Вам нужна дипломная работа?
Интересует Культура?
Оставьте заявку
на Дипломную работу
Получите бесплатную
консультацию по
написанию
Сделайте заказ и
скачайте
результат на сайте
1
2
3

История культур и межкультурная коммуникация

  • 76 страниц
  • 43 источника
  • Добавлена 09.04.2015
4 235 руб. 6 050 руб.
  • Содержание
  • Часть работы
  • Список литературы
  • Вопросы/Ответы
Введение 3
Глава 1. Политическая коммуникация – опыт общения между странами 8
1.1 Понятие политической коммуникации 8
1.2 Проблемы политической коммуникации в постиндустриальном обществе 15
Глава 2. Политическая карикатура – способ международной коммуникации 18
2.1 Политическая карикатура – понятие, происхождение и развитие 18
2.2 Карикатура как жанр политического дискурса 22
Глава 3. Карикатуры – Запад и Россия (XIX – начало XX века) 27
Заключение 66
Список литературы 72
Приложение 76
Фрагмент для ознакомления

Однако в рисунке есть и «второе дно», предельно ясное современникам событий, но требующее пояснений для современного читателя. В этой карикатуре он видит прозрачный намек на созданные «гуманными» англичанами концентрационные лагеря, где содержались бурские женщины и дети, что, в конце концов, заставило их мужей, отцов, сыновей и братьев сложить оружие. Из согнанных в эти лагеря более ста тысяч женщин и детей около тридцати тысяч умерли от невыносимых условий.Как видим, все материалы газеты, посвященные событиям, били в одну точку, а серия карикатур однозначно и целенаправленно формировала у отечественного читателя негативный образ Британской империи. Это резко отрицательное отношение к ее политике грабежа и насилия, проводившейся во всех регионах мира, четко отражало антианглийскую внешнеполитическую линию газеты «Новое время». Столь же последовательно действует газета, отражая на своих страницах ход событий в Китае.Узел международных противоречий на Дальнем Востоке образовался уже в ходе японо-китайской войны 1894 года из-за Кореи, находившейся тогда в вассальной зависимости от Китая. Отчетливо обнаружилось стремление всех великих держав участвовать в разделе сфер влияния в Китае, острота англорусских противоречий, возможность совместных действий России, Германии и Франции. К началу XX века этот узел затянулся еще туже, поскольку обострились англо-германские и русско- германские отношения, Япония не забыла своих обид (когда после победы над Китаем ей пришлось отказаться от части завоеваний), в· лице Северо-Американских Соединенных Штатов появился новый претендент на высокое место в мировом рейтинге держав, заявивший притязания на свою долю влияния на Дальнем Востоке под лозунгом политики «открытых дверей».Между тем в Китае в мае 1900 года вспыхнуло так называемое «боксерское» движение, вызванное как внутриполитическими причинами, так и общенародной ненавистью к иностранным колонизаторам. Самоназвание организации «Ихэтуань», что в переводе с китайского означало «Большой кулак», дало основание европейцам называть восставших «боксерами». Были и другие более мелкие организации, но «Большой кулак» возглавил народную борьбу.Первая карикатура-отклик на народное движение в Китае –«A baslacivilization!» («Долой цивилизацию!») появилась в газете «Новое время» уже в начале мая 1900 года после известий о беспорядках в Пекине, в ходе которых иностранцев избивали, а их конторы и лавки громили и поджигали. На рисунке мы видим, как китаец в свирепой ярости грозит огромным кулаком иностранцу. Его образ рисуют немногочисленные, но очень точно выбранные детали: сплющенный цилиндр, вылетевший из глаза монокль, упавшие на землю трость и еще дымящаяся сигара. Ярко подчеркнуто соотношение сил: маленький человечек, символизирующий европейца, выглядит просто пигмеем по сравнению с большим китайцем. Попугай, символизирующий Пекин, кричит «Браво!», что удачно подчеркивает неоднократность акции.