регуляция и контроль над речевой деятельностью, причем эти правила и конвенции, имеющие социальный контекст и закрепленные в данной культуре и языке на определенном этапе, понятны всем и не приводят к значительным расхождениям в интерпретации.
Любой индивид, вступающий в коммуникативный акт и на французском, и на русском языках; ожидает от собеседника адекватного по отношению к себе коммуникативного поведения, которое является частью единой социальной системы, включающей права и обязанности ее членов. Всякое коммуникативное общение подразумевает соблюдение речевых конвенций. Отказ от соблюдения социальных правил в речевых конвенциях свидетельствует о том, что адресант имеет не столько коммуникативные цели для передачи информации адресату, сколько использует ситуацию коммуникативного контакта в особых прагматических целях; определяемых коммуникативной целью сообщения.
Напрямую связанные с выражением категории вежливости те или иные формулы приветствия, извинения, благодарности зависят от социального контекста. Так, например, в официальной обстановке ты-адресация и неформальные (разговорные) формулы речевого поведения будут неуместными, в то же время в неформальной обстановке неуместным окажется вы-адресации, следование нормам речевого этикета, которое будет интерпретировано как знак отсутствия симпатии или подчеркивания разницы в социальном положении между участниками коммуникации.
Один и тот же человек, находясь в разных ситуациях общения, обязательно ориентируется в обстановке, «прочитывает» ритуал правильно, ориентируется в обстановке, «прочитывает» речь, именно то, что наиболее уместно, приемлемо в данном случае; проявляя иногда социальную тональность, иногда - фамильярную. И в поведении, и в речи каждый остается неповторимой индивидуальностью, но в то же время каждый находится в рамках социальных отношений с окружающими, рамках социальных ролей, предписаний, обязательств. Речевые стереотипы выражения просьбы, благоларности, извинения и многие другие формы выражения вежливости являются и для носителей французского языка. и для носителей русскоого языка знаками социальной среды, или социальной группы, или узкого круга - и при том всегда несут важную информацию: свой - чужой (не принадлежности к среде, кругу), вышестоящий - нижестоящий, далекий - близкий, знакомый - незнакомый, желанный - нежеланный и т.д.
Нормы выражения вежливости и состав использующихся лексических единиц, а также синтаксис в значительной мере в русском и французском языках отличаются, при этом следует обратить внимание на большую вариативность выражения вежливости, характерную для французской лингвокультуры.
Так, например, заметна разница в использовании обращений, которые в русском языке могут не зависеть от возраста, семейного и социального статуса адресата, в то время как во французском языке данные особенности при выборе формы обращения учитываются.
Закономерности подбора соответствий речевым стереотипам вежливости в межкультурной коммуникации носителей французской и русской лингвокультур определяются различными системно-языковыми структурно-семантическими и стилистическими факторами, при достаточном знании которых и учете ситуативного контекста полноценная замена стереотипа, использующегося в тех или иных речевых ситуациях, с той или иной целью в большинстве случаев вполне осуществима и не влечет за собой опасности коммуникативной неудачи.

