Переселенческая политика России во второй половине XIX века

  • 22 страницы
  • 11 источников
  • Добавлена 18.11.2013
400 руб.
  • Содержание
  • Часть работы
  • Список литературы
Оглавление
Введение 3
1. Причины и условия возникновения переселенческой политики 5
2. Государственная политика в области переселения во второй половине XIX века 7
Заключение 22
Литература 25
Фрагмент для ознакомления

Например, везли в товарных вагонах или в трюмахгрузовых барж. Далее всего по пути тарифных льгот пошла Уральская железная дорога. В1889 г. она снизила плату за проезд до 0,3 к. на версту с человека и до 11 к. с пуда клади завесь путь от Перми до Тюмени. Дорога протяженностью в 772 версты стала обходитьсявзрослому переселенцу вместо 11 р. в 2 р. 32 к., а провоз пуда багажа в 11 к. вместо 1 р. 93 к.На пароходах между Нижним Новгородом и Казанью со взрослого вместо 2 р. стали брать1,5 р., детей до 12 лет и багаж перевозить бесплатно. Эти скидки, по подсчетамзаведовавшего переселенческим делом в Тобольской губернии П.П. Архипова, ежегодноэкономили переселенцам до 200 тыс. р., в том числе только при следовании по Уральскойдороге до 60 тыс.11 Вместе с тем не следует забывать, что купеческая благотворительность зачастуюявлялась лишь оборотной стороной коммерции и расходы, связанные с оказанием помощипереселенцам, с лихвой перекрывались прибылью, получаемой за счет причастности к ихтранспортировке. Не случайно, наиболее активными деятелями благотворительногообщества в Тюмени являлись судовладельцы. Возглавлявший комитет в ТюмениИ.И. Игнатов, действительно много сделавший для благоустройства переселенческогопункта, в качестве крупнейшего судовладельца нещадно грабил тех же переселенцев. Обэтом свидетельствует переписка чиновника особых поручений МВД Василькова,руководившего с 1884 г. переселенческим делом в Томской губернии12.До постройки Сибирской железной дороги в европейской России важную роль игралипереселенческие пункты, возникшие в Нижнем Новгороде, Казани и Перми, то есть в местахпосадки на суда и высадки с них. Создавались они местными городскими управами. Первыепереселенческие бараки в Нижнем Новгороде, Казани, Самаре, Перми, Ряжске и некоторыхдругих точках скопления переселенцев были выстроены на благотворительные средства ещедо появления Тюменского переселенческого пункта. Так, в Нижнем Новгороде под пунктбыла приспособлена старая крытая баржа, вмещавшая до 600 человек. При ней же имеласьбольничка на 2 кровати, обслуживавшаяся фельдшером. В Казани к середине 90-х гг. ужеимелось 5 бараков, в каждом из которых можно было разместить по 250 человек. Четыре изних были построены на казенный счет и один на благотворительные деньги. При пунктеимелись кухня и больница на 5 кроватей. Пермь как конечный пункт Волжско-Камскоговодного пути (и особенно с пуском Уральской железной дороги), в отличие от двухпредыдущих, со временем не потерял своего значения, а наоборот, упрочил13. Таким образом, участие государства в оказании помощи переселенцам в пути долгиегоды оставалось крайне незначительным. Правда, в 1884 г., вскоре после открытияпереселенческой конторы в Батраках, для управления движением переселенцев и ихустройства на местах внедрения в Тобольскую, Томскую, Оренбургскую и Уфимскуюгубернии были назначены четыре чиновника особых поручений МВД. Местами ихпостоянного пребывания являлись Тюмень, Омск, Оренбург и Уфа. Однако на всепереселенческое дело до начала 1890-х гг. государство ассигновало в год по 20 тыс. р.,сумму ничтожно малую. Лишь в 1890 г, в связи с резким увеличением числа переселенцев и началом массовых эпидемических заболеваний МВД сочло возможным отпустить изостатков кредита 1890 г. 2 тыс. р. на расширение барачных построек в Тюмени,Неспособность правительства организовать безопасное продвижение попереселенческим маршрутам ярко продемонстрировали события 1891 - 1892 гг. Осенью1891 г. из-за неурожая во многих европейских губерниях масса крестьян неожиданнодвинулась в Сибирь. В течение сентября, когда в обычные годы число переселенцевисчислялось сотнями, через Тюмень проследовало около 20 тыс. душ. У многих из них,кроме сухарей, не было продуктов питания. Их с трудом удалось отправить дальше. Но воктябре - декабре, после закрытия навигации, прибыло еще около 9 тыс. Эта партияпринесла с собой новую вспышку сыпного тифа. Два пунктовых барака были полностьюзаполнены тифозными. Остальные, из-за отсутствия перевозочных средств, двигались восеннюю распутицу и при начавшихся заморозках по Главному Сибирскому тракту. Пословам очевидцев, весь путь от Тюмени до Омска и Каинска, а на юг — до Павлодара≪превратился в ряд тифозных этапов≫. Из телеграмм ишимского исправника также видно,что за неимением в городе специального приюта, тифозными было забито даже местноеполицейское управление. Большие скопления больных наблюдались в Тюкалинске, Омске,Каинске, Павлодаре и во всех промежуточных притрактовых селениях14.