Главы субъектов РФ. Выборы или назначения (провести сравнительный анализ)

  • 67 страниц
  • 40 источников
  • Добавлена 22.01.2014
3 000 руб.
  • Содержание
  • Часть работы
  • Список литературы
  • Вопросы/Ответы
Содержание

Введение 2
Глава 1. Главы субъектов РФ: роль в системе власти 5
1.1. Полномочия и функции глав региональных властей 6
1.2. Принципы организации и деятельности региональной власти 14
1.3. Взаимодействие региональной власти с другими федеральными структурами 16
Выводы по первой главе 27
Глава 2. Вопрос об избрании или назначении глав субъектов РФ 28
2.1. Анализ закона о выборах глав субъектов РФ 28
2.2. Суть региональных выборов 32
2.3. Специфика выборов глав субъектов РФ 40
2.4. Назначение глав регионов: анализ прошлого опыта 52
2.5. Избрание или назначение глав регионов: итоги анализа 57
Заключение 61
Список литературы 64

Фрагмент для ознакомления

Таким образом, правомерно говорить о том, что вопрос о выборах глав региональных правительств еще в недостаточной мере разработан в теории, отсюда значительный ущерб легитимности правительств и снижение их авторитета. Тем не менее, ожидания, на которые рассчитывало правительство при проведении реформы во многом оправдались. Вопрос основных проблем кроется в области общественного восприятия данных реформ. В частности, это выражается в том, что ожидание усиления легитимности региональных властей смогли подтвердиться лишь частично. Несмотря на то, что показатели поддержки действующих губернаторов достаточно высоки, в большей степени они обусловлены контекстом избирательной компании, нежели реальной долгосрочной популярностью у населения. Непубличный сбор подписей и уделение малого времени на встречи с электоратом также существенно снизил восприятие губернатора как народного избранника. В обществе возникло ощущение того, что к власти в очередной раз пришел ставленник президента. Что, естественно, не добавило популярности политика. В то же время федеральный центр продолжает сохранять контроль над выдвижением региональных лидеров, несмотря на то, что выдвижение это носит законный характер. В частности, выдвижение действующих глав субъектов РФ происходило от лица «Единой России» и ОНФ и было согласовано Центром. В Рязанской области это привело к противостоянию двух ветвей региональных элит, что угрожало расколом элит и вторым туром выборов, также была успешно урегулирована в пользу нынешнего губернатора О. Ковалёва при участии федерального руководства «Единой России», ОНФ и «Патриотов России».Тем не менее, можно говорить о том, что прохождение депутатами муниципального фильтра, способность заручиться поддержкой местных депутатов, говорит о том что закон работает. В дальнейшем В. Потомскому даже удалось снять своего конкурента с выборов, мотивируя это подделкой бюллетеней и вызвав тем самым резонанс в обществе. В Новгородской области, где губернатору не противопоставлялся, по сути ни один оппозиционер, высветила серьезную проблему в области функционирования закона. Несмотря на то, что Центр заинтересован в конкурентной борьбе, именно этот закон позволил губернатору провести выборы по собственному неконкурентному сценарию, что и стало причиной его победы на выборах. При том что выборы проходили в максимально комфортных для губернаторов условиях и при явной политической и технической неготовности к ним оппозиции, результаты применения «муниципального фильтра» в проблемных для власти регионах должны снизить планку ожиданий действующих региональных властей в отношении силы воздействия этого фильтра.В связи с этим действия властей оказались неоднозначными в ситуации наделения их дополнительной легитимностью. При этом доля голосов, отданных за действующих губернаторов, существенно превысила долю голосов, отданных за «Единую Россию». Исключение составляет лишь Брянская область, где разброс существенно мал – лишь 1 %. Результаты избирательной компании в Белгородской области лишь подтвердили популярность политического лидера среди населения и управляемость политической ситуации в регионе. Победа С.Митина стала лишь последствием ситуативности – невозможности оппозиции противостоять губернатору и мобилизации явки населения в избирательные пункты.Отчасти это объясняется как превентивной работой с оппозицией, так и низкой заинтересованностью оппозиции в регионе. Победа Н.Денина в Брянской области во многом была обусловлена работой кандидата с элитами и электоратом, после принятия облсудом решения о снятии губернатора по иску кандидата от КПРФ. Как следствие, несмотря на подтвержденную выборами легитимность, в глазах народа этот вопрос остается все еще открытым. В целом, новый закон позволил несколько снизить зависимость регионов как политическую, так и электоральную от центра. Но, в то же время, обнаружилось, что большинство губернаторов нуждаются в поддержке Центра. Наибольшую зависимость от центра проявил О. Ковалев в Рязанской области. Он, не сумев противостоять И. Морозову в выдвижении на пост губернатора, вынужден был искать поддержки среди центральных политиков в плане урегулирования противостояния. В Брянской области Н. Денину в критический для себя момент удалось резко нарастить уровень своей поддержки в финальной фазе кампании только благодаря положительному решению Верховного суда и включению в мобилизационную кампанию федеральных лидеров ОНФ, "Единой России" и ЛДПР.