Список использованной литературы

Арутюнова Н.Д. Оценка в механизмах жизни и языка // Арутюнова Н.Д. Язык и мир человека. - М.: Языки русской культуры, 1999. - С. 130-274.
Балли Ш. Французская стилистика. - М.: Изд-во иностр. лит-ры, 1961. - 394 с.
Беляева Е.И. Грамматика и прагматика побуждения: английский язык. Воронеж: ВГУ, 1992. – 168с.
Богданов В.В. Речевое общение: Прагматические и семантические аспекты. - Л.: ЛГУ, 1990. – 88с.
Болотнова Н.С. Эмотивные реакции в структуре ассоциативного поля художественного текста (по данным экспериментов) // Стереотипность и творчество в тексте. – Пермь, 2002. – С. 255 – 261.
Вежбицка А. Речевые акты: Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 16. М.: Прогресс, 1985. – С. 7-21.
Вольф Е.М. Функциональная семантика оценки. – М.: УРCC, 2002. – 198с.
Гак В.Г. Беседы о французском слове. - М., 1966. – 243с.
Гак В.Г. Введение во французскую филологию. – М.: Просвещение, 1986. - 182 с.
Гак В.Г. Русский язык в сопоставлении с французским. - М.: Высшая школа, 2008. – 288с.
Гак В.Г. Сопоставительная лексикология. - М.: Международные отношения, 1977. – 264с.
Гайсина Р.М. Средства речевого контакта в современном русском языке. - Саратов: СГУ, 1967. – 22с.
Гольдин В.Е. Речь и этикет. - М.: Просвещение, 1983. – 109с.
Гончарова Е.А., Шишкина И.П. Интерпретация текста. - М.: Высшая Школа, 2005. – 368с.
Ильин И. П. Проблема речевой коммуникации в современном романе. // Проблемы эффективности речевой коммуникации. - М., 1989. - С. 187-208.
Колесов В.В. Жизнь происходит от слова… — СПб.: Златоуст, 1999. – 243с.
Кручинина И.Н. Междометия // Лингвистический энциклопедический словарь. – М.: Советская энциклопедия, 2002.– С. 290-291.
Кузьменкова Ю.Б. От традиций культуры к нормам речевого поведения британцев, американцев и россиян. — М.: ГУ ВШЭ, 2004. – 316с.
Ладыгин Ю.А. Актуализация личностных смыслов автора в системе коннотативных значений французского прозаического художественного текста/Автореф.дисс. докт. филол. н. Иркутск, 2000. – 37c.
Лотман Ю. М. Семиосфера. СПб.: Искусство, 2000. – 467с.
Назарян А. Г. Фразеология современного французского языка. - М.: Высшая школа, 1987. – 288с.
Назарян А. Г. Идиоматические выражения французского языка. - М.: Просвещение, 1978.
Назарян А. Г. История развития французской фразеологии. - М.: Высшая школа, 1981. – 189с.
Никитин М.В. Об отражении картины мира в языке. // Слово, предложение и текст как интерпретирующие системы. - СПб, 1999. - С. 9-13.
Нистратова С.Л. Коммуникативная направленность и стилистическая дифференциация синтаксических средств выражения адресованности речи в письменной и устной сферах коммуникации на научные темы. Автореф. дисс. на с. уч. ст. канд. фил. н. М., 1985. – 18с.
Остин Дж. Л. Слово как действие// Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 17. - М., 1986. - С.22-140.
Постовалова В.И. Язык как деятельность// Новое в зарубежной лингвистике. Вып. XVII: Теория речевых актов. - М.: Прогресс, 1986. – С. 30-37.
Ратмайр Р. Прагматика извинения: Сравнительное исследование на материале русского языка и русской культуры. - М.: Языки славянской культуры, 2003. – 272с.
Ромашова И.П. Экспрессивность как семантико-прагматическая категория высказывания. Автореф. на соиск. зв. канд. фил.н. - Барнаул, 2001. – 18с.
Садохин А.П., Грушевицкая Т.Г. Культурология: теория культуры. - М.: ЮНИТИ, 2004. – 365с.
Серль Дж. Р. Классификация иллокутивных актов: Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 17. - М.: Прогресс, 1986. С. 170 - 195.
Тер-Минасова С. Г. Язык и межкультурная коммуникация. — М.: Слово/Slovo, 2000. – 264с.
Третьякова Т.П. Английские речевые стереотипы. - СПб.: Изд-во С.-Петербург. ун-та, 1995. – 289с.
Филиппов К.А. Лингвистика текста. - СПб.: СПбГУ, 2003. – 336с.
Формановская Н.И. Речевой этикет и культура общения. М.: Просвещение, 1989. – 215с.
Формановская Н.И. Русский речевой этикет: лингвистический и методический аспекты. - М.: Флинта, 1987. – 156с.
Цурикова Л.В. Вопрос и прагматический диапазон вопросительных предложений/ Автореф. дисс. на с. уч. ст. канд. фил. н. - Воронеж, 1992. – 18с.
Чаплыгина И.Д. Средства адресованности: Ты-категория в современном русском языке. - М.: МПУ, 2001. – 270с.
Шишкина Т.А. Косвенное высказывание в теории речевой деятельности. - М., 1983. - 234 с.
Шишкина И.П. Репрезентация языковой картины; мира, в именах собственных антропонимах// Проблемы лингвистики и лингводидактики в неязыковом вузе. - СПб.: Военно-медицинская академия, 2000. - С. 10 - 14
Щур Г.С. Словарное представление русских частиц, их классы и функционирование/ Автореф. дисс. на с. уч. ст. канд. фил. н. - М., 1999. – 18с.
Янченкова И.С. Адресованность в языковой игре / Автореф. дисс. на с. уч. ст. канд. фил. н. - М., 2006. – 18с.
Austin J.L. How to do things with words. - Harward, 1983. – 345р.
Barthes R. Introduction a 1'analyse structurale des recits. //Communications. P. 1966. No 8. - P. 1-27.
Вarthes R. Systeme de la mode. P., 1967. – 287р.
Beaugrande R.-A. de, Dressier W. Introduction to text linguistics. L.; N.Y., 1981. – 274р.
Kristeva J. Le langage, cet inconnu, le Seuil, coll. Point, 1981. - 334 p.
Leech G. Principles of politeness. - L., 1982. – 198р.
Lewis C.J. The Modes of Meaning // Semantics and the Philosophy of Language / Ed. by L. Linsky. - Urbana: The University of Illinois Press, 1952. - P. 50-63.
Moignet G. Systématique de la langue française, Klincksieck, Paris, 1981. - 346 p.
Picoche J. Précis de lexicologie française, Nathan Université, Paris, 1992. - 192 p.
Searle J.R. Intentionality: An Essay in the Philosophy of Mind. - Cambridge, 1983. – 345р.

