Моделирование концептуальной диады «жизнь – смерть» в художественном дискурсе Терри Пратчетта.

  • 50 страниц
  • 42 источника
  • Добавлена 04.01.2014
800 руб.
  • Содержание
  • Часть работы
  • Список литературы
  • Вопросы/Ответы

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 3
Глава 1. Теоретические основы исследования 6
1.1 Когнитивная картина мира 6
1.2 Языковая картина мира 11
1.3 Основные подходы к трактовке термина «концепт» 16
1.4 Основные подходы к трактовке термина «дискурс» 22
1.5 Основные методики когнитивно-лингвистического исследования 26
Выводы по первой главе 31
Глава 2. Анализ концептуальной диады жизнь-смерть в романах «Мрачный жнец» и «Роковая музыка» Терри Пратчетта 33
2.1 Концепт «жизнь» 33
2.2 Концепт «смерть» 39
Выводы по второй главе 44
ЗАКЛЮЧЕНИЕ 46
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 49
Фрагмент для ознакомления

Жизнь представлена в серых красках, как мы уже говорили. Каждый герой данного произведения хочет повстречать смерть на своем пути.
В романе «Мрачный Жнец» автор лишил жизнь ярких пестрящихся красок. Он сделал ее серой обыденной и безэмоциональной. Именная такая жизнь не нужна никому, ни героям данного произведения, ни читателям.
Жизнь изменилась, она стала какой-то ни такой. И дни стали подозрительно короче, такая жизнь кажется нереальной, вернее не настоящей.
«Everything was wrong these days. More thin. More fuzzy. No real life in anything. And the days were shorter» [Pratchett, Reaper Man].
Такой серой и убогой жизнью никто не хочет жить:
«Not in the kind of, mm, life I have in mind," said Windle firmly» [Pratchett, Reaper Man].
В этой жизни все идет задом наперед:
«Everything alive is going through life back to front» [Pratchett, Reaper Man].
И все таки она необходима сама по себе: «We need someone to drink alcohol, bottles of, and make love, passionate, to women, for the use of." There was always a snag. If a choir of angels asked for volunteers for Paradise to step forward, Nobby knew enough to take one smart pace to the rear» [Pratchett, Reaper Man].
В художественном дискурсе романа «Мрачный жнец» концептуальные признаки жизни представляются в следующем: привычка, от которой трудно отказаться, серые будни, временный отрезок, огромное бесформенное облако. Автор дает нам возможность понять и почувствовать другую сторону жизни и ее саму, как данность и возможно, как наказание.
Предостережением выглядит этот ряд в романе «Роковая музыка», который рассказывает о первой в истории Диско суперлуне Дионе Селине и его группе, исполняющей «музыку, в которой звучит глас Рока», об их короткой, но головокружительной музыкальной карьере.
Новый жанр музыки покорил Анк-Морпорк, даже волшебники Незримого Университета сменили длинные балахоны на мантии из черной кожи, что совсем не по душе аркканцлеру Незримого Университета. Когда за дело взялся С. Р. Б. Н.
Достабль, известность группы вышла далеко за пределы Анк-Морпорка — и группа отправилась в концертный тур, в течение которого свела с ума весь Плоский мир.
Начинается разговор о влиянии группы с глобального и вечного вопроса: «Natural selection saw to it that professional heroes who at a crucial moment tended to ask themselves questions like "What is my purpose in life?" very quickly lacked both» [Pratchett, Soul Music].
В этой связи начинается анализ поиска смысла жизни и того предназначения, которое ею даровано человеку: «I know about people who talk about suffering for the common good. It's never bloody them! When you hear a man shouting "Forward, brave comrades!" you'll see he's the one behind the bloody big rock and the one wearing the only really arrow-proof helmet!» [Pratchett, Soul Music]
Как мне кажется, описывая рок-музыку, рок-группы и их фанатов, автор показал многие детали, присущие не только вымышленному Плоскому миру, но и миру нашему.
«The man gave a shrug which indicated that, although the world did indeed have many problems, this was one of them that was not his» [Pratchett, Soul Music]
«Of course, just because we've heard a spine-chilling, blood-curdling scream of the sort to make your very marrow freeze in your bones doesn't automatically mean there's anything wrong» [Pratchett, Soul Music].
Многие любители тяжелой музыки неадекватны, для некоторых и вовсе в роке главное - громкость. Никто не портит музыку так, как ее поклонники.
А кое-какие рок-группы вполне попадают под такое описание, данное автором: «The question seldom addressed is where Medusa had snakes. Underarm hair is an even more embarassing problem when it keeps biting the top of the deodorant bottle» [Pratchett, Soul Music].
Интересным выглядит понимание существования, как определенного механизма, который должен существовать только пока работает: «The Patrician was a pragmatist. He never tried to fix things that worked. Things that didn't work, however, got broken» [Pratchett, Soul Music].