Большой кулак в этой карикатуре является не только прекрасным примером преувеличения характерного, но вызывает у читателей газеты, внимательно следивших за событиями, два ассоциативных ряда. Во-первых, он видит удачно обыгранное и выраженное графически самоназвание отрядов восставших. Во-вторых, за три номера до того, в котором была опубликована карикатура, читатели ознакомились с передовой статьей «События в Китае». В ней говорилось, что, провожая на Дальний Восток германский отряд под командованием принца Генриха, император Вильгельм II пожелал ему «высоко держать знамя Германии в стране, где оно только что было водружено на аренд­ном праве в Киао-Чао», а в качестве средства к достижению цели рекомендовал «грозить закованным в броню кулаком».В номере, где помещена карикатура, передовая также откликается на «Волнения в Китае». Позиция газеты «Новое время», четко сформулированная в этих статьях такова: «Большой кулак» - не частное явление, созданное фанатиками, это движение «ожесточенно-враждебно всем иностранцам», оно является ответом на вторжение их в глубь Китая, причем ответом жестоким, но, по определению газеты, «до некоторой степени заслуженным».Реакция на народное движение со стороны европейских держав отлично показана в карикатуре «Остерегись! Не подходи близко!» Китай представлен на рисунке в виде огромной рыбины, вытащенной на сушу, пронзенной множеством стрел, бьющей в ярости хвостом и с широко раскрытой пастью. Рядом - группа иностранных моряков, с удивлением и испугом взирающих на чудище. Это - морской десант, высаженный с иностранных кораблей на сушу после взятия крепости Таку. Материалы многочисленных статей и заметок в этом и ближайших номерах газеты сообщают о количестве войск, высланных каждой из держав для наведения «порядка» в Китае.В карикатуре «Кулак и Европа» использован как символ происходящего все тот же огромный кулак, но здесь образ противостояния приобретает новые грани: кулак вздымается вверх после удара изо всех сил по ежу, обозначающему Европу. Обратим внимание на оригинальную находку: при ближайшем рассмотрении видно, что еж ощетинился многочисленными штыками. Поэтому диалектика столкновения обозначена художником двумя точно выбранными штрихами - каплями крови, стекающими с кулака, в то время как еж, лукаво улыбаясь, попыхивает трубкой.Европейские державы, под предлогом защиты коммерческих интересов и своих соотечественников, направили в Китай войска, о чем сообщается в передовой статье от 11(24) июня на второй полосе «Нового времени». В том же номере газеты, на первой полосе, помещены «Правительственное сообщение» о прибытии в Таку первого эшелона русских вооруженных сил и телеграмма из Лондона о мерах британского правительства по формированию отрядов, отправляемых в Китай. На карикатуре «Подождите меня, почтенные милорды»(Приложение, 9) (на третьей полосе) зритель видит Джона Буля, пытающегося выплыть из потока трансваальских проблем в Африке, чтобы успеть принять участие в международных делах на востоке Азии. На рисунке огромный, с волосатой грудью англичанин выглядит очень смешным и неуклюжим, в то время как Крюгер в виде маленькой рыбки в цилиндре все также спокойно курит свою трубку.Карикатура «Зловещий миссионер» раскрывает глубинные причины народного негодования. Тот же китаец, которого мы помним по карикатуре «A baslacivilization!», яростно плюет на миссионера, одетого в черный балахон с капюшоном и надписью на подоле «Европа». Несколько штрихов дополняют мрачный образ: череп со скрещенными костями на одеянии миссионера, его обращенные к китайцу предупреждающий жест и фраза: «Mementomori!» («Помни о смерти!»). Этих намеков современникам было достаточно для того, чтобы напомнить об убийстве двух немецких миссионеров в 1897 году, что тогда же было использовано Германией для занятия китайской бухты Киао-Чао. А убийство в Пекине в 1900 годугерманского посланника барона Кеттлера дало удобный повод не только для интервенции, но и для требования компенсаций. Не случайно именно германский генерал (правда, после длительных согласований) возглавил международный экспедиционный корпус, действовавший в Китае против восставших.В данном случае карикатура стала как бы иллюстрацией к помещенной в газете несколькими днями раньше передовой статье «Западно-европейские миссионеры». В ней «Новое время» писало: «В современной действительности миссионер является как бы первым пионером (Так! - И.