Если говорить об ожидании партий, то видится, что политические партии стремились к противопоставлению своих политических лидеров «Единой России», однако, этого не произошло, так как победили ставленники этой партии, что, казалось бы, должно было поддержать ее легитимность. Тем не менее, следует говорить о том, что безусловно возросший имидж партии в регионах на саму партию распространяется лишь косвенно – в том же Брянске Н. Денин одержал свою победу только после того, как включились в его поддержку ЛДПР и ОНФ. Примечательно, что, если оценивать предвыборную компанию по количеству лидеров, привлеченных к политике, то наибольшее место здесь занимают «Патриоты России».В частности, в Рязанской области партия смогла привлечь к себе внимание, выставив узнаваемого И.Морозова. Муниципальные депутаты практически не вербовались партиями в процессе выборов губернаторов. Существенный вклад внесли только «Патриоты России» и то лишь в одном регионе – Новгородской области. Следует также отметить, что выборы губернаторов были использованы и как пиар-платформа для показа молодых лидеров, которых впоследствии могут выдвинуть на высокие посты – это происходило практически повсеместно, за исключением Брянской области. Ряд регионов обнаружил проблему раскола внутри партий и почти открытое противостояние между политическим лидером региона и федеральным лидером. В Рязанской области, к примеру, конфликты обнаруживались в «Единой России», в Новгородской области был конфликт в партии КПРФ – кандидат О. Ефимова не смогла получить поддержку в партии и часть депутатов склонилась в пользу губернатора. Как следствие, можно говорить о том, что проводимые выборы так или иначе угрожают целостности политических партий и особенностям принятого партией политического курса. В настоящее время созданы все необходимые предпосылки для того, чтобы в управление могли вести своих ставленников малочисленные партии. Не исключен и ввод оппозиционных партий в систему управления регионом. Иными словами, можно говорить о том, что уже первые региональные выборы позволили договариваться губернаторам и лидерам оппозиционных партий об участии большого процента политиков различной направленности в регионах. На новых выборах этот инструмент будет активно задействован, включая переговоры о включении кандидатов от партий в тройку возможных сенаторов от губернатора (новый порядок формирования Совета Федерации с 2013 г.).Следует сказать и пару слов о муниципальном фильтре, которого так опасались КПРФ и ЛДПР, которые претендуют на статус реальной оппозиции на территориальном уровне. Этот фильтр, в большинстве своем, невыгоден тем, что будет подталкивать губернаторов к сотрудничеству с «Единой Россией», что, с одной стороны означает поддержку политики, проводимой губернатором Центра, а с другой позволяет партии делать ставку на своих политических лидеров. Таким образом, можно говорить о том, что губернаторские выборы отразили как положительные, так и отрицательные моменты в реализации регионального управления. Существенным отрицательным моментом становится пассивность электората, что, в условиях региональных выборов – существенная проблема. В то же время ограничения, которые несколько затрудняют деятельность крупных оппозиционных партий, никак не сказываются на партиях маленьких – они могут договариваться о передаче подписей, набрав, тем самым необходимое количество голосов. 2.4. Назначение глав регионов: анализ прошлого опытаПереход к назначению губернаторов означал становление нового процесса в российской политике. В то время существовало мнение о том, что после отказа от выборов страна медленно начала двигаться по пути утраты федеративного характера. Однако, как видится, данный момент не совсем соответствует действительности, так как отдельные элементы правовых отношений все-таки продолжали сохраняться, в частности, самый главный элемент федерализма – разграничение полномочий между регионами и центром. В то же время сам факт поддержки идеи централизации как политическими элитами, так и самим народом, указывает на то, насколько в настоящее время слабы еще предпосылки для формирования полноценной демократии в российской действительности. К началу 2009 года было назначено уже 76 руководителей субъектов Российской Федерации. При этом в семи регионах губернаторы сохраняли статус всенародно избранных, тогда как в 2010 формирование данной модели полностью завершилось. Процесс назначения губернаторов реализовывался в три этапа, которые стол удачно получили название в политологии этапов «инерционных», «экспериментальных» и «ротационных».Первый этап начался еще в 2005 году, но здесь речь шла не столько о назначении новых политиков на должности, сколько о подтверждении полномочий губернаторов. При этом назначения носили массовый характер.Второй этап, который датируется обычно 2007 годом – время перехода власти к центру, который, накопив уверенность в том, что он делает, стал все чаще экспериментировать со своими кадровыми решениями, предлагать не всегда ожидаемые кандидатуры, менять губернаторов в соответствии со своим мировоззрением, продвигать политиков, которые получили в дальнейшем название «Варягов» - тех, кто не имеет никакого отношения к региону и приходит в его политику с другой территории. Третий этап, который совпал с заменой президента, привел к фактической замене всего губернаторского корпуса. Рассмотрим каждый этап реализации назначений подробнее.