Использованные словари
Гак В.Г. Новый большой французско-русский фразеологический словарь. – М.: Русский язык-Медиа, 2005.
Гак В.Г., Ганшина К.А. Новый французско-русский словарь. – М.: Русский язык-Медиа, 2004.
Ефремова Т.Ф. Большой современный толковый словарь русского языка. – М.: АСТ, Астрель, 2006.












2

Список использованной литературы

1. Арутюнова Н.Д. Оценка в механизмах жизни и языка // Арутюнова Н.Д. Язык и мир человека. - М.: Языки русской культуры, 1999. - С. 130-274.
2. Балли Ш. Французская стилистика. - М.: Изд-во иностр. лит-ры, 1961. - 394 с.
3. Беляева Е.И. Грамматика и прагматика побуждения: английский язык. Воронеж: ВГУ, 1992. – 168с.
4. Богданов В.В. Речевое общение: Прагматические и семантические аспекты. - Л.: ЛГУ, 1990. – 88с.
5. Болотнова Н.С. Эмотивные реакции в структуре ассоциативного поля художественного текста (по данным экспериментов) // Стереотипность и творчество в тексте. – Пермь, 2002. – С. 255 – 261.
6. Вежбицка А. Речевые акты: Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 16. М.: Прогресс, 1985. – С. 7-21.
7. Вольф Е.М. Функциональная семантика оценки. – М.: УРCC, 2002. – 198с.
8. Гак В.Г. Беседы о французском слове. - М., 1966. – 243с.
9. Гак В.Г. Введение во французскую филологию. – М.: Просвещение, 1986. - 182 с.
10. Гак В.Г. Русский язык в сопоставлении с французским. - М.: Высшая школа, 2008. – 288с.
11. Гак В.Г. Сопоставительная лексикология. - М.: Международные отношения, 1977. – 264с.
12. Гайсина Р.М. Средства речевого контакта в современном русском языке. - Саратов: СГУ, 1967. – 22с.
13. Гольдин В.Е. Речь и этикет. - М.: Просвещение, 1983. – 109с.
14. Гончарова Е.А., Шишкина И.П. Интерпретация текста. - М.: Высшая Школа, 2005. – 368с.
15. Ильин И. П. Проблема речевой коммуникации в современном романе. // Проблемы эффективности речевой коммуникации. - М., 1989. - С. 187-208.
16. Колесов В.В. Жизнь происходит от слова… — СПб.: Златоуст, 1999. – 243с.
17. Кручинина И.Н. Междометия // Лингвистический энциклопедический словарь. – М.: Советская энциклопедия, 2002.– С. 290-291.
18. Кузьменкова Ю.Б. От традиций культуры к нормам речевого поведения британцев, американцев и россиян. — М.: ГУ ВШЭ, 2004. – 316с.
19. Ладыгин Ю.А. Актуализация личностных смыслов автора в системе коннотативных значений французского прозаического художественного текста/Автореф.дисс. докт. филол. н. Иркутск, 2000. – 37c.
20. Лотман Ю. М. Семиосфера. СПб.: Искусство, 2000. – 467с.
21. Назарян А. Г. Фразеология современного французского языка. - М.: Высшая школа, 1987. – 288с.
22. Назарян А. Г. Идиоматические выражения французского языка. - М.: Просвещение, 1978.
23. Назарян А. Г. История развития французской фразеологии. - М.: Высшая школа, 1981. – 189с.
24. Никитин М.В. Об отражении картины мира в языке. // Слово, предложение и текст как интерпретирующие системы. - СПб, 1999. - С. 9-13.
25. Нистратова С.Л. Коммуникативная направленность и стилистическая дифференциация синтаксических средств выражения адресованности речи в письменной и устной сферах коммуникации на научные темы. Автореф. дисс. на с. уч. ст. канд. фил. н. М., 1985. – 18с.