Р.) вторгающихся за ним иноземной торговли и иноземного вмешательства... за миссионерами следуют пушки... Теперь существуют общества покровительства миссионерам, и представители их постоянно прибегают к защите министерства иностранных дел, добиваясь возмездия». Именно поэтому у китайцев представление о миссионерах связывалось с представлением о торговце и политическом деятеле, которых в народе не только не жаловали, но и считали врагами.Кроме европейских держав активное участие в подавлении народного движения в Китае приняли Соединенные Штаты Америки и Япония. Карикатура «Позвали обедать (Япония)» рисует яркий образ захватчика, спешащего к дележу добычи. Крошечный человечек с огромными ушами, похожий на обезьяну, вооружившись огромными ложкой и вилкой, торопится по направлению к Китаю, указанному стрелкой. Точными штрихами художник передает стремительность движения (очень широкий шаг, клубы пыли, вздымающиеся из-под ног, сабля, которая бьет бегущего по пяткам) и сосредоточенную готовность вступить в бой (вилка лежит на плече подобно ружью с примкнутым штыком, держало ложки похоже на короткий самурайский меч). Прекрасно прописанная диагональ - вилка, ложка, вытянутые почти в линию ноги - придают необыкновенный динамизм рисунку и создают запоминающийся образ.В карикатуре явно чувствуются антияпонские настроения. Хорошо известное многим в России отношение Николая II к японцам, которых он как-то назвал «обезьянами, играющими в европейцев», было свойственно не только царю. Такие настроения проглядывают и во многих материалах газеты «Новое время», а по мере приближения к началу Русско-японской войны становятся достаточно многочисленными. Это отношение к воз­можному врагу было во многом неадекватно и сослужило плохую службу при подготовке России в военном отношении к столкновению.Знаменательны еще две карикатуры, помещенные в «Новом времени» в 1902 году уже после подавления «боксерского» движения. Первая –«Англия и Германия над трупом китайца» - очень образный отклик на новую форму закабаления Китая. После вывода иностранных контингентов с территории Поднебесной империи ее правительство обязалось выплатить оккупантам компенсации, для чего заключило с ними же контракт на крупный заем. Другая карикатура изображает китайца, любовно обнимающего ствол пулемета «Максим», и приговаривающего: «Чтобы жить в мире, надо их много иметь». Здесь, как говорится, комментарии излишни.Важно отметить, что ни на одной из карикатур, посвященных «боксерскому» движению, не присутствует Россия. Хотя ее воинский контингент по численности превосходил иностранные, «Новое время» всемерно отделяет политику России в Китае от политики других держав. Всячески подчеркивается наличие таких факторов как общая граница, длительное доброжелательное соседство, иные по сравнению с Англией, Францией, Германией, Японией и Америкой цели действий, даже если они вынужденно проводятся в кооперации с остальными державами. Вскоре после начала народного движения в статье под названием «Россия и Китай» газета заявила два тезиса: «Европа расплачивается в Китае за свои грехи» и «Большой кулак поднят не против нас, а против других». Эта линия четко прописана в текстах передовых и других статей, обзоров и информационных сообщений и нашла яркое воплощение в визуальном ряду.В зарубежной политической карикатуре тех лет нашли отражение образ Николая II - инициатора Первой Гаагской конференции мира - и события Русско-японской войны 1904-1905 гг. В отечественной прессе, естественно, не могли появиться карикатуры на государя императора, тогда как в западно-европейской сатирической графике они многочисленны. При этом легко заметить, что образ царя не только лишен привлекательности, но постепенно становится даже отталкивающим. Современникам было хорошо известно стремление Николая II походить на своего отца - Александра III. Выраженное в его апрельском 1881 года манифесте намерение «стать бодро на дело правления, в уповании на божественный промысел, с верою в силу и истину самодержавной власти, которую мы призваны утверждать и охранять для блага народного от всяких на нее поползновений», оставалось символом веры и Николая II.