Первоначально важным было скорейшее изменение статуса губернаторов, перевод их из статуса главы республики в статус президентского ставленника. В связи с этим выводилась ускоренная процедура принятия решения, когда губернатор ставил перед президентом вопрос о доверии к нему. В условиях централизации государства, губернаторы сами были заинтересованы в том, чтобы выразить свою лояльность к президенту, успешно встроиться в вертикаль власти, рассчитывая на поддержку центра не только экономическую или политическую, но и поддержку управленческую.При этом доверие как таковое на первых порах оказывалось практически всем, вплоть до выражения недоверия в 2007 году губернатору Сахалина И. Малахову. При этом процедура досрочного утверждения на должности пользовалась большей популярностью, нежели поднятие вопроса о доверии после истечения срока полномочий губернатора. Особо стоит остановиться на практике «первых назначений», то есть тех, которые совершались в данном регионе впервые, обозначаяпереход от выборного губернатора к назначенному. Из 79 субъектовРФ, где эти назначения пришлись на 2005—2008 гг. (включая три нынеликвидированных автономных округа), в 54 случаях у власти осталисьинкумбенты, причем 41 из них поставил вопрос о доверии. Эти данныеубедительно свидетельствуют о доминировании на первом этапе «инерционной» процедуры подтверждения полномочий действующих губернаторов.2006 год не ознаменовался большим количеством назначений губернаторов, следовательно, его можно рассматривать как переходное время между этапами. На следующем этапе, когда речь шла о повторном назначении глав субъектов Российской Федерации, расстановка сил была уже несколько иной, и, чаще всего, главой правительств регионов становились не те люди, которые были первоначально утверждены. В то же время переназначения были не столь радикальными – из 76 первых назначений, на посту губернаторов до сих пор работает 43 политика. Впрочем, из подобной системы были и исключения- руководители не торопили события, ставя перед Правительством вопрос о доверии, спокойно дорабатывали свой срок и только после этого получали назначение. К примеру, так происходило в случае с бывшим губернатором Чукотки Р. Абрамовичем и руководителем упраздненного в настоящее время Агинского Бурятского АО Б. Жамсуева. Примерно то же происходило и Еврейской АО, Ханты-Мансийском АО и Ямало-Ненецком АО. Примечательно, что в условиях укрупнения регионов вопрос решался достаточно просто – пост губернатора получал руководитель большего территориального образования, к которому фактически присоединялись все остальные округа. Отчасти это происходило в Пермском крае, который был образован из Пермской области, с оговоркой, что губернатор имел определенный статус. То же было и в Красноярском и Забайкальских краях, в последнем губернатором был назначен руководитель Читинской области. Исключением стала Камчатка, которая после преобразования территории, привела к тому, что ее губернатор был отстранен от должности. Но это скорее редкое явление, нежели закономерность. При этом следует сказать, что смена губернаторов осуществлялась достаточно мягко – отставка реализовалась на протяжении всего времени института назначений как крайняя мера. По сути это было своеобразное орудие устрашения, когда губернаторы «перегибают палку», которое упоминается достаточно часто, но реализуется крайне редко. Первым примером стало отстранение от должности вмарте 2005 г. губернатора Корякского АО В.Логинова. При этом следует отметить, что губернатор был выборной. Этот факт указывает на то, что пришли новые времена в политике и отсидеться, опираясь на поддержку электората не удастся. Но особенно интересен факт отстранения губернатора Амурской области, где его отстраняли дважды – в 2007 году был отстранен от должности Л. Коротков, на его пост пришел Н. Колесов, который, в свою очередь, в 2008 году был сменен Медведевым. По сути, речь об отстранении идет тогда, когда край априори имеет негативные тенденции, а число жителей в нем немногочисленно. Причина кроется в моноцентрической модели восприятия русского народа, согласно которой вся политика сосредоточена вокруг одного человека, даже если он губернатор маленькой области. Устранение его может вызвать недовольство политических элит и существенно повлиять на общественное отношение к президенту. Конечно, отстранение от должности играло на руку президенту, но Путин здесь оказался достаточно консервативным, предпочитая не устраивать «публичную порку» губернаторов для собственного пиара.Иными словами, вопросы назначения или отстранения губернаторов от должности носили, преимущественно, закулисный характер, не освещаясь нигде. Это объясняется тем, что к публичному аспекту власти не стремились. Как следствие, достаточно широко были распространены добровольные отставки правительства. Естественно, что отставки эти были далеко не добровольными. Из всех событий добровольной могла быть признана только отставка Абрамовича, который и до этого высказывал желание освободить губернаторскую должность. Естественно, на освободившиеся места приходили «нужные» люди. К 2009 году ротация губернаторов начала набирать темп. Но это было связано не столько с процессом отстранения губернаторов от должности, сколько с истечением полномочий большинства губернаторов. Отстранение, как и прежде было осуществлено очень мягко. Как следствие, по мере понимания центром своих возможностей контролировать ситуацию, замена на местах все больше набирала темп – смещались губернаторы, которые не смогли заручиться поддержкой правительства. В это время была решена проблема зависимости территорий от центра, и, как следствие, набирала обороты компания по рассмотрению соответствия губернатора своей должности и реальное воплощение его действий на практике. Естественно, что проблема решалась радикально, с помощью привлечения все того же «варяга». В сущности, процесс назначения губернаторов был все теми же выборами, только выборами не открытыми для народа, с ограниченным числом выборщиков, в число которых входил сам президент и его приближенные лица. Для каждого конкретного региона существенным становится влияние определенных политических элит, главенствующих в данном регионе.