26. Остин Дж. Л. Слово как действие// Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 17. - М., 1986. - С.22-140.
27. Постовалова В.И. Язык как деятельность// Новое в зарубежной лингвистике. Вып. XVII: Теория речевых актов. - М.: Прогресс, 1986. – С. 30-37.
28. Ратмайр Р. Прагматика извинения: Сравнительное исследование на материале русского языка и русской культуры. - М.: Языки славянской культуры, 2003. – 272с.
29. Ромашова И.П. Экспрессивность как семантико-прагматическая категория высказывания. Автореф. на соиск. зв. канд. фил.н. - Барнаул, 2001. – 18с.
30. Садохин А.П., Грушевицкая Т.Г. Культурология: теория культуры. - М.: ЮНИТИ, 2004. – 365с.
31. Серль Дж. Р. Классификация иллокутивных актов: Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 17. - М.: Прогресс, 1986. С. 170 - 195.
32. Тер-Минасова С. Г. Язык и межкультурная коммуникация. — М.: Слово/Slovo, 2000. – 264с.
33. Третьякова Т.П. Английские речевые стереотипы. - СПб.: Изд-во С.-Петербург. ун-та, 1995. – 289с.
34. Филиппов К.А. Лингвистика текста. - СПб.: СПбГУ, 2003. – 336с.
35. Формановская Н.И. Речевой этикет и культура общения. М.: Просвещение, 1989. – 215с.
36. Формановская Н.И. Русский речевой этикет: лингвистический и методический аспекты. - М.: Флинта, 1987. – 156с.
37. Цурикова Л.В. Вопрос и прагматический диапазон вопросительных предложений/ Автореф. дисс. на с. уч. ст. канд. фил. н. - Воронеж, 1992. – 18с.
38. Чаплыгина И.Д. Средства адресованности: Ты-категория в современном русском языке. - М.: МПУ, 2001. – 270с.
39. Шишкина Т.А. Косвенное высказывание в теории речевой деятельности. - М., 1983. - 234 с.
40. Шишкина И.П. Репрезентация языковой картины; мира, в именах собственных антропонимах// Проблемы лингвистики и лингводидактики в неязыковом вузе. - СПб.: Военно-медицинская академия, 2000. - С. 10 - 14
41. Щур Г.С. Словарное представление русских частиц, их классы и функционирование/ Автореф. дисс. на с. уч. ст. канд. фил. н. - М., 1999. – 18с.
42. Янченкова И.С. Адресованность в языковой игре / Автореф. дисс. на с. уч. ст. канд. фил. н. - М., 2006. – 18с.
43. Austin J.L. How to do things with words. - Harward, 1983. – 345р.
44. Barthes R. Introduction a 1'analyse structurale des recits. //Communications. P. 1966. No 8. - P. 1-27.
45. Вarthes R. Systeme de la mode. P., 1967. – 287р.
46. Beaugrande R.-A. de, Dressier W. Introduction to text linguistics. L.; N.Y., 1981. – 274р.
47. Kristeva J. Le langage, cet inconnu, le Seuil, coll. Point, 1981. - 334 p.
48. Leech G. Principles of politeness. - L., 1982. – 198р.
49. Lewis C.J. The Modes of Meaning // Semantics and the Philosophy of Language / Ed. by L. Linsky. - Urbana: The University of Illinois Press, 1952. - P. 50-63.
50. Moignet G. Systématique de la langue française, Klincksieck, Paris, 1981. - 346 p.
51. Picoche J. Précis de lexicologie française, Nathan Université, Paris, 1992. - 192 p.
52. Searle J.R. Intentionality: An Essay in the Philosophy of Mind. - Cambridge, 1983. – 345р.