Карикатура «Вот сабля моего отца» из лондонского «Panch’a» - недвусмысленно указывает на этот факт, являясь откликом на широко известную речь, произнесенную Николаем II 17(29) января 1895 года. Новый император так выразил свое кредо: «Я буду поддерживать принцип автократии с той же твердостью и невозмутимым постоянством, что и мой незабвенный родитель!». Эта цитата из речи служит подписью под рисунком. На нем художник Linley-Samboume помещает фигуру Николая II в полный рост на фоне пограничного столба и будки. Широким взмахом царь вздымает над головой саблю, на клинке которой начертано лишь одно слово –«Автократия», столь решительно, что даже символизирующий Россию медведь-будочник озадаченно чешет в затылке. Изобразительные средства скупы, но очень выразительны: монарх облачен в парадную форму и кавалергардскую каску, правая рука с оружием в перчатке, тогда как левая вытянута вперед, а перчатка брошена наземь. Вызов звучит весьма недвусмысленно.Попытка сына следовать заветам отца - царя-миротворца - и в области внешней политики удачно отражена в другой английской карикатуре –«Комплименты по случаю», из того же журнала. Только что коронованному императору-сыну Ангел мира предлагает свою дружбу, поскольку прежде он дружил с императором-отцом. Рисунок опубликован 30 мая[8] 1896 года, и хотя еще нет речи о будущих мирных инициативах, Николай П в короне и горностаевой мантии показан преисполненным добрых намерений, что символизируют пальмовые ветви у него за спиной. Однако едва ли не в последний раз царь представлен столь благообразно.Стоит обозначить некоторые знаковые события в истории Русско- японской войны, получившие отражение в зарубежной политической карикатуре и позволяющие проследить, как у западного читателя целенаправленно формировался определенный стереотип восприятия российской действительности. На рисунке «Апофеоз мира в невыгодном положении» из нидерландского «Uilenspiegel» (от 7 ноября 1903 года) обозначен один из таких моментов. Уже истек срок эвакуации русских войск из Манчжурии, занятой после подавления «боксерского» восстания в Китае, а русско-японское противостояние из-за преобладания в Корее вот-вот выльется в вооруженный конфликт. Николай II изображен в тягостных раздумьях, которые передает и его монолог: «Я в серьезном затруднении потому, что не знаю к какому из средств прибегнуть сначала». Этот «момент истины» голландский художник (под псевдонимом Orion) изображает так: за спиной царя - карта, на которой обозначены Манчжурия, Китай, Япония и Америка, на столе перед ним - меч и свиток с надписью «Арбитраж»; кажется, нимб миротворца не позволяет царю решиться прибегнуть к силе оружия. Важно отметить, что это едва ли не единственный случай, когда Николай II облачен в костюм-тройку, а не в военный мундир.Но вот роковой выбор сделан. На карикатуре «Два ангела Николая»(Приложение, 10)из итальянского «Pasquino» император изображен с довольной ухмылкой, в обнимку с Костлявой и повернувшимся спиной к Ангелу мира, который покидает неудавшегося царя-миростроителя, унося миртовую ветвь. Отточенный рисунок (черные крылья Смерти и лезвие ее косы очерчивают вокруг обнявшихся круг, из которого выходит Ангел), строгое черно-белое решение, явно японские черты лица царя в совокупности создают гротескный образ. Последний штрих вносит монолог Ангела: «Я окончательно ухожу. Он в таких руках!».Столь же остро сатирический заряд несет карикатура F. Boscovitz’a«Пляска азиатских смертей», помещенная в цюрихском«Nebelsplater» 29 октября 1904 года: Николай II в поте лица наяривает на скрипке военный марш (или танец с саблями), в котором кружатся себе на погибель символизирующие Россию и Японию скелеты. Комментарий не менее язвителен: «Царь-мироносец получает явное удовольствие от этого занятия». И хотя Япония давно и целенаправленно готовилась к схватке, и именно она без объявления войны напала на Россию, художники, один - приписывая выбор между «Миром» и «Смертью» царю, другой - вкладывая ему в руки скрипку, как бы возлагают на него ответственность за развязывание конфликта.