По сути, это было рассмотрение списков политических лидеров, которые могли быть назначены на должность правителя регионального субъекта. Альтернативность этих списков, составляемых политиками, в большей степени оказывалась иллюзорной – необходимо было лишь утверждение человека президентом. Возможность выбора выражалась к привлечению технических кандидатов, которые априори не могли быть выдвинуты на пост губернатора. Федеральный центр, оценивая губернатора, исходил из двух критериев – это политический контроль над стабильностью ситуации в регионе и выполнении губернатором линии мобилизации электората и консолидации элиты. Одним из существенных изменений в региональной власти стали сдвиги в составе элиты. Поэтому изменения в губернаторском корпусе начались (хотя и не имеют ясного вектора с точки зрения источников пополнения высшей региональной элиты. Не вполне адекватным стало и представление о губернаторе, как о политическом лидере, который управляет региона на протяжении длительного периода его существования. Данная концепция соотносится с деятельностью самого президента, но существенно затрудняет управление и развитие территории. Таким образом, можно говорить о том, что система назначений вела Россию по пути все большей централизации, когда правительство зависело от решения главенствующей партии. Региональные элиты назначались и смещались, как правило, не афишировано, чтобы не вызывать резонанса в обществе. 2.5. Избрание или назначение глав регионов: итоги анализаАнализируя исторический процесс развития региональных выборов и регионального назначения, можно сделать вывод о том. Что региональные выборы все-таки более легитимное образование с точки зрения демократических ценностей. Назначение как факт российского государства, позволил преодолеть кризисную ситуацию в России, когда территории все больше стали являть собой государства в государстве. Естественно, что при такой ситуации назначение стало своеобразной панацеей. Особенно это актуально в тех региональных образованиях, где начинают назревать сепаратистские настроения. В этом случае, действительно, народный избранник вполне может реализовывать идею откола от Российской Федерации, что поставит под угрозу само понятие целостности государства. В то же время назначение существенно ослабляет процессы демократизации государства. По сути, это возвращение к советскому прошлому. На местах назначаются политические лидеры, которые выгодны правящей элите, пресекается всяческое отклонение от принятого главенствующей партией направления политических решений, что в условиях субъекта вступает в противоречие с нормативными актами, которые касаются данного субъекта. Однако, введение региональных выборов на современном этапе данную проблему, как уже было показано, не решает. В большинстве регионов речь идет о фиктивной предвыборной борьбе, когда назначенному кандидату противопоставляются лидеры, которые априори не могут быть восприняты электоратом, как «свои». Это или слабые политические лидеры, ничем себя не проявившие в политике региона, или же «варяги», которые не имеют представления о специфике региона как таковой. Кроме того, как показывает анализ законодательства регионов, большинство из них отвергло саму вероятность самовыдвижения политических лидеров. В действительности данный факт смог бы ослабить давление центра на регионы и привести к возвращению выборов, на которых граждане смогли бы руководствоваться собственными симпатиями, как это было в начале девяностых годов. В соответствии с современным положением дел, можно говорить о том, что современные выборы пока выступают в том же ключе, что и назначения. Тем не менее, сама постановка вопроса о необходимости выборов в регионах позволяет говорить о том, что в дальнейшем они могут быть реализованы в соответствии с демократическими началами. Единственным выходом в сложившейся ситуации становится отход от пассивности населения, увеличение сроков подготовки к предвыборной борьбе, что позволит электорату обратить внимание на новые политические силы, которые стремятся к власти в регионе, и, как следствие, сделать свой законный выбор. Отход от фикции возможен только в том случае, когда будет преодолено воздействие правительства на регионы, по сути, давление на них. Таким образом, можно сделать вывод о том, что современное состояние выборов не соответствует законодательству. Только в случае преодоления формального подхода к избранию губернаторов края можно будет говорить о демократических началах на выборах и реализации выборной модели региональной власти. Выводы по второй главеТаким образом, в результате анализа истории выборов и назначений на пост главы региональных властей, нами был сделан вывод о том, что обе модели очень схожи между собой в условиях российской действительности. По-настоящему демократические выборы, когда электорат руководствовался собственными политическими предпочтениями, наблюдался только в начале девяностых годов, когда политическая активность граждан была очень велика. В дальнейшем выборы утратили