Социально ориентированная рыночная экономика

  • 37 страниц
  • 13 источников
  • Добавлена 11.12.2013
800 руб.
  • Содержание
  • Часть работы
  • Список литературы
  • Вопросы/Ответы
Введение 2
Глава I. Современная социально-ориентированная рыночная экономика 5
1.1 Инструменты и методы достижения социально-ориентированной рыночной экономики 5
1.2 Социальные институты в современной рыночной экономике 10
Глава II.Теория социальной рыночной экономики 14
2.1 Социальная направленность свободного рынка 14
2.2 Конкретные механизмы реализации социальной функции государства 17
Глава III. Социальные аспекты рыночной экономики в России 23
3.1 Социальная рыночная экономика в России 23
3.2 Социальная рыночная экономика в других странах 27
Заключение 35
Список литературы 37
Фрагмент для ознакомления

Доля ценных бумаг в общем объеме обязательств реального сектора в США превышает 60%, тогда как в Германии и Японии она втрое меньше. Фондовый рынок оказывает влияние на структуру собственности и деловые стратегии предприятий.
В США и Великобритании около 80% всех акций приходится на мелких акционеров, тогда как в Германии и Японии их доля вдвое меньше. Ими являются не только индивиды, но и растущая категория «институциональных инвесторов» — фонды (страховые, пенсионные, инвестиционные и др.), управляющие массивными пулами финансовых средств, используя портфельный подход.
В англосаксонских странах формальный собственник все чаще выступает не как «хозяин» в традиционном понимании, а как биржевой спекулянт. Он не имеет устойчивых связей с предприятием и может быть «совладельцем» всего несколько дней, часов или даже минут. Фирма для него не дело, которому посвящают жизнь, а исключительно финансовый актив. В этом смысле по меткому выражению М. Альбера, англосаксонский капитализм — это «капитализм без собственников».
Фондовый рынок представляет собой самодостаточный феномен и функционирует независимо от реального сектора экономики. В его основе — сиюминутные оценки и ожидания игроков, которые пользуются все более изощренными спекулятивными инструментами. В итоге то и дело лопаются «мыльные пузыри» переоцененных активов, а недооцененные являются предметом охоты со стороны рейдеров — профессионалов по осуществлению враждебных поглощений.
Получив контроль над компанией, они проводят реструктуризацию или же вовсе распродают ее по частям. Таким образом, в англосаксонских странах предметом спекуляций являются не только отдельные акции, но и целые предприятия.
Угроза враждебных поглощений, вынуждает фирмы постоянно заботиться о высокой курсовой стоимости своих акций. Согласно законодательству, корпорации обязаны предоставлять ежеквартальные отчеты, содержание которых должно вселять оптимизм в инвесторов. Поэтому они всеми возможными способами стремятся регулярно рапортовать о высокой прибыли. Зачастую это делается за счет сокращения штатов и зарплат, расходов на исследования, разработку новых продуктов, профессиональную подготовку, а также избавления от недостаточно прибыльных подразделений и избегания проектов с долгим сроком окупаемости. Также в последнее десятилетие США регулярно сотрясают корпоративные скандалы, связанные с прямой фальсификацией финансовой отчетности. Фондовый рынок в англосаксонских странах превращается в центр деловой жизни, к которому приковано внимание СМИ и общественности.
В странах нелиберальной модели фондовые рынке менее развиты, к ним относятся более настороженно, устанавливается множество ограничений, особенно на наиболее спекулятивные операции. Немецкие и японские фирмы предпочитают банковские кредиты размещению акций на фондовом рынке, а население этих стран — банковские вклады вложениям в ценные бумаги. Преобладают крупные акционеры — «стратегические собственники», заинтересованные не просто в получении сиюминутной прибыли, а в развитии конкретного дела. По-прежнему распространена семейная собственность и предпринимательские династии. Угрозы враждебных поглощений практически не существует, а каждый случай подобного рода рассматривается как чрезвычайное происшествие и вызывает большой общественный резонанс.
Моральные оценки перспектив дальнейшего развития фондового рынка существенно различаются. С либеральной точки зрения, он способствует демократизации экономической жизни, открывая более широкий доступ к собственности. Благодаря возрастающей открытости корпоративной отчетности, фондовый рынок также устанавливает своеобразный общественный контроль над корпорациями. Рейдеры являются «санитарами леса», отстраняя от дел неэффективных собственников и менеджеров.
В континентальной Европе и Японии превалирует «производственно-ориентированная» этика. Производство товаров и услуг, которые непосредственно улучшают жизнь людей, ценится высоко, а финансовые спекуляции не вызывают особого почтения. Гигантские прибыли, получаемые «из воздуха», и социальная безответственность рейдеров не признаются в качестве нормы. М. Альбер обращает внимание на то, что за счет исключительной финансовой привлекательности фондовый рынок выкачивает интеллектуальную элиту из других отраслей экономики.
В англо-саксонском мире предприятие понимается исключительно как частная собственность, а на практике господствует модель управления в интересах акционеров (shareholder model), направленная на максимизацию текущей прибыли. Основной проблемой корпоративного управления в условиях полного отделения собственности от управления считается создание механизма, обеспечивающего работу менеджмента в интересах акционеров. Именно она становится предметом научных и политических дебатов, отодвигая на второй план другие насущные вопросы корпоративных отношений.
В странах нелиберального капитализма существует понимание предприятия как «общего дела» и «человеческого сообщества». Фирма — это сложное переплетение интересов различных групп, не только акционеров и менеджеров, но также работников, деловых партнеров, местных сообществ и др. Корпоративное управление осуществляется в рамках модели соучастников (stakeholder model), для которой характерны отлаженные механизмы поиска компромиссов и переговорного процесса между заинтересованными сторонами.
Одним из ярких примеров являются институты «производственной демократии». Эту категорию можно рассматривать по аналогии с демократией политической, которая дала гражданам права на участие в политической жизни своей страны. Теперь и внутрифирменное пространство, ранее организованное в соответствии с авторитарными принципами, находится на пути демократизации. Производственная демократии связана с развитием систем и способов участия работников в собственности, прибыли, а главное — управлении (принятии решений).
В континентальной Европе существует два основных механизма участия работников в управлении компанией. В первом случае предусматривается создание отдельного органа, представляющего интересы наемных работников — «совета работников» или «производственного совета» (work council).