2.2 Концепт «смерть»

Концепт «смерть» наряду с концептом «жизнь» является одним из основных (универсальных) концептов в языковой картине мира многих народов. Концепт «смерть» включает в себя несколько значений:
1) Биологическое явление, т.е. необратимое прекращение жизнедеятельности организма.
2) Философское понимание смерти.
3) Религиозное осмысление смерти [Степанов 2004: 43].
В концепте «смерть» отразился, с одной стороны, страх перед ней, что выразилось в различных персонификациях образа смерти: это или костлявая старуха, укутанная в темную одежду, с косой, с впалыми глазницами и острыми когтями, или скелет-всадник, или девушка в белом, манящая в могилу. Встречаются и другие персонификации смерти (бьющая в барабан или танцующая фигура, ангел смерти (в мусульманстве – Исрафил), призрак или существо из иного мира, перевозящее на лодке (корабле) души умерших и др.).
С другой стороны, жизнь на земле – временна, и только после смерти душа человека соприкасается с вечностью. Философия и религия также неоднозначно трактует понятие «смерть».
Так М. А. Булгаков говорил о том, что смерть представляет собой некий мост, соединяющий мир человеческий и божественный, а его современник Н. Ф. Федоров понимает смерть как безусловное зло и препятствие на пути человека к вечности.
В восточной культуре представления о смерти отличается от европейского, нет страха перед смертью, так как смерть означает не абсолютный конец жизни, но переход в иное состояние, перерождение в другом пространстве и времени.
Друиды полагали, что бог смерти создал жизнь. В английском языке понятие «смерть» имеет отрицательную коннотацию, иногда представляясь как существо, имеющие отношение к высшим силам зла.
Во многих культурах различаются две тенденции толкования тех или иных явлений: народная, бытовая, и официальная, светская, закрепленная в памятниках письменности. Эти тенденции могут противостоять друг другу в трактовке какого-либо явления, языка, образов, но в сознании языковых носителей они часто неразделимы и дополняют одна другую.
В целом же, в большинстве культур смерть представляется как диалектическое понятие, уводящее из мира земного, временного, в мир вечный, разрушающее одно и водворяющее на его месте другое. Без смерти невозможна жизнь, а жизнь неотделима от смерти, в русском языке это закреплено в поговорке «что не родится, то и не умирает».
В произведении Мрачный Жрец сам автор относится к смерти так, что это не просто неизбежность, а период в другой мир.
Его герои не боятся смерти, а наоборот они ждут ее и призывают к ней.
« He'd waited years to die, and now he had, and here he was stuck in this - this mausoleum with a lot of daft old men, where he'd have to spend the rest of his life being dead» [Pratchett, Reaper Man].
Автор описывает смерть как дар. В данном романе все ждут смерти. Ее принимают за благо. В ней находят привлекательные стороны: «After one hundred and thirty years, death probably had a certain attraction» [Pratchett, Reaper Man].
По своей сути большая часть жителей города уже мертвы, но они продолжают жить.
«It was long and rambling and disjointed and went on about the good old days and he seemed to think that most of the people around him were people who had been, in fact, dead for about fifty years, but that didn't matter because you got into the habit of not listening to old Windle» [Pratchett, Reaper Man].
Несмотря на то, что нельзя отменить смерть, как утверждает один из героев романа:
«You can't just abolish death, that's the point. Death can't die. That's like asking a scorpion to sting itself» [Pratchett, Reaper Man].
Смерть уходит, и оставляет людей жить, люди не выдерживают такой длинной бессмысленной жизни и начинают сами призывать смерть. В данном романе не жизнь является высшим благом, а смерть.
«People have believed for hundreds of years that newts in a well mean that the water's fresh and drinkable, and in all that time never asked themselves whether the newts got out to go to the lavatory» [Pratchett, Reaper Man].
Помимо этого всего, автор ломает все стереотипы, которые формировались вокруг понятия смерть веками, теперь смерть не избавляет от проблем, а герой романа говорит:
«I never thought being dead would be so much trouble» [Pratchett, Reaper Man].
Смерть не является забвением для мозга, а наоборот:
«When he was alive he hadn't been able to remember one-hundredth of the things he knew but now he was dead, his mind uncluttered with everything except the single silver thread of his thoughts, he could feel them all there»[Pratchett, Reaper Man].
Нет ничего удивительного в смерти, так как рано или поздно все умирают.
«Nothing supernatural about dead people. Load of nonsense. Everyone dies sooner or later» [Pratchett, Reaper Man].
Таким образом, как такого понятия смерти нет у героев «Мрачный Жрец». Вернее оно есть, но оно значительно отличается от нами принятого понятия: «"What is this thing, anyway?" said the Dean, inspecting the implement in his hands. "It's called a shovel," said the Senior Wrangler. "I've seen the gardeners use them. You stick the sharp end in the ground. Then it gets a bit technical». [Pratchett, Reaper Man]
Мы привыкли описывать и представлять себе жизнь в ярких красках, а смерть у всех нас вызывает ассоциации с чем-то мрачным и трагичным, однако, в данном случае автору удалось поменять наше представления об этих двух вечных концептах.
Meanwhile, Death is upset over the deaths of his adopted daughter Ysabell and her husband, his former apprentice Mort. Their daughter, Susan Sto Helit, was initially raised with an awareness of Death as her grandfather, but they later withheld the truth from her and she forgot about it. She attends boarding school in Quirm, and is content to avoid unpleasant conversations by using her unexplained ability to fade from others' awareness [Pratchett, Soul Music].
В романе «Роковая музыка», как в прочем, и в большинстве других пратчеттовских, сюжетных линий несколько. СМЕРТЬ (и даже ДЕДУШКА СМЕРТЬ), Сьюзен (она же внучка СМЕРТИ, она же его временная замена), Волшебники и Музыканты.
When Death abandons his post in an effort to forget the painful memories, the fabric of reality forces Susan to take on his duties and she begins to remember her past. She becomes aware of Buddy when he is scheduled to die in a riot while performing at the Mended Drum, but instead the crowd is overcome by the spirit of "Music with Rocks In," which apparently has no musical merit for objective listeners not themselves possessed by it. After this, Buddy's life is powered by the music instead of by his natural life force [Pratchett, Soul Music].
Затрудняюсь назвать, которая из них мне понравилась больше - хороши все по-своему. Сам же роман, как не трудно догадаться по названию о Рок-музыке, ее появлении и быстром распространении в Плоском мире.
«It is said that whosoever the gods wish to destroy, they first make mad. In fact, whosoever the gods wish to destroy, they first hand the equivalent of a stick with a fizzing fuse and Acme Dynamite Company written on the side. It's more interesting, and doesn't take so long» [Pratchett, Soul Music].
Одни волшебники, которые начинают вести себя как подростки, чего стоят. Здесь конечно же есть мрачные моменты, но музыкальная лихорадка их перекрывает. Здесь так и видишь себя на сцене или в толпе во время Рок Фестиваля:
«People who didn't need people needed people around to know that they were the kind of people who didn't need people» [Pratchett, Soul Music].
«A day ago the future had looked aching and desolate, and now it looked full of surprises and terror and bad things happening to people... If she had anything to do with it anyway» [Pratchett, Soul Music].
«- "There have been...accidents."
- "What kind of accidents?"
- "The kind of accidents you prefer to call...accidents."» [Pratchett, Soul Music].
Но это не все проблемы, так как Смерть опять бросает свои обязанности и отправляется в народ: «Death at the other end of the scythe, for once» [Pratchett, Soul Music].
В этом романе впервые появляется внучка Смерти — Сьюзан, дочь Мор и Изабель, которая временно замещает дедушку.
Именно она должна спасти Плоский мир от свалившейся на него напасти, но всё получается совсем не так, как она хотела, но в конце книги появляется Смерть и восстанавливает порядок.