демократический потенциал. Даже сейчас, когда была утверждена модель выборности глав субъектов, реализация ее существенно осложняется как неучастием электората, так и рядом барьеров, которые существуют в региональном законодательстве. ЗаключениеГубернатор – высшее должностное лицо, возглавляющее исполнительные органы государственной власти и определяющее основные направления развития вверенной ему территории. Следует сказать и то, что губернатор несет юридическую ответственность за то, как идеи правительства реализуются в жизнь. Губернаторы функционально выступают одновременно и руководителями правительства и руководителями системы органов исполнительной власти. Деятельность их реализуется в выполнении политики федеральных органов исполнительной власти России. Главы исполнительной власти субъектов РФ осуществляют руководство органами отраслевой и межотраслевой компетенции, создаваемыми на уровне субъектов Федерации (министерства, государственные комитеты, комитеты, управления, департаменты и т.д.). Главы этих ведомств и другие должностные лица назначаются и освобождаются от должности главой исполнительной власти субъектов Федерации. Сделать выводы о функциях губернатора можно на основе анализа полномочий должностного лица, главы субъекта Российской Федерации. Законодательно эти функции закреплены в Федеральном Законе «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации». Региональный уровень отражает полномочия субъектов в Уставах и Конституциях вверенной ему территории. В соответствии с законом, вступившим в свою силу с 1 июля 2012 года, высшее должностное лицо субъекта РФ (руководитель высшего исполнительного органа государственной власти субъекта) избирается гражданами на основе всеобщего равного и прямого избирательного права при тайном голосовании.Данный закон апеллирует к тому, что кандидаты в губернаторы региона должны выдвигаться разными политическими партиями. Тем не менее, партия может выдвинуть не только члена, состоящего в ней, но и беспартийного кандидата, который заручится политической поддержкой. Стоит отметить, что поправка, касающаяся самовыдвиженцев, была воспринята далеко не во всех регионах. Местные депутаты могут поддерживать только одного кандидата, который был выдвинут партией или пришел к власти в порядке самовыдвижения. Следует обратить внимание на то, что самовыдвиженцу в том случае, если он будет баллотироваться на пост губернатора, помимо подписей депутатов, необходимо будет собрать и от 0,5 % до 2 % подписей избирателей, которые имеют постоянную прописку на территории субъекта Федерации.Существенной поправкой в новое законодательство является то, что избиратели наделяются правами в случае установления фактов нарушения законодательства отозвать губернатора. При этом существенных фактов нарушения может быть несколько – как нарушение законодательства субъекта и регионального законодательства, так и грубые нарушения прав и обязанностей руководства. Важной основой баланса функционирования федеративности становится реализация взаимодействия между собой двух процессов – выборности и назначаемости глав субъектов федеративного государства, что объясняется той позицией, что региональные выборы создают легитимность власти, которая зависит от регионального сообщества и характеризуется высокой степенью персонификации региональной власти. Выборность – с одной стороны, позволяет гражданам самим определить, кому они доверяют управлять регионом, с другой – сохраняет механизм контроля и оценки действий региональной власти. В то же время выборность не так давно привела к тому, что регионы страны начали стремиться к автономии, независимости, руководимые собственными лидерами, что поставило под угрозу существование целой, неделимой России. Тем не менее, выборность правительства, а тем более глав правительства, является недостаточно распространенной практикой в функционировании государства. В большинстве федераций, в том числе и в Российской Федерации, до настоящего времени, выборность регионов реализовалась посредством выборности законодательной власти, но не выборностью губернаторов. Введение региональных выборов на современном этапе данную проблему, как уже было показано, не решает. В большинстве регионов речь идет о фиктивной предвыборной борьбе, когда назначенному кандидату противопоставляются лидеры, которые априори не могут быть восприняты электоратом, как «свои». Это или слабые политические лидеры, ничем себя не проявившие в политике региона, или же «варяги», которые не имеют представления о специфике региона как таковой. Кроме того, как показывает анализ законодательства регионов, большинство из них отвергло саму вероятность самовыдвижения политических лидеров. В действительности данный факт смог бы ослабить давление центра на регионы и привести к возвращению выборов, на которых граждане смогли бы руководствоваться собственными симпатиями, как это было в начале девяностых годов. Единственным выходом в сложившейся ситуации становится отход от пассивности населения, увеличение сроков подготовки к предвыборной борьбе, что позволит электорату обратить внимание на новые политические силы, которые стремятся к власти в регионе, и, как следствие, сделать свой законный выбор. Отход от фикции возможен только в том случае, когда будет преодолено воздействие правительства на регионы, по сути, давление на них. Список литературыАлмонд Г.А., Верба С. Гражданская культура и стабильная демократия//Политические исследования. 1992. - № 3-4. - С. 122-135.Ахмадеев А.