Механизм «соправления» или «соопределения» (codetermination) подразумевает участие наемных работников в органах управления компанией (как правило, через наблюдательный совет). Производственные советы занимаются в основном конкретными вопросами условий труда работников, а представители работников в наблюдательном совете осуществляют надзор за всей деятельностью компании, включая принятие стратегических решений (инвестиционные проекты, внедрение новых технологий и продукции, выход на новые рынки и т. п.). В Австрии, Дании, Норвегии, Швеции и некоторых других европейских странах работники в крупных компаниях составляют одну треть наблюдательного совета, а в Германии возможно равное представительство. Не будет преувеличением сказать, что именно Германия дальше всех продвинулась по пути производственной демократии. Здесь оба вышеописанных механизма участия существуют параллельно и распространяются на всех работников независимо от профсоюзного членства (хотя в действительности профсоюзы играют при этом активную роль).
Особенности японской модели соучастия в управлении проявляются в специфических институтах «пожизненного найма», «принципе старшинства» при оплате труда и продвижении по служебной лестнице, системе согласования решений со всеми заинтересованными сторонами и т. п. В отличие от европейского опыта производственной демократии, эти механизмы не закреплены законодательно, но на практике являются неким социальным императивом и широко реализуются во всех крупных компаниях. Японская модель строится на культурных традициях, определяющих восприятие предприятия как своего рода единой «производственной семьи». Работник считается членом такой «семьи», а не обычным «наемником», а значит, его ответственность и права далеко выходят за рамки основных трудовых обязанностей. В свою очередь корпорации поддерживают работника на всем его жизненном пути: помогают в приобретении жилья, выделяют денежные суммы в связи с рождением детей, а затем их обучением в университетах и колледжах, выплачивают щедрые выходные пособия и корпоративные пенсии.
Основа либеральной трудовой этики — это личные усилия и ответственность каждого за собственное благосостояние. Любая форма распределения доходов здесь справедлива, т.к. она возникает в итоге конкурентной борьбы, развертываемой по определенным правилам.
Хотя современные либералы признают необходимость минимальной социальной защиты, они все же полагают, что за это приходится платить определенную цену. Любые эгалитарные меры нарушают способность рынка эффективно распределять ресурсы, ослабляя стимулы к работе и мобильности. Проблемы бедности следует решать, максимально ограничив вмешательство государства и создав возможность для малообеспеченных граждан, в том числе за счет снижения налогов, самостоятельно решать собственные проблемы. Поэтому в англосаксонских странах трансфертные платежи (пособия и субсидии из госбюджета) невелики. Материальная помощь имеет адресную направленность, краткосрочный характер и предоставляется на основании проверки нуждаемости. Действуют преимущественно частные системы пенсионного страхования и страхования здоровья.
Другая позиция, разделяемая консерваторами, социал-демократами, католиками, заключается в том, что социальная защита — справедливое следствие экономического прогресса и фактор, способствующий экономическому развитию, т.к. за нижним порогом бедности личность человека, лишенного поддержки, уже невосстановима. Свобода понимается скорее как реальная, а не потенциальная возможность, а трансферты — как инвестиции в человеческий капитал. Образно выражаясь, либеральная модель предоставляют человеку шанс на выигрыш в «экономике казино», а социально ориентированная — гарантии достойной жизни в «государстве
В самих странах континентальной Европы существует две модели государства благосостояния. Социал-демократическая модель, характерная для стран Северной Европы (Швеция, Норвегия, Финляндия, Дания) и Нидерландов, включает прямое предоставление государством социальных услуг населению, большие объемы трансфертов, основанных на принципах универсализма и единообразия, в результате чего достигается выравнивание доходов. Значительные социальные расходы государства покрываются за счет высокого уровня налогообложения. Наиболее полно социал-демократические идеалы удалось реализовать в Швеции. В стране долгое время проводилась политика «солидарных заработных плат», целью которой являлось равное вознаграждение за равный труд для мужчин и женщин, людей разного возраста, работников предприятий одной отрасли, но разных форм собственности (работник не должен страдать из-за низкой рентабельности своего предприятия), а также уменьшение разницы зарплат между рабочими и служащими, представителями разных отраслей экономики.
Консервативная модель имеет место в европейских странах с социально ориентированной рыночной экономикой (Австрия, Германия, Италия, Франция и др.). Здесь в предоставлении социальной помощи сохраняется значительная дифференциация, в зависимости от отрасли, трудового стажа и т. п.
В результате, среди развитых стран именно в США наблюдается наибольший уровень имущественного неравенства и наибольшая доля живущих за чертой бедности. В Великобритании положение дел также хуже, чем в ведущих странах континентальной Европы, а наиболее благоприятная ситуация в скандинавских странах, несмотря на то, что социал-демократическая модель в настоящее время сталкивается с серьезными трудностями. По данным ООН, в США разрыв в доходах между 10% богатейших людей страны и 10% беднейших составляет около 16 раз, а в Великобритании — 14 раз, тогда как в Нидерландах, Франции, Швейцарии, Бельгии, Дании — 8–9 раз, а в Австрии, Швеции, Норвегии, Финляндии — 6–7 раз.
Население, живущее ниже черты бедности, составляет в США — 17%, Великобритании — 12,5%, в Нидерландах, Франции, Швейцарии, Австрии, Бельгии, Германии — 7–8,5%, а в Финляндии, Дании, Норвегии, Швеции — 5,5–6,5%.
Представители социальных наук активно используют категорию «зависимости от однажды выбранного пути» (path dependency), смысл которой сконцентрирован в тезисе «история значима». Речь идет о том, что траектория прошлого развития специфическим образом задает некий коридор возможных изменений в будущем. С этой позиции правильнее говорить не о конвергенции к единой модели, а об эволюции и «гибридизации» существующих моделей. Другими словами, различные хозяйственные системы ищут сегодня свои ответы на вызовы глобализации и постиндустриализма.
На наш взгляд, не следует представлять глобализацию исключительно как некий объективный процесс, а конвергенцию как ее автоматическое следствие. Сейчас разворачивается борьба за всю конфигурацию нового мирового порядка. Инициатива у США, которые пытаются представить либеральную модель как некое естественное устройство глобальной экономики. В этом свете конвергенция предстает скорее как желаемое некоторыми политическими силами, чем как действительное. Таким образом, в данном случае мы имеем дело с очередным идеологическим феноменом и попытками социального конструирования реальности.



