Выводы по второй главе

Каждый человек имеет представления об таких концептах как «жизнь» и «смерть». Эти представления формировались не годами, а веками. Когда речь заходит о жизни, то мы представляем себе зелень, цветы, животных, птиц, воду, солнце, воздух и так далее, то есть все то, чем люди не перестают восхищаться. Все это всегда занимало умы человечества. Часто мы думаем о возникновение жизни, о том, как прекрасно жить. Живя, мы не перестаем наслаждаться этим каждый день.
Смерть для нас – это трагедия, потеря. Это мрак, неизвестность и небытие. Зачастую нам не хочется говорить о смерти, мы боимся представить себе, что после смерти не будет жизни. Все, что связано со смертью вызывает страх и отчаяние.
Однако в своем романе Терри Пратчетт переворачивает все устоявшееся представление этих двух понятий. Пратчетт считает, что жизнь без смерти убогая и серая. Человек никогда не сможет оценить по достоинству жизнь, если он не будет знать о том, что должен рано или поздно покинуть ее.
На протяжении всего романа, Пратчетт держит читателя в какой-то убогой обстановке, дает потрепанное представление жизни, показывает какую усталость, испытывают люди, утратившие возможность умирать.
Смерть исчезла на какое-то время, а уже вокруг происходит хаос, люди живут и не умирают, а те, кто умерли ранее - оживают. Все смешалось и перепуталось.
Без смерти утратило полностью свое значение жизнь.
В романе «Роковая музыка» у данного концепта появляется уже целый ряд воплощений, таким образом, формируется определенное родовое сообщество, которое может заменять друг друга и таким образом, распространять свое действие на большем количестве уровней.
Не случайно именно музыка, как универсальное средство коммуникации становиться важным инструментов в плоском мире.
В этом романе концепт складывает из нескольких частей и в отличие от мира в романе «Мрачный Жрец», Смерть внезапно покинул свой пост и вся система начинает разваливаться, управляемая музыкой, однако спасает систему как бы реально дополняющая часть этого нового сообщества – Сьюзан.
В книге Сьюзен понимает, откуда и какие у нее сверхъестественные способности, а также осознает реальность некоторых сказочных персонажей Плоскомирья. Необходимо отметить, что мир этого романа является очень управляемым метафорами, верой и «повествовательной причиннностью».





ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Когнитивная картина мира это некое общее, а также устойчивое, и повторяющееся представление в картинах мира отдельных народов в глобальном социуме.
В когнитивной лингвистике уделяется особое внимание изучению природы концепта. Концепт является базовым понятием, которое необходимо раскрыть исследователю, работающему в рамках когнитивной семантики.
Существует множество разнообразных трактовок термина «концепт», что приводит к разногласиям среди исследователей.
Первоначально «концепт» воспринимался как синоним слова «понятие». В «Лингвистическом энциклопедическом словаре» В.Н. Ярцевой термину «понятие» дается синоним «концепт». Но очевидно отличие концепта от понятия. Понятие отражает лишь наиболее общие, существенные (логически конструируемые признаки предметов и явлений). В отличие от него концепт может отражать любые, не обязательно существенные признаки объекта.
Дискурсом называют текст в его становлении перед мысленным взором интерпретатора.
Дискурс состоит из предложений или их фрагментов, а содержание дискурса часто, хотя и не всегда, концентрируется вокруг некоторого «опорного» концепта, называемого «топиком дискурса» или «дискурсным топиком».
Логическое содержание отдельных предложений – компонентов дискурса – называется пропозициями. Эти пропозиции связывают логические отношения: конъюнкции «и», дизъюнкции «или», импликации «если – то» и т.п.
Важнейшие объекты когнитивной лингвистики – язык и когниция. Три основные вопроса, которыми занимается когнитивная лингвистика:
1. о природе языкового знания;
2. о его усвоении;
3. как его используют. Исследования ведутся в направлениях:
а) виды и типы знаний (гносеология), механизм извлечения знаний из знаков (когнитивная семантика и прагматика);
б) условия возникновения знаков и законы их функционирования;
в) соотношение языковых знаков и культурных реалий. Центральная проблема когнитивной лингвистики: отношения в цепочке «разум – язык – репрезентация – концептуализация – категоризация – восприятие». Основная задача: объяснение механизма обработки естественного языка, построение модели его понимания.
Представление о том, что человек ориентируется во внешнем мире, по существу, без помощи языка и что язык является всего лишь случайным средством решения специфических задач мышления и коммуникации, – это всего лишь иллюзия. В действительности же «реальный мир» в значительной мере неосознанно строится на основе языковых привычек той или иной социальной группы.
Проведя практическое исследования, целью которого было - рассмотреть ключевые концепты диады жизнь-смерть в художественном дискурсе фэнтэзи романов «Мрачный Жнец» и «Роковая музыка» Терри Пратчетта, мы пришли к следующим выводам:
Терри Пратчетт представил перед нами совершенно противоположные понимания таких вечных концептов как «жизнь» и «смерть». Никогда раньше даже в самых драматических сюжетах, не было отображено серость, бессмысленность и даже какая-то жизненная безысходность.
«Смерть» же наделена человеческими качествами, причем весьма достойными. И уже она не кажется ужасной.
На наш взгляд, Терри Пратчетт смешал два концепта, и уже нет четкого и привычного их разграничения. Вот вроде бы бесконечная жизнь, о которой мечтает каждый человек, однако она представлена так, что возникает желание умереть.
Безусловно, такой подход к этим двум концептам заслуживает особого внимания, возможно даже вносит какое-то смятение по поводу уже устоявшихся представлений жизни и смерти, однако все же хочется, чтобы жизнь была наполнена разноцветными красками, а смерть, так и оставалась временным отрезком между временной и вечной жизнью.



СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Автономова Н.С. Рассудок. Разум. Рациональность. - М., 1988. – 288 с.
Арутюнова Н.Д. Типы языковых значений. Оценка. Событие. Факт / Н.Д. Арутюнова. - М., 1988. – 341 с.
Аскольдов С.А. Концепт и слово // Русская словесность: Антология / под ред. В.П. Нерознака. - М.: Academia, 1997. - С. 30.
Бабушкин А.П. Типы концептов в лексико-фразеологической семантике языка / А.П. Бабушкин. - М., 1996. – 350 с.
Базылев В.Н. Язык – ритуал – миф / В.Н. Базылев. - М., 1994. – 462 с.
Базылев В.Н. Российский политический дискурс (от официального до обыденного) // Политический дискурс в России. - М., 1997. – 265 с.
Библер В.С. От наукоучения – к логике культуры: два философских введения в XXI век / В. С. Библер - М., 1991. – 413 с.
Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание / А. Вежбицкая. - М., 1996. – 448 с.
Гришаева Л.И., Цурикова Л.В. "Введение в теорию межкультурной коммуникации". Учебное пособие, Академия", 2006 – 240 с.
Дейк T.A. Язык. Познание. Коммуникация / Т.А. Дейк. - М., 1989. – 146 с.
Карасик В.И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. - Волгоград: Перемена, 2002. – 220 с.
Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность / Ю.Н. Караулов. - М., 1987. – 261 с.
Караулов Ю.Н., Петров В.В. От грамматики текста к когнитивной теории дискурса // Дейк Т.А., ван. Язык. Познание. Коммуникация. - М., 1989. – 365 с.
Карасик В.И. Модельная личность как лингвокультурный концепт // Филология и культура. Мат-лы III международной конференции. Ч.2 – Тамбов: Изд-во ТГУ, 2001. – С. 98-101.
Красных В.В. Виртуальная реальность или реальная виртуальность? (Человек. Сознание. Коммуникация.) / В.В. Красных. - M., I998. – 245
Колесов В.В. Концепт культуры: образ – понятие – символ // Вестник СПбГУ. Сер.2. СПб., 1992. - Вып. 3. - №16. – С. 15-37.
Кубрякова Е.С., Демьянков В.З., Панкрац Ю.Г., Лузина Л.Г. Краткий словарь когнитивных терминов. - М., 1996. – 245 с.
Кун Т. Структура научных революций. - М.: Прогресс, 1977. - 300 с.
Лингвистический энциклопедический словарь // под. ред. В.Н. Ярцева. - М.: Научное изд-во «Большая Российская Энциклопедия», 2002. – 507 с.
Лосев А.Ф. Философия. Мифология. Культура / А.Ф. Лосев. - М., 1991. – 527 с.
Маслова В.А. Введение в когнитивную лингвистику: Учебное пособие / В.А. Маслова. – М.: Флинта: Наука, 2004. - 296 с.
Менджерщкая Е.О. Термин «дискурс» в современной зарубежной лингвистике // Лингвокогнитивные проблемы межкультурной коммуникации. - М., 1997. – 354 с.
Пратчетт Терри. Мрачный Жнец. – М., 2010. – 416 с.
Попова З.Д., Стернин И.А. Понятие «концепт» в лингвистических исследованиях / З.Д. Попова, И.А. Стернин. - Воронеж, 1999. – 191 с.
Попова З.Д., Стернин И.А. Очерки по когнитивной лингвистике. - Воронеж: Истоки, 2002.
Садохин А.П. Введение в теорию межкультурной коммуникации. - М.: Высш. шк., 2005.
Слышкин, Г. Г. Концептологический анализ институционального дискурса // Филология и культура: материалы конференции. – 2001. - С. 34-36.
Слышкин Г. Г. От текста к символу: лингвокультурные концепты прецедентных текстов в сознании и дискурсе. – М.: Academia , 2000. – 210 с.
Сорокин Ю.А. Политический дискурс: попытка истолкования понятия // Политический дискурс в России. - M., I997. – 265 с.
Степанов Ю.С. В мире семиотики // Семиотика: Антология. - М., 2001. – 320 с.
Степанов Ю. С. Константы: Словарь русской культуры: 3-е изд. - М.: Академический проект, 2004. - С. 42-67.
Сусов И.П.. История языкознания. - Тверь, 1999. – 200 с.
Телия В.Н. Русская фразеология: Семантический, прагматический, культурологический аспекты. – М., 1996. – 284 с.
Телия В.Н. Коннотативный аспект семантики языковых единиц. - М., 1986. – 435 с.
Телия В.Н. Метафоризация и ее роль в языковой картине мира // Человеческий фактор в языке: Языковые механизмы экспрессивности. - М., 1988. – 360 с.
Телия В.Н. Русская фразеология: Семантический, прагматический и лингвокультурологический аспекты. - М., 1996. – 235 с.
Трубецкой Н.С. История. Культура. Язык. - М., 1995. – 260 с.
Фесенко Т.А. Концептуальные системы как контекст употребления и понимания вербальных выражений // Когнитивные аспекты языковой категоризации. Сб. науч. трудов. – Рязань, 2000.- С.141-144.
Лингвистический энциклопедический словарь. Главный редактор В. Н. Ярцева. Москва «Советская энциклопедия» 2002.
Andrew M. Butler An unofficial companion to the novels of Terry Pratchett. — Greenwood World Pub., 2007. — 472 p.
Pratchett Terry. Reaper Man. – M., 2002. – 384 р. [Электронный ресурс] // Internet http: // http:// home.uninet. ee/~ronin/stuhv/Terry%20 Pratchett /Discworld%20Novels/Pratchett,%20Terry%20-%20Discworld%2011%20-%20Reaper%20Man.pdf
Pratchett, Terry (1995). Soul Music. Harper Prism. [Электронный ресурс] http://www.abebooks.co.uk/book-search/author/terry-pratchett/first-edition/soft-cover/sortby