Военные успехи Японии (захват Ляодунского полуострова, Кореи и части Манчжурии) потребовали значительного напряжения сил, и уже в июле 1904 года она провела первый зондаж возможности заключить мир. Однако Николай II полагал необходимым сначала одержать крупную победу. После поражений русских у Ляояна, Мукдена и падения Порт-Артура в декабре, японцы вновь попытались завязать переговоры при условии, чтобы официальная просьба о мире прозвучала со стороны России. Такое предложение было отвергнуто Петербургом.Знакомый нам мюнхенский «Simplicisimus» карикатурой «Царь и Ангел мира» (художник Th.Heine) откликается на это событие со свойственным ему злорадством. В иной ситуации журнал вновь обращается к образам, уже использованным в рисунке «Чудо дрессировки», посвященной гаагским инициативам Николая II. Стиснув голову Ангела в руках, царь в страстном порыве лобзает его, восседая верхом на Косолапом, который несется во весь опор и, со свойственной этому существу грацией, уже перекусил Ангелу одну ногу. Едва держащаяся на голове корона и развевающаяся горностаевая мантия, склоненная пальмовая ветвь и трепещущие крылья - все подчеркивает стремительность движения. Вместе с тем всем построением композиции художник ехидно высмеивает несуразность и неуклюжесть политики царя.На карикатуре «Последний якорь спасения» (художник RataLanga), опубликованной в римской «Asino» 27 августа 1905 года время действия - начало переговоров в Портсмуте о заключении мира с Японией и разгар революционного пожара в России. Царь представлен перепуганным насмерть, со сдвинутой набок короной, судорожно цепляющимся за плечо Ангела мира, который с миртовой ветвью в руке парит над огромной массой демонстрантов. Рисунок сопровождается текстом: «Увидим, сумеет ли Николай спастись от бури, которая разбушевалась у его ног». Для тех же, кому такая подпись покажется недостаточной, имеется пояснение: «Последний якорь спасения для Николая - это улететь на крыльях Ангела мира, иначе говоря спастись бегством». Здесь еще проглядывает надежда на то, что свертывание войны позволит бросить все силы на решение внутренних проблем, грозящих подорвать устои самодержавия.Напротив, полной безнадежностью веет от карикатуры «Дамоклов меч» (художник Nasica) из туринского«Pasquino» за 10 сентября 1905 года. В ней безжалостно высмеиваются поражения царизма в войне с Японией и кровавая расправа с подданными: мимо холмов-могил, на крестах которых читаются: «Мукден», «Петербург», «Порт-Артур», «Цусима», понуро бредет Николай II с низко опущенной под тяжестью короны головой, а над ней Смерть уже занесла свою косу. Подпись столь же пессимистична: «Отправляя в мир иной зародыш конституции и почетный мир». Пояснение ставит все точки над i: «Намек на непрочную конституцию и так называемый почетный мир с Японией».Сдержанно по форме, но со свойственной англичанам иронией откликнулся в октябре 1905 года«Panch» на реакцию верхов России в связи с ростом революционного движения. Карикатура «Изменение на глазок» с подзаголовком «Николай - звезда московских театров» (художник Raven-Hill) позволяет заглянуть за кулисы политического театра. Слуга с бесстрастным выражением лица держит в руках реквизит: в одной - миртовую ветвь, в другой - голубя с округлившимся от удивления глазом; оба наблюдают, как царь переодевается для новой мизансцены. Торопливо, но решительно он напяливает поверх рубахи с засученными рукавами белую накидку с ангельскими крыльями. Явная насмешка просвечивает и в других деталях рисунка: свисающая с затылка венценосца оливковая ветвь, на полу - скинутый военный мундир и сабля со сломанным клинком, у бедра - пустые ножны на полупристегнутой портупее. Рисунок дополняет монолог царя: «От этого конца войны бросает в дрожь. Мне вновь послужит реприза Гаагской пьески. Итак, вперед, голубь мира и оливковая ветвь!».