Заключение
Под социально ориентированной рыночной экономикой следует понимать особую форму рыночного хозяйства, ориентированную на обеспечение социальной устойчивости и общественного прогресса, основанную на технологически инновационном развитии и на включении социальных ценностей и социальной политики в экономическую систему. Данное определение не опровергает распространенную среди экономистов точку зрения, в соответствии с которой любая экономика социальна, поскольку ориентирована на удовлетворение общественных и личных интересов. Однако в нем конкретизирована сущность социально ориентированной рыночной экономики как особой социально-экономической системы – особого хозяйственного порядка. В настоящее время уже никто не отрицает роль государства в регулировании рыночных отношений, настолько государственное вмешательство в эту ранее полностью свободную сферу стало очевидным. Споры идут большей частью о выявлении той оптимальной границы, которая должна устанавливаться между объективными процессами в экономике и субъективными предпочтениями всего общества в конкретных условиях и на разных этапах его развития.
Конечно, вмешательство государства в экономику происходит таким образом, чтобы не лишить рынок его незаменимых функций, и поэтому экономика остается рыночной. Главная проблема здесь состоит в нахождении оптимального соотношения между естественными экономическими процессами и государственным регулированием. Соотношение это изменчиво, хотя общая тенденция к усилению государственного вмешательства и нормативного регулирования четко просматривается. Баланс между объективными процессами и субъективной деятельностью государства и общества устанавливается методом проб и ошибок, «приливами» и «отливами» в конкретных странах то либерализма, то государственного протекционизма.
Всеобщей нормой стало государственное регулирование, оказывающее влияние на частных предпринимателей. Частные предприниматели и акционерные компании продолжают руководствоваться своими извечными целями и побуждениями, стремлением к максимальной прибыли и росту капитала, но достижение этих целей происходит в заданных макроэкономических параметрах, отвечающих жизненным интересам всего общества и основных классов и социальных слоев населения. Так, изначально присущая рыночной экономике социальная ориентация подкрепляется на современном этапе сознательной политикой государства, направленной на обеспечение нормального воспроизводственного процесса, который без этого был бы невозможен. Помимо этого, государство в условиях социальной рыночной экономики проводит специальную политику, направленную на смягчение социальных диспропорций между разными классами и социальными слоями.
Следовательно, помимо объективных закономерностей, действующих в современном капиталистическом обществе в направлении его социализации, необходимы и усилия государства по поддержанию социальной справедливости не только посредством оказания помощи малообеспеченным гражданам, но и путем создания общедоступных систем пенсионного и социального обеспечения, здравоохранения, образования, культурного обслуживания всех граждан, которыми они пользуются в установленном государством объеме независимо от их материального достатка.