52

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Автономова Н.С. Рассудок. Разум. Рациональность. - М., 1988. – 288 с.
2. Арутюнова Н.Д. Типы языковых значений. Оценка. Событие. Факт / Н.Д. Арутюнова. - М., 1988. – 341 с.
3. Аскольдов С.А. Концепт и слово // Русская словесность: Антология / под ред. В.П. Нерознака. - М.: Academia, 1997. - С. 30.
4. Бабушкин А.П. Типы концептов в лексико-фразеологической семантике языка / А.П. Бабушкин. - М., 1996. – 350 с.
5. Базылев В.Н. Язык – ритуал – миф / В.Н. Базылев. - М., 1994. – 462 с.
6. Базылев В.Н. Российский политический дискурс (от официального до обыденного) // Политический дискурс в России. - М., 1997. – 265 с.
7. Библер В.С. От наукоучения – к логике культуры: два философских введения в XXI век / В. С. Библер - М., 1991. – 413 с.
8. Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание / А. Вежбицкая. - М., 1996. – 448 с.
9. Гришаева Л.И., Цурикова Л.В. "Введение в теорию межкультурной коммуникации". Учебное пособие, Академия", 2006 – 240 с.
10. Дейк T.A. Язык. Познание. Коммуникация / Т.А. Дейк. - М., 1989. – 146 с.
11. Карасик В.И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. - Волгоград: Перемена, 2002. – 220 с.
12. Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность / Ю.Н. Караулов. - М., 1987. – 261 с.
13. Караулов Ю.Н., Петров В.В. От грамматики текста к когнитивной теории дискурса // Дейк Т.А., ван. Язык. Познание. Коммуникация. - М., 1989. – 365 с.
14. Карасик В.И. Модельная личность как лингвокультурный концепт // Филология и культура. Мат-лы III международной конференции. Ч.2 – Тамбов: Изд-во ТГУ, 2001. – С. 98-101.
15. Красных В.В. Виртуальная реальность или реальная виртуальность? (Человек. Сознание. Коммуникация.) / В.В. Красных. - M., I998. – 245
16. Колесов В.В. Концепт культуры: образ – понятие – символ // Вестник СПбГУ. Сер.2. СПб., 1992. - Вып. 3. - №16. – С. 15-37.
17. Кубрякова Е.С., Демьянков В.З., Панкрац Ю.Г., Лузина Л.Г. Краткий словарь когнитивных терминов. - М., 1996. – 245 с.
18. Кун Т. Структура научных революций. - М.: Прогресс, 1977. - 300 с.
19. Лингвистический энциклопедический словарь // под. ред. В.Н. Ярцева. - М.: Научное изд-во «Большая Российская Энциклопедия», 2002. – 507 с.
20. Лосев А.Ф. Философия. Мифология. Культура / А.Ф. Лосев. - М., 1991. – 527 с.
21. Маслова В.А. Введение в когнитивную лингвистику: Учебное пособие / В.А. Маслова. – М.: Флинта: Наука, 2004. - 296 с.
22. Менджерщкая Е.О. Термин «дискурс» в современной зарубежной лингвистике // Лингвокогнитивные проблемы межкультурной коммуникации. - М., 1997. – 354 с.
23. Пратчетт Терри. Мрачный Жнец. – М., 2010. – 416 с.
24. Попова З.Д., Стернин И.А. Понятие «концепт» в лингвистических исследованиях / З.Д. Попова, И.А. Стернин. - Воронеж, 1999. – 191 с.
25. Попова З.Д., Стернин И.А. Очерки по когнитивной лингвистике. - Воронеж: Истоки, 2002.
26. Садохин А.П. Введение в теорию межкультурной коммуникации. - М.: Высш. шк., 2005.
27. Слышкин, Г. Г. Концептологический анализ институционального дискурса // Филология и культура: материалы конференции. – 2001. - С. 34-36.
28. Слышкин Г. Г. От текста к символу: лингвокультурные концепты прецедентных текстов в сознании и дискурсе. – М.: Academia , 2000. – 210 с.
29. Сорокин Ю.А. Политический дискурс: попытка истолкования понятия // Политический дискурс в России. - M., I997. – 265 с.
30. Степанов Ю.С. В мире семиотики // Семиотика: Антология. - М., 2001. – 320 с.
31. Степанов Ю. С. Константы: Словарь русской культуры: 3-е изд. - М.: Академический проект, 2004. - С. 42-67.
32. Сусов И.П.. История языкознания. - Тверь, 1999. – 200 с.
33. Телия В.Н. Русская фразеология: Семантический, прагматический, культурологический аспекты. – М., 1996. – 284 с.
34. Телия В.Н. Коннотативный аспект семантики языковых единиц. - М., 1986. – 435 с.
35. Телия В.Н. Метафоризация и ее роль в языковой картине мира // Человеческий фактор в языке: Языковые механизмы экспрессивности. - М., 1988. – 360 с.
36. Телия В.Н. Русская фразеология: Семантический, прагматический и лингвокультурологический аспекты. - М., 1996. – 235 с.
37. Трубецкой Н.С. История. Культура. Язык. - М., 1995. – 260 с.
38. Фесенко Т.А. Концептуальные системы как контекст употребления и понимания вербальных выражений // Когнитивные аспекты языковой категоризации. Сб. науч. трудов. – Рязань, 2000.- С.141-144.
39. Лингвистический энциклопедический словарь. Главный редактор В. Н. Ярцева. Москва «Советская энциклопедия» 2002.
40. Andrew M. Butler An unofficial companion to the novels of Terry Pratchett. — Greenwood World Pub., 2007. — 472 p.
41. Pratchett Terry. Reaper Man. – M., 2002. – 384 р. [Электронный ресурс] // Internet http: // http:// home.uninet. ee/~ronin/stuhv/Terry%20 Pratchett /Discworld%20Novels/Pratchett,%20Terry%20-%20Discworld%2011%20-%20Reaper%20Man.pdf
42. Pratchett, Terry (1995). Soul Music. Harper Prism. [Электронный ресурс] http://www.abebooks.co.uk/book-search/author/terry-pratchett/first-edition/soft-cover/sortby