А., Габдулхаков Р.Б. Политические партии: генезис, современное состояние и тенденции развития. Уфа: Издательство БашГПИ,1999.- 112 с.Ахмадеев А.А., Кириллова Т.А. Генезис и развитие современной модели федерализма в России Уфа: Гилем, 2000. - 125 с.Ачкасов В.А., Елисеев С.М., Ланцев С.А. Легитимация власти в постсоциалистическом российском обществе. М.: Аспект-Пресс, 1996. - 126 с.Аюпов М.А. Российские регионы: внутренние факторы политико-трансформационных процессов/Политические трансформации: общероссийский контекст и региональная специфика. Сборник научных статей.- Уфа: БАГСУ, 2004. С. 6-14.Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. М.: Норма,2000.-741 с.Барциц И.Н. Федеральное и региональное законодательства: требование соответствия // Право и политика. 2002. № 3.Белов Г.А. Институциональная система политической власти//Кентавр. -1995. -№ 4.-С. 142-155Бенина Л.И. Политическая культура граждан фактор демократизации общества//Экономика и управление. - 1995. - № 1. - С. 67-72.Бенина Л.И. Политическая культура граждан фактор демократизации общества//Экономика и управление. - 1995. - № 1. - С. 67-72.Бри М. Региональные политические режимы и системы управления/Россия регионов: трансформация политических режимов/общ. ред. В. Гельман, С. Рыженков, М. Бри. М.: РОССПЕН, 2000. - С. 66-84.Воронов С.Н. Проблема совершенствования избирательной системы субъекта Российской Федерации//Правоведение. 1999. - № 1. - С. 248-250.Выборы во всем мире. Электоральная свобода и общественный прогресс. Энциклопедический справочник/Сост. А.А. Танин-Львов. М.: РОССПЭН, 2001.- 1112 с.Гоптарева И.Б. Политическая концепция федерализма: теоретические истоки и современность: Диссертация д-ра политических наук. М.: РГБ, 2003. – 512 с. Гельман В. Я. Институциональное строительство и неформальные институты в современной российской политике//Политические исследования. -2003.-№4.-С. 6-26.Гельман В.Я. «Учредительные» выборы в контексте российской трансформации/Юбщественные науки и современность. 1999. - № 1. - С. 46-64.Глубацкий А.Ю., Кынев А.В. Опыт смешанных выборов в российских регионах//Политические исследования 2003. - № 2. - С. 124-143.Голосов Г.В. Измерения российских региональных избирательных систем//Политические исследования. 2001. - № 4. - С. 71-85.Голосов Г.В. Пределы электоральной инженерии: «смешанные несвязанные» избирательные системы в новых демократиях//Политические исследования. 1997. - № 4. - С. 102-114.Гудина Ю.В. Активность российских избирателей; теоретические модели и практика//Политические исследования . 2003. - № 1. - С. 112-124.Зубов В. Какой губернатор лучше: назначенный или избранный? /  Политико-правовые ресурсы федерализма в России / Под редакцией Р.Хакимова. Казань, 2006. С. 215-220.Избирательное право и избирательный процесс в Российской Федерации/под ред. А.В. Иванченко. М.: Норма, 1999. - 856 с.Ильин В.И., Мельвиль Ю.А., Федоров Ю.Л. Демократия и демократизация//Политические исследования. 1996. - № 5. - С. 146-163.Ильин М.В. Российский выбор сделан, отложен, отменен//Политические исследования. 2003. -№ 3. - С. 157-164.Конституция Российской Федерации. М.: Т.К. Велби, Проспект, 2003. -32 с.Кузьмин А.С., Мелвин Н.Ш., Нечаев В.Д. Региональные политические режимы в постсоветской России: опыт типологизации//Политические исследования. 2002. - № 3. - С. 142-156.Кукушкин М.И., Югов А.А. Понятие и структура избирательного процесса//Выборы и референдумы. 1998. - № 1. - С. 14-19.Лейпхарт А. Конституционные альтернативы для новых демократий/Современная сравнительная политология. Хрестоматия. М.: МОНФ, 1997, - С. 324-343.Любарев А.Е. Избирательная система и российское электоральное законодательство//Политические исследования. 2003. - № 4. - С. 120-134.Люхтерхандт О. Россия на пути к имитации федерализма / Политико-правовые ресурсы федерализма в России. Под редакцией Р.Хакимова. Казань, 2006. С. 175-181.Патрушев С.В. Институционализм в политической науке: этапы, течения, идеи, проблемы//Политическая наука. 2000. - № 2. - С. 149-189. Питере Б.Г. Политические институты: вчера и сегодня//Политическая наука: новые направления/под ред. Р. Гудина и Х.-Д. Клингеманна. М.: Вече, 1999.-С. 218-238.Постников А. Е. Избирательное право России. М.: Норма, 1996. — 436 с.Туровский Р.Ф. Центр и регионы: проблемы политических отношений. М.: Изд. дом ГУ ВШЭ, 2007. С. 259.Федеральный закон от 10 июля 2001 года № 89-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»//Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. - № 29. - ст. 2944.Федеральный закон от 6 декабря 1994 года № 56-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав граждан Российской Федерации»//Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. - № 33. - ст. 3466.Федеральный закон от 19 сентября 1997 года № 124-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»//Собрание законодательства Российской Федерации. — 1997.-№38.-ст. 4339Федеральный закон от 26 ноября 1996 года № 139-Ф3 «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав граждан Российской Федерации»//Собрание законодательства Российской Федерации 1996. - № 49. - ст. 5498.Федеральный закон от 12 июня 2002 года № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»//Собрание законодательства Российской Федерации. -2002.-№24.-ст. 2253.Централизм, демократия, децентрализация в современном государстве: конституционно-правовые вопросы. Материалы международной научной конференции. Москва, 7 - 9 апреля 2005 г. / Под ред. С.А. Авакьяна. М., 2006. С. 167 - 169.