Список литературы
1). К.Исаков, Н.Корниенко «Социальный механизм рыночных реформ», журнал «Общество и экономика», выпуск №2, 2006 год, стр. 3-14.
2). Ю.Князев «Современный взгляд на теорию социальной рыночной экономики», журнал «Общество и экономика», выпуск №5, 2004 год, стр. 17-53.
3). В.И. Каширин, О.В. Каширина «Социальное времяведение – альтернатива «рыночному фундаментализму»?», журнал «Социологические исследования», выпуск № 5, 2009 год, стр. 127-132.
4). Ю.Князев «Эволюция экономической теории: от рыночного либерализма к социальному регулированию», журнал «Общество и экономика», выпуск №3, 2008 год, стр. 19-44.
5). Вахтина М.А. «Роль социальных институтов в обеспечении справедливости в современной рыночной экономике», журнал «Институциональных исследований», издательство: ООО «Гуманитарные перспективы» (РостовнаДону), 2013 год, стр. 64-68.
6). Наянова Е. А. «Коммерциализация социальной сферы экономики при оценке уровня рыночного развития региона», журнал «Многоуровневое общественное воспроизводство: вопросы теории и практики», издательство: Ивановский государственный университет (Иваново), выпуск № 1, 2011 год, стр. 294-302.
7). Акимова Е.Н. «Социальная рыночная экономика – выбор России», журнал «Вестник московского государственного областного университета. Серия: экономика», издательство: Московский государственный областной университет (Москва), выпуск №2, 2010 год, стр. 51-56.
8). Макина В.А., Кузнецова И.А., Семенов С.Н. « Экономические интересы и их особенности в условиях социальноориентированной рыночной экономики», журнал «Перспективы науки», выпуск №2(41), 2013 год, стр. 85-87.
9). Шевчук А.В. «Модели «рыночной» экономики: социальные ценности, идеологии, институты», журнал «Вопросы культурологии», издательство: Издательский дом «Панорама» (Москва), выпуск №2, 2009 год, стр. 58-61.
10). Буданцева С.В. «Пути достижения социальноориентированной рыночной экономики: инструменты и методы», журнал «Социальноэкономические явления и процессы», издательство: Тамбовский государственный университет им. Г.Р. Державина (Тамбов), выпуск №1, 2010 год, стр. 30-34.
11). Грошева Т. А. «Россия на пути к социально-ориентированной рыночной экономике», журнал «Известия Томского политехнического университета», выпуск №5, 2005 год, стр. 189-192.
12). Ролз Дж. «Теория справедливости», 2010.
13). Григорьева И.А. «Исторические предпосылки и особенности развития немецкой модели социальной политики», «Социальное рыночное хозяйство: концепции, практический опыт и перспективы применения в России», 2007 год, стр. 303-323.