Проблема перевода имен собственных в художественной литературе (на материале произведений Терри Пратчетта)

Содержание

Введение

Глава 1. Основные положения теории имени собственного и их значение для переводоведения

.1 Понятие имен собственных

.2 Классификация собственных имен - разные подходы

.2.1 Классификации А. В. Суперанской

.2.2 Классификации Д. И. Ермоловича

.2.3 классификация Резюме

.3 Имен собственных в качестве реальности. Понятие реалии

.4 Проблемы перевода имен собственных

.4.1 Функции имени собственного в тексте художественного

.4.2 Способы передачи ИС

.4.2.1 Запись

.4.2.2 Транслитерация

.4.2.3 Смысловой перевод

Вывод

Глава 2. Особенности перевода имен собственных в произведениях Т. Пратчетта

.1 обзор и основные методы перевода собственных имен

.2 Применение различных способов перевода ИС

.2.1 Антропонимы

.2.2 Топонимы

Вывод

Вывод

библиография

Приложение 1

Введение

Художественный текст считается довольно отдельный элемент общелитературной среды в силу присутствия большого количества функций, присущих исключительно ему. Этим обусловлены и многочисленные проблемы, связанные с переводом такой литературы. Одним из важнейших вопросов такого рода является предметом настоящей работы: перевод имен собственных в качестве основного функционального компонента в структуре художественного текста. Это подводит нас к актуальности данного исследования, которая состоит в достаточно урегулирован, на наш взгляд, проблема влияния имен собственных в художественное пространство текста, а также их значения в переводе художественной литературы.

Имена собственные (ИС) часто создает свои собственные системы и сложных структур, в которые переводчик должен понимать чтобы полностью понять переводимого материала. Классификация таких структур и способов их создания имеется ряд научных работ, представленных в библиографическом списке.

Целью данного исследования является определение собственного имени, как перевод проблемы в свете его, чтобы быть системообразующей функциональная единица художественного текста. Этот аспект ИС, как показывает исследование, исследовательских работ по темам, связанных с ними, выявлено в современная лингвистика еще не до конца, и требует тщательного анализа с теоретической точки зрения, в целях создания необходимой базы для практического применения установленных закономерностей. Таким образом, цели нашей работы становятся:

Узнать стоимость работы