Список литературы

1. Алмонд Г.А., Верба С. Гражданская культура и стабильная демократия//Политические исследования. 1992. - № 3-4. - С. 122-135.
2. Ахмадеев А.А., Габдулхаков Р.Б. Политические партии: генезис, современное состояние и тенденции развития. Уфа: Издательство БашГПИ,1999.- 112 с.
3. Ахмадеев А.А., Кириллова Т.А. Генезис и развитие современной модели федерализма в России Уфа: Гилем, 2000. - 125 с.
4. Ачкасов В.А., Елисеев С.М., Ланцев С.А. Легитимация власти в постсоциалистическом российском обществе. М.: Аспект-Пресс, 1996. - 126 с.
5. Аюпов М.А. Российские регионы: внутренние факторы политико-трансформационных процессов/Политические трансформации: общероссийский контекст и региональная специфика. Сборник научных статей.- Уфа: БАГСУ, 2004. С. 6-14.
6. Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. М.: Норма,2000.-741 с.
7. Барциц И.Н. Федеральное и региональное законодательства: требование соответствия // Право и политика. 2002. № 3.
8. Белов Г.А. Институциональная система политической власти//Кентавр. -1995. -№ 4.-С. 142-155
9. Бенина Л.И. Политическая культура граждан фактор демократизации общества//Экономика и управление. - 1995. - № 1. - С. 67-72.
10. Бенина Л.И. Политическая культура граждан фактор демократизации общества//Экономика и управление. - 1995. - № 1. - С. 67-72.
11. Бри М. Региональные политические режимы и системы управления/Россия регионов: трансформация политических режимов/общ. ред. В. Гельман, С. Рыженков, М. Бри. М.: РОССПЕН, 2000. - С. 66-84.
12. Воронов С.Н. Проблема совершенствования избирательной системы субъекта Российской Федерации//Правоведение. 1999. - № 1. - С. 248-250.
13. Выборы во всем мире. Электоральная свобода и общественный прогресс. Энциклопедический справочник/Сост. А.А. Танин-Львов. М.: РОССПЭН, 2001.- 1112 с.
14. Гоптарева И.Б. Политическая концепция федерализма: теоретические истоки и современность: Диссертация д-ра политических наук. М.: РГБ, 2003. – 512 с.
15. Гельман В. Я. Институциональное строительство и неформальные институты в современной российской политике//Политические исследования. -2003.-№4.-С. 6-26.
16. Гельман В.Я. «Учредительные» выборы в контексте российской трансформации/Юбщественные науки и современность. 1999. - № 1. - С. 46-64.
17. Глубацкий А.Ю., Кынев А.В. Опыт смешанных выборов в российских регионах//Политические исследования 2003. - № 2. - С. 124-143.
18. Голосов Г.В. Измерения российских региональных избирательных систем//Политические исследования. 2001. - № 4. - С. 71-85.
19. Голосов Г.В. Пределы электоральной инженерии: «смешанные несвязанные» избирательные системы в новых демократиях//Политические исследования. 1997. - № 4. - С. 102-114.
20. Гудина Ю.В. Активность российских избирателей; теоретические модели и практика//Политические исследования . 2003. - № 1. - С. 112-124.
21. Зубов В. Какой губернатор лучше: назначенный или избранный? / Политико-правовые ресурсы федерализма в России / Под редакцией Р.Хакимова. Казань, 2006. С. 215-220.
22. Избирательное право и избирательный процесс в Российской Федерации/под ред. А.В. Иванченко. М.: Норма, 1999. - 856 с.
23. Ильин В.И., Мельвиль Ю.А., Федоров Ю.Л. Демократия и демократизация//Политические исследования. 1996. - № 5. - С. 146-163.
24. Ильин М.В. Российский выбор сделан, отложен, отменен//Политические исследования. 2003. -№ 3. - С. 157-164.
25. Конституция Российской Федерации. М.: Т.К. Велби, Проспект, 2003. -32 с.
26. Кузьмин А.С., Мелвин Н.Ш., Нечаев В.Д. Региональные политические режимы в постсоветской России: опыт типологизации//Политические исследования. 2002. - № 3. - С. 142-156.
27. Кукушкин М.И., Югов А.А. Понятие и структура избирательного процесса//Выборы и референдумы. 1998. - № 1. - С. 14-19.
28. Лейпхарт А. Конституционные альтернативы для новых демократий/Современная сравнительная политология. Хрестоматия. М.: МОНФ, 1997, - С. 324-343.
29. Любарев А.Е. Избирательная система и российское электоральное законодательство//Политические исследования. 2003. - № 4. - С. 120-134.
30. Люхтерхандт О. Россия на пути к имитации федерализма / Политико-правовые ресурсы федерализма в России. Под редакцией Р.Хакимова. Казань, 2006. С. 175-181.
31. Патрушев С.В. Институционализм в политической науке: этапы, течения, идеи, проблемы//Политическая наука. 2000. - № 2. - С. 149-189.
32. Питере Б.Г. Политические институты: вчера и сегодня//Политическая наука: новые направления/под ред. Р. Гудина и Х.-Д. Клингеманна. М.: Вече, 1999.-С. 218-238.
33. Постников А. Е. Избирательное право России. М.: Норма, 1996. — 436 с.
34. Туровский Р.Ф. Центр и регионы: проблемы политических отношений. М.: Изд. дом ГУ ВШЭ, 2007. С. 259.
35. Федеральный закон от 10 июля 2001 года № 89-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»//Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. - № 29. - ст. 2944.
36. Федеральный закон от 6 декабря 1994 года № 56-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав граждан Российской Федерации»//Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. - № 33. - ст. 3466.
37. Федеральный закон от 19 сентября 1997 года № 124-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»//Собрание законодательства Российской Федерации. — 1997.-№38.-ст. 4339
38. Федеральный закон от 26 ноября 1996 года № 139-Ф3 «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав граждан Российской Федерации»//Собрание законодательства Российской Федерации 1996. - № 49. - ст. 5498.
39. Федеральный закон от 12 июня 2002 года № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»//Собрание законодательства Российской Федерации. -2002.-№24.-ст. 2253.
40. Централизм, демократия, децентрализация в современном государстве: конституционно-правовые вопросы. Материалы международной научной конференции. Москва, 7 - 9 апреля 2005 г. / Под ред. С.А. Авакьяна. М., 2006. С. 167 - 169.