Ю.Князев «Современный взгляд на теорию социальной рыночной экономики», журнал «Общество и экономика», выпуск №5, 2004 год, стр. 17.
Шишкин С. В. «Экономика социальной сферы», 2003 год.
Буданцева С.В. «Пути достижения социально-ориентированной рыночной экономики: инструменты и методы», журнал «Социально-экономические явления и процессы», издательство: Тамбовский государственный университет им. Г.Р. Державина (Тамбов), выпуск №1, 2010 год, стр. 32.
Голубицкая М. В., Санин И. И. «Социально-экономическое положение регионов России (оценка современного состояния, проблемы, перспективы)», 2001 год.
Вахтина М.А. «Роль социальных институтов в обеспечении справедливости в современной рыночной экономике», журнал «Институциональных исследований», издательство: ООО «Гуманитарные перспективы» (РостовнаДону), 2013 год, стр. 66.
Григорьева И.А. «Исторические предпосылки и особенности развития немецкой модели социальной политики», 2007 год, стр. 320.
Шевчук А.В. «Модели «рыночной» экономики: социальные ценности, идеологии, институты», журнал «Вопросы культурологии», издательство: Издательский дом «Панорама» (Москва), выпуск №2, 2009 год, стр. 58.
«Доклад о развитии человека 2007/2008», 2007 год.
Грошева Т. А. «Россия на пути к социально-ориентированной рыночной экономике», журнал «Известия Томского политехнического университета», выпуск №5, 2005 год, стр. 189-192.
Кононова В. Ю. «Социально-ориентированная рыночная экономика в России: условия и механизм формирования», 2003 год.









14

1). К.Исаков, Н.Корниенко «Социальный механизм рыночных реформ», журнал «Общество и экономика», выпуск №2, 2006 год, стр. 3-14.
2). Ю.Князев «Современный взгляд на теорию социальной рыночной экономики», журнал «Общество и экономика», выпуск №5, 2004 год, стр. 17-53.
3). В.И. Каширин, О.В. Каширина «Социальное времяведение – альтернатива «рыночному фундаментализму»?», журнал «Социологические исследования», выпуск № 5, 2009 год, стр. 127-132.
4). Ю.Князев «Эволюция экономической теории: от рыночного либерализма к социальному регулированию», журнал «Общество и экономика», выпуск №3, 2008 год, стр. 19-44.
5). Вахтина М.А. «Роль социальных институтов в обеспечении справедливости в современной рыночной экономике», журнал «Институциональных исследований», издательство: ООО «Гуманитарные перспективы» (РостовнаДону), 2013 год, стр. 64-68.
6). Наянова Е. А. «Коммерциализация социальной сферы экономики при оценке уровня рыночного развития региона», журнал «Многоуровневое общественное воспроизводство: вопросы теории и практики», издательство: Ивановский государственный университет (Иваново), выпуск № 1, 2011 год, стр. 294-302.
7). Акимова Е.Н. «Социальная рыночная экономика – выбор России», журнал «Вестник московского государственного областного университета. Серия: экономика», издательство: Московский государственный областной университет (Москва), выпуск №2, 2010 год, стр. 51-56.
8). Макина В.А., Кузнецова И.А., Семенов С.Н. « Экономические интересы и их особенности в условиях социальноориентированной рыночной экономики», журнал «Перспективы науки», выпуск №2(41), 2013 год, стр. 85-87.
9). Шевчук А.В. «Модели «рыночной» экономики: социальные ценности, идеологии, институты», журнал «Вопросы культурологии», издательство: Издательский дом «Панорама» (Москва), выпуск №2, 2009 год, стр. 58-61.
10). Буданцева С.В. «Пути достижения социальноориентированной рыночной экономики: инструменты и методы», журнал «Социальноэкономические явления и процессы», издательство: Тамбовский государственный университет им. Г.Р. Державина (Тамбов), выпуск №1, 2010 год, стр. 30-34.
11). Грошева Т. А. «Россия на пути к социально-ориентированной рыночной экономике», журнал «Известия Томского политехнического университета», выпуск №5, 2005 год, стр. 189-192.
12). Ролз Дж. «Теория справедливости», 2010.
13). Григорьева И.А. «Исторические предпосылки и особенности развития немецкой модели социальной политики», «Социальное рыночное хозяйство: концепции, практический опыт и перспективы применения в России», 2007 год, стр. 303-323.