Сопоставляя карикатуры из разных западно-европейских сатирических журналов, можно увидеть, что художники зачастую применяют во многом сходные выразительные средства, либо заимствуют их друг у друга. Стоит отметить, что в сатирической графике, посвященной Николаю II, постоянно переплетаются два образа –«Мир» и «Смерть» - с соответствующей атрибутикой: Ангел, пальмовые или миртовые ветви и скелет, череп, коса. Посредством этой символики недвусмысленно выявляется угроза как личности монарха, так и системе, которую он олицетворяет. При этом совершенно очевидно акцентируется фальшивое миролюбие царя, а вместе с тем у читателя-зрителя формируется недоверчивое и даже негативное отношение к политике России.В целом, политическая карикатура является своеобразным «зеркалом», отчетливо отражавшим реалии своего времени. Национальная принадлежность художника при этом, безусловно, накладывала свой отпечаток на его творения. Поэтому каждое национальное «зеркало» в конкретном случае давало известный коэффициент искривления, корректировавшийся при этом другими «зеркалами».ЗаключениеОсознание политической карикатуры, определяемое как когнитивная деятельность, которая способствует установлению смысла карикатуры, является сложным и многомерным процессом. При совпадении концептуальных систем автора и адресата образуется база для понимания текста реципиентом. Однако, такие системы не могут полностью совпадать, и поэтому не может быть полного совпадения проекций текста у автора и адресата. Носители «своей» культуры довольно часто неадекватно или ложно воспринимают политические карикатуры. Во время межкультурной коммуникации значительно возрастает проблема понимания смысла текста.Эта проблема связана с культурно-языковыми различиями, которые характеризуют межкультурную коммуникацию. Все это объясняется тем, что своя система когнитивных структур и социальных стереотипов составляет основу мировидения и миропонимания каждого народа. При проведении эксперимента, который был направлен на определение специфики понимания политической карикатуры в межкультурном аспекте, и при рассмотрении его результатов учитывалось то, что в межкультурном аспекте существуют различия между пониманием креолизованного текста и пониманием буквенного текста. Это связано с актуализацией феноменологических когнитивных структур, осуществляемых не только с помощью языковой проекции, но и с помощью визуально-пространственных образов.Язык является кодом словесного ряда карикатуры, а визуальными кодами кодируется видеоряд. С культурным, социальным, стилистическим и идеологическим кодами пересекаются языковой и визуальный коды: репрезентативный, технический, иконографический и иконический. Непонимание карикатур происходит тогда, когда не совпадают системы ценностей и не совпадают когнитивные базы представителей разных культур. Понимание карикатуры может быть достигнуто тогда, когда ее сюжет полностью базируется на элементах, составляющих «универсальную» когнитивную базу, собственно на знании:- реальных политических событий;- видных политических деятелей;- проблемных политических ситуаций;- официальной государственной символики или известных символов государств;- аллюзий на художественные, музыкальные и литературные произведения мировой классики.Но если сделать вывод к достигнутой цели работы, то здесь можно сказать следующее. Особенностями политической карикатуры указанного периода было то, что рисовалась она практически всегда с участием в искаженном виде тех политических деятелей, которые подвергались высмеиванию. Либо это были стереотипы, которые сложились как в России по отношению к Западу, так и наоборот. Если человек видел карикатуру, то благодаря стереотипам он мог конкретно сказать, кто именно или что за страна является героем изображения. На все политические событие были свои карикатуры, если обществу казалось, что происходит что-то, что не соответствует здравому смыслу. А передел и захват мира был наиболее острой темой политической карикатуры. Что же касается России, то в политической карикатуре были свои стереотипы и условности. В то время Россия в карикатурах изображалась монстром с раззявленной пастью, который покушается на цивилизацию. Также Россия нередко изображалась и медведем, в том числе и подыхающим, на котором уже пируют черви. Также Россию ассоциировали со спрутом или бородатым мужиком, но всегда непременно наша страна стремилась к захвату Европы. О стоит отметить, что еще до медведя Россия представала в образе казаков, которые были не менее страшны, чем медведь для Европы. Но все-таки практически всегда, и тогда, и теперь Россия – это медведь. И как с ним бороться Европы ищет способы до сих пор.