Использованные словари
53. Гак В.Г. Новый большой французско-русский фразеологический словарь. – М.: Русский язык-Медиа, 2005.
54. Гак В.Г., Ганшина К.А. Новый французско-русский словарь. – М.: Русский язык-Медиа, 2004.
55. Ефремова Т.Ф. Большой современный толковый словарь русского языка. – М.: АСТ, Астрель, 2006.

Языковые средства выражения категории вежливости в современных немецком и русском языках

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I. КАТЕГОРИЯ ВЕЖЛИВОСТИ В ТЕОРИИ АКТОВ РЕЧИ

.1 Вежливость как объект прагмалингвистики в теории актов речи

.2 Вежливость как компонент лингвистической компетенции переводчика

ВЫВОДЫ ПО ПЕРВОЙ ГЛАВЕ

ГЛАВА 2. ОСНОВНЫЕ РЕЧЕВЫЕ АКТЫ в КАТЕГОРИЮ ВЕЖЛИВОСТИ

.1 Речевой акт «Пожалуйста»

.2 Речевой акт «Благодарность»

.3 Речевой акт «Вежливый отказ»

.4 Речевой акт «Извините»

ВЫВОДЫ ПО ВТОРОЙ ГЛАВЕ

ГЛАВА 3. ПЕРЕВОД ТЕКСТОВ

ГЛАВА 4. ПЕРЕВОДЧЕСКИЙ КОММЕНТАРИЙ

ВЫВОД

библиография

ПРИЛОЖЕНИЕ (Оригинал перевод текста

ВВЕДЕНИЕ

Вступая в общение, люди не только общаются, но и выражают различное отношение друг к другу. Во всех случаях проявления уважительного и доброжелательного отношения к партнеру по коммуникации связывают понятие «вежливость». Категория вежливости является непосредственным компонентом процесса повседневного общения людей на самых различных уровнях.

На современном этапе развития лингвистической науки ученые согласны, что вежливость является одной из основ межличностного общения и самым мощным регулятором поведения человека в обществе.

Актуальность работы определяется возрастающей ролью знаний вербальныйх и невербальные средства выражения категории вежливости в межкультурной коммуникации в связи с расширением международного сотрудничества.

Настоящая дипломная работа посвящена изучению языковых средств выражения категории вежливости в современных немецком и русском языках.

Основная цель работы состоит в изучении стереотипного набора языковых средств, используемых представителями немецкого и русского общества для реализации категории вежливости в конкретных актах речи, в процесс коммуникации.

В качестве объекта исследования языковых средств выражения категории вежливости, используемые участниками коммуникации для достижения коммуникативных целей в ситуациях повседневного общения, а именно, в процессе выражения спроса, извинения, вежливого отказа, благодарности.

Узнать стоимость работы