Социально-ориентированная рыночная экономика - выбор России

Социально-ориентированная рыночная экономика - выбор России

Если попытаться перечислить гипотетически возможные модели будущего социально-экономического устройства России - имея в виду как наиболее вероятные, так и заведомо фантомные, не поддающиеся реализации на практике, но демагогически декларируемые тех или других политических сил - таким образом, можно рассчитывать довольно много. Сгруппирую их следующим образом:

1. Марксистская теоретическая модель социализма (первой фазы коммунистической формации), рассматривавшаяся ее, никогда не, как только "научные" модели и служившая им лишь отчасти ориентиром для практической политики, но в гораздо большей степени, которая была использована, чтобы оправдать свои действия (независимо от подлинного содержания последних) и для формирования в умах людей, в основном, неадекватные, но выгодно власти класса "социалистического общества" мнения о реальной жизни, ложные критерии оценки его утопические идеи о будущем.

Это теоретическая модель социализма в стороны улавливала прогрессивные тенденции социального развития, но часто - и чем дальше, тем больше, - внезапно вступил в конфликт с ними. Она, конечно, была одним из направлений поиска путей решения острых социальных проблем современности и путей человечества в лучшее будущее, но, прежде всего, служил прагматично эгоистических интересов нового господствующего класса. Многие из его элементов служили в сущности концептуальной базы пороков и неудач в практике построения и функционирования социализма. С каждым годом накапливаются доказательства того, глубокие расхождения практических результатов теоретическим ожиданиям, несостоятельности, отрицания положительных сторон мира ("капиталистической") социального опыта. Все настоятельнее жизнь потребовала отказ от идеологических догм; общество ощущало тяжелые последствия уклонения от такой необходимости, частично же и непоследовательная коррекции эти догмы не мог дать необходимых результатов.

Демократическое и гуманистическое содержание провозглашаемых марксистской (коммунистической) понятие социализм, задачи и принципы оказались, в значительной степени, не только нереализованным, но и нереализуемым.

Эти цели и принципы не были бы подлинные вехи и правила для класса, который занимал положение командира во время "построения и совершенствования социалистического общества", потому что они часто вступают в противоречие с интересами этого класса. Методы и механизмы, предусмотренные в модели, было доказано много раз, либо неэффективными, либо, вообще, не подходят они провозглашаемым глобальных целей и принципов. Уже изначальная идея так называемой "диктатуры пролетариата", с национализации средств производства, коллективизация и так далее, в основном, строили, фундамент тех проблем, трудностей и извращений, с которым впоследствии столкнулся постоянно "построен социализм", и что он не был в состоянии полностью преодолеть. Слабость марксистской теоретической модели состоит в том, что она не предусматривала появление многочисленных противоречий неизбежны новые неудачи, обусловленные его сущностными дефектами, и не содержит концепций их решения. Еще вынесла, что движущие силы социального развития, зарегистрированных в этой модели, были быть ограничен в своих возможностях, или требование проявления таких условиях, которые трудно или невозможно создать. Многие из движущих сил, действительно способных обеспечить устойчивый прогресс общества, ставятся в узкие рамки или отрицает, что иностранные социализма. Наконец, эта модель не содержит, как правило, тех отправных точек, точек поддержки, которая позволит создать социальные механизмы для решения социальных и производственных инновационных задач, с которыми сталкивается общество в современную эпоху, чтобы дать адекватный ответ на "вызов". Модернизация же модель была блокирована, практически непреодолимые препятствия, социальных, вытекающие из него.

Узнать стоимость работы