С XVIII столетия «русский медведь» стал хрестоматийным образом в европейской карикатуре и журналистской риторике. Именно медведь традиционно выступает субститутом верховного правителя России в политическом бестиарии Западной Европы. При этом внутренних причин к выделению медвежьей символики в качестве общенациональной в России никогда не было: лишь в последнее десятилетие образ медведя утвердился как позитивный устойчивый атрибут российского государства С XVIII века и до наших дней в европейской карикатуре и журналистской риторике медведь выступает устойчивым атрибутом российского государства и субститутом ее верховного правителя (царя-императора-генсека-президента). Законодателями в этом были английские графики, которые первыми освоили массовое производство сатирических листов на актуальные политические темы. Самые ранние графические работы, на которых медведь выступал визуальным маркером России, фиксируются в Англии еще в 1737-1740 гг. - это серия аллегорических гравюр «Европейская гонка» («TheEuropeanRace»). С конца XVIII века «русский медведь» стал почти хрестоматийным образом в политическом бестиарии карикатуристов Великобритании, а позднее — с периода Крымской войны - и других стран. Стоит подчеркнуть, что внутренних причин к выделению медвежьей символики в качестве общенациональной в России никогда не было. Это исключительно взгляд с Запада. На гербах российских городов и областей медведь встречается часто, но ни один из них не перешел за рамки локальной эмблемы. Вплоть до XX века медведь не выступал в качестве государственно­го атрибута даже в карикатуре. Лишь много позже медвежий символ, несущий изначально исключительно отрицательный заряд, был подхвачен в самой России и приручен: по сути (если не учитывать олимпийского Мишку 1980 года), это произошло на наших глазах - в последнее десятилетие.Если говорить о Европе в глазах российских карикатуристов, то здесь ситуация следующая.Рассмотрим некоторые карикатурные образы Европейских государств- военных противников России, использовавшиеся пропагандой. Образ немца как врага в первую мировую войну писался не с чистого листа, карикатура отсылала осведомленного читателя той эпохи к более ранним сюжетам. В русском образованном обществе немец как обобщённый, традиционный для русского общества образ до военного противостояния имел позитивный характер. Германия была для России длительное время положительным культурным ориентиром для дореволюционной интеллигенции. В начальный период войны карикатуры не преследовали агитационных целей и не были направлены на создание наводящих ужас образов врага; они хотели, прежде всего, выставить врага на посмешище и зачастую являлись для зрителя объектом веселья, чем средством внушения ненависти. Только с середины 1915 года на страницах донских газет и журналов немец появляется уже в несколько ином образе: бездушного зверя и милитариста. В политической карикатуре не сразу был создан негативный «образ врага», Германия и ее союзники постепенно представлялись жестокими и коварными агрессорами, на которых целиком и полностью возлагалась ответственность за развязывание войны. Основной мишенью для насмешек местных карикатуристов стал кайзер Вильгельм II. На него переносились все возможные негативные стереотипы. На многих местных карикатурах кайзер изображен жалким, смешным, а то и просто мечтающим, подобно Наполеону захватить весь мир. В донской прессе был чрезвычайно популярен образ Вильгельма-Наполеона. Карикатуристы рисовали немцев неправдоподобно худыми, сутулыми, с выраженными феминными признаками. Российские карикатуристы обыгрывали конвенции, существующие в