Опубликовано

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЛЕГИТИМАЦИИ ВЫСШЕГО должностного ЛИЦА СУБЪЕКТА РОССИЙСКОЙ федерации

1.1 Понятие высшего должностного лица субъекта РОССИЙСКОЙ федерации

1.2 Обеспечение легитимности высшего должностного лица субъекта РОССИЙСКОЙ федерации и порядок назначения на должность

ГЛАВА 2. проблемы и перспективы развития законодательства о легитимности высшего должностного лица субъекта российской федерации

2.1 Проблемы занятости полномочий высшего должностного лица субъекта РОССИЙСКОЙ федерации

2.2 Аспекты развития законодательства о выборах высшего должностного лица субъекта РОССИЙСКОЙ федерации

ВЫВОД

СПИСОК литературы

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. В настоящее время, выборы обеспечивают легитимацию высшего должностного лица субъекта РОССИЙСКОЙ федерации. Легитимность в данном случае, представляет собой сложный правовой феномен. Это состояние, выражающее правильность, оправданность, целесообразность и другие части соответствия конкретных избирательных действий предпочтений, ожиданий личности, социальных и иных коллективов, общества в целом. Легитимация может быть в противоречии с формальной легализации, если юридические законы не соответствуют нормам справедливости, общедемократическим ценностям населения.

право Голоса, по мнению И. В. Выдрина, является необходимым инструментом институционально-мощность преобразования в стране Выдрин И. В. Российского избирательного права // Проблемы теории и практики публичного управления: Коллект. моногр. / Отв. редактор А. Н. Кокотов. Бухарест, 2005. S. 182..

Признание власти главы субъекта РФ законно, в результате выборов опирается на внутренние побудительные мотивы, и формируются на основе чувственного восприятия, опыта и рациональной оценки избирательных процедур. Легитимность выборов определяется механизмов правового регулирования на всех этапах избирательного процесса, анализ реализации, что позволяет населению судить о демократии выборов, на уровне уважения, власти, участников избирательной кампании, реальные, предоставленные государством возможности реализации активного и пассивного избирательного права.

Следует отметить, что процесс, посредством которого избирательных процедур приобретает свойство легитимности, наиболее часто имеет неформальный характер. Он не всегда напрямую коррелирует с законом, и, иногда, в противоречие с ним. Однако, для того, избирательного права - создание легального компромисса между всеми слоями общества Губенко А. В. прокурорский надзор за соблюдением законодательства о выборах // Законность. 2016. N 9. C. 19 - 20.

Узнать стоимость работы