Несмотря на это, поток переселенцев, двигавшихся через Тюмень, не уменьшился и вследующем году. По свидетельству офицеров, конвоировавших из Перми в Сибирьарестантов, ≪в маленьком грязном городишке - Тюмени - скопилось до 30 000 человек приполном отсутствии правильно организованного санитарного надзора и медицинскойпомощи≫15. Только в мае от эпидемических болезней - тифа, дифтерии, скарлатины умерло386 человек, а вскоре вспыхнула эпидемия холеры, затихшая лишь с наступлением холодов. Эти события ускорили принятие решения о переходе от административно-юридическихметодов регулирования переселений к созданию материальной базы государственнойпереселенческой службы. В 1893 г. по почину императора из сумм бывшего особогокомитета были отпущены средства на устройство нескольких врачебно-питательныхпунктов. Однако массовое их строительство, особенно в Западной Сибири и Иркутскомгенерал-губернаторстве, началось в связи с образованием в том же году Комитета Сибирскойжелезной дороги.Таким образом, до начала 1880-х гг. правительство лишь сдерживало переселенческоедвижение в азиатскую часть России. На протяжении следующего десятилетия в связизаметным ростом миграционного потока власти активизировали своё регулирующеевоздействие, но осуществляли его преимущественно путём администрирования и разработкиспециального законодательства. Сам процесс переселения осуществлялся стихийно. Помощьв пути и при устройстве на новых местах жительства оказывали в основномблаготворительные организации и частные лица. Железнодорожное строительство вевропейской России несколько облегчило путь переселенцам, но не привело к кореннымизменениям всей переселенческой политики. Эти изменения начались только в периодстроительства ≪Великого сибирского пути≫.ЗаключениеИтак, подведем итог настоящего исследования.Отмена крепостного права в России открыла эпоху массовых переселений из европейской часты страны в Сибирь и на Дальний Восток, где имелись большие площади свободных для разработки земель н не было помещичьего землевладения. В 1861 г. правительство встало на путь поощрения заселения Амурской и Приморской областей: 26 марта они были объявлены открытыми для заселения «крестьянами, не имеющими земли, и предприимчивыми людьми всех сословии, желающими переселиться за свои счет» В 60-70-е гг. XIX в. в переселенческом движении на Дальний Восток участвовали крестьяне из 20 губернии и областей Европейской и Азиатской России. Так, население Амурской области увеличилось за счет крестьян из Астраханской, Архангельской, Воронежской, Енисейской, Оренбургской, Пермской, Полтавской, Самарской, Томской, Харьковской губерний и Забайкальской области. Приморская область пополнялась переселенцами из Астраханской, Воронежской, Вятской, Иркутской, Калужской, Тамбовской, Тобольской и других губерний, а также за счет Амурской и Забайкальской областей. Роль же украинских и белорусских губерний на этом этапе оставалась незначительной. Морские перевозки способствовали росту переселений из украинских губерний. Из 26 049 человек, переселившихся в край, на долю выходцев из губерний Украины приходилось 17165, или 65,9%. Цептральноземледельческий район дал 3382 человека (13%), Сибирь— 1799 (6,9%), южные степные губернии—1653 (6,3%). Из остальных районов прибыло 1224 человека (4,7%), а 826 переселенцев (3,2%) не указали мест выхода. Основной костяк переселенцев на третьем этапе колонизации Дальнего Востока состоял также из крестьян украинских губерний — 75,5%. На втором месте—выходцы из Белоруссии, на третьем—из Центральноземледельческого района (8,1%). Из остальных районов страны прибыло 5,9% переселенцев, осевших на Дальнем Востоке. Переселенческое движение на восток во второй половине XIX в. охватило и казаков, переселение которых на Амур началось в 1855 г. из Забайкалья. А всего с 1855 по 1862 г. на Амуре и Уссури обосновалось 13 889 конных и пеших казаков из Забайкальского войска. 3 июня 1894 г. Государственный совет санкционировал переселение казаков па Дальний Восток в основном из Донского и Оренбургского казачьих войск. Наряду с переселением крестьян и казаков, осуществлявших земледельческую колонизацию, развивалась и так называемая неземледельческая колонизация за счет притока ремесленников, рабочих-отходников, каторжан и ссыльных различных категорий, демобилизованных нижних чинов армии и флота и т. д. Уже в 70-е гг. появляются рабочие-«самоходы», которые прибывали на прииски за свой счет, причем даже из таких отдаленных губерний, как Нижегородская, Пермская, Вятская, Самарская, Саратовская и др. Голод и разорение российской деревни, усилившиеся в 90-е гг. и совпавшие со строительством Транссибирской железнодорожной магистрали, заметно повлияли на усиление отходничества. В 90-е гг. начинает практиковаться массовое контрактование квалифицированных рабочих в Европейской России. На строительство Уссурийской железной дороги было нанято и привезено 850 рабочих. Администрация Владивостокского порта таких способом нанимала мастеровых с Невского и Балтийского заводов Петербурга, доставляла специалистов из Севастополя, Воткинска, Москвы, Одессы, Екатеринослава, Нижнего Тагила и т. д. Для эксплуатации КВЖД, Уссурийской и Забайкальской железных дорог переводили транспортных рабочих из Европейской России.ЛитератураАссонова А.Ф. Политика царского правительства по отношению к государственным крестьянам Западной Сибири в первой половине XIX века. Автореферат дисс.канд. ист. наук. Томск, 1968.Диссертации по гуманитарным наукам - http://cheloveknauka.com/pereselenie-gosudarstvennyh-krestyan-v-tobolskuyu-guberniyu-v-40-50-h-godah-xix-veka#ixzz2iHfE8h00Данилов А.А., Косулина Л.Г. История России. Конец 16-18 веков. М., 2007 г.Зырянов П.Н. Поземельные отношения в русской крестьянской общине во второй половине XIX – начале XX вв. // Собственность на землю в России. Саратов, 2002; Ковальченко И.Д. Агарный строй России второй половины XIX - начала XX вв. М., 2004 и др.История России. Под ред. Г.Б. Поляка, А.Н. Марковой. Изд. 3-е, перераб. и доп.М.: Юнити-Дана, 2009. - 688 с.Простакишина Н.П. Особенности переселенческой политики на Дальнем Востоке во второй половине XIX в. – начале XX в. [Текст] / Н.П. Простакишина // История и археология: материалы междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, ноябрь 2012 г.). - СПб.: Реноме, 2012. - С. 54-58.Тюкавкин В.Г. Великорусское крестьянство и Столыпинская аграрная реформа. М., 2001.Скворцова Е.М., Маркова А.Н. История Отечества. Изд. 2-е, стереотип. М.: Юнити-Дана, 2008. - 848 с.Максимов Ю.И.История России с древних времен до начала ХХI в.Экзамен. 2010.Мунчаев Ш.М., Устинов В.М. История России. Учебник для вузов.Санкт-Петербургский государственный университет. 2009.

Литература
1. Ассонова А.Ф. Политика царского правительства по отношению к государственным крестьянам Западной Сибири в первой половине XIX века. Автореферат дисс.канд. ист. наук. Томск, 1968.
2. Диссертации по гуманитарным наукам - http://cheloveknauka.com/pereselenie-gosudarstvennyh-krestyan-v-tobolskuyu-guberniyu-v-40-50-h-godah-xix-veka#ixzz2iHfE8h00
3. Данилов А.А., Косулина Л.Г. История России. Конец 16-18 веков. М., 2007 г.
4. Зырянов П.Н. Поземельные отношения в русской крестьянской общине во второй половине XIX – начале XX вв. // Собственность на землю в России. Саратов, 2002;
5. Ковальченко И.Д. Агарный строй России второй половины XIX - начала XX вв. М., 2004 и др.
6. История России. Под ред. Г.Б. Поляка, А.Н. Марковой. Изд. 3-е, перераб. и доп. М.: Юнити-Дана, 2009. - 688 с.
7. Простакишина Н.П. Особенности переселенческой политики на Дальнем Востоке во второй половине XIX в. – начале XX в. [Текст] / Н.П. Простакишина // История и археология: материалы междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, ноябрь 2012 г.). - СПб.: Реноме, 2012. - С. 54-58.
8. Тюкавкин В.Г. Великорусское крестьянство и Столыпинская аграрная реформа. М., 2001.
9. Скворцова Е.М., Маркова А.Н. История Отечества. Изд. 2-е, стереотип. М.: Юнити-Дана, 2008. - 848 с.
10. Максимов Ю.И. История России с древних времен до начала ХХI в. Экзамен. 2010.
11. Мунчаев Ш.М., Устинов В.М. История России. Учебник для вузов. Санкт-Петербургский государственный университет. 2009.

Узнать стоимость работы