Европе относительно телесных признаков маскулинности и феминности. Визуальные проявления феминности воспринимались зрителями как знак недееспособности врага, а также как отсутствие у него чести и человеческого достоинства. Для создания образа врага донские карикатуристы довольно часто пользовались зооморфизмом. В годы Первой мировой войны основным союзником Германской империи была Австро-Венгрия - многонациональное государство во главе с дряхлеющей монархией, к началу XX века раздираемое острыми межэтническими и социальными противоречиями, которые со всей определенностью проявились в ходе войны. В донской карикатуре достаточно часто изображается император Австрии и король Венгрии Франц-Иосиф, Австро-Венгрия в визуальной сатире воспринимались как второстепенный противник. Австриец как противник на первых порах вызывал даже известное уважение, однако впоследствии отношение к нему стало более негативным. В донской карикатуре одним из первых сложился «образ турка». Образ «больного человека Европы» в целом соответствовал имеющемуся в то время в российской журналистике клише для обозначения Турции в мировом сообществе. В карикатурах изображена старая дряхлеющая Турция, которую немец целенаправленно натравливает на Россию. Турок в обобщенном визуальном образе – послушный инструмент в руках врагов с Запада.Болгария, Греция и Румыния с лёгкого пера донских карикатуристов предстают отталкивающего вида алчными персонажами, выжидающими удобного момента и легко продающимися любому, кто больше заплатит. Чаще всего на страницах донских газет встречаются образы Болгарии, Румынии как союзников Германии. Болгария, которую Россия неизменно защищала и поддерживала в борьбе с турецким игом, помогла обрести независимость, в первой мировой войне была в лагере врага и воевала на стороне Германии. Однако эта страна никогда не воспринималась всерьез в качестве противника ни русскими властями, ни русским общественным сознанием, что нашло отражение и в визуальной сатире.Первая мировая война сыграла определяющее значение в формировании внешнеполитических стереотипов, системы представлений о «другом», образе противника своего государства. Базируясь на образах «других», возникающих в предшествующий период, они получили в период первой мировой войны новое наполнение, обусловленное обстоятельствами и природой тотального военного конфликта, переживаемого на определенной историко-культурной почве. Предрассудки, стереотипы восприятия «других», были в большей степени порождены длительной межкультурной коммуникацией, обстоятельствами исторических контактов народов, отразившихся на этническом сознании и психологии русского народа. Сформировавшиеся образы включали неосознаваемые стереотипы и предубеждения, влияющие на восприятие «другого». Представления о «чужих», их образы, базирующиеся на эмоционально окрашенных представлениях, ценностях и нормах своего сообщества, были в значительной степени проекцией последних.Список литературыАнгло-бурская война 1899-1902 гг. По архивным материалам и воспоминаниям очевидцев / Сост. Н.Г. Воропаева, P.P. Вяткина, Г.В. Шубин. М., 2001Бахтин М.М. Проблема речевых жанров // Собрание сочинений, 5 т., М.: Русские словари, 1996Ван Дейк Т. Язык. Познание. Коммуникация / Ван Дейк Т.; пер. с англ. – М.: Прогресс, 1989. – 312 с.Вацлавик П., Бивин Д., Джексон Д. Прагматика человеческой коммуникации. М., 2000Ворошилова М. Б. Креолизованный текст в политическом дискурсе // Политическая лингвистика. Вып. 3(23). Екатеринбург, 2007Голиков А. Г. Исторический источник в свете учения об информации: теория, практика, возможности (политическая карикатура периода революции 1905 - 1907 гг.) // Идеи академика И. Д. Ковальченко в XXI веке: Материалы IV научных чтений, посвященных памяти академика И.Д. Ковальченко. М., 2009Гольдин Е.В. Проблемы жанроведения // Жанры речи, Сборник научных статей. - Саратов: Изд.-во Гос. учебно-научного центра "Колледж", 1999. - с. Грачёв М.Н. Политическая коммуникация: теоретические концепции, модели, векторы развития. http://uchebnik-online.com/soderzhanie/textbook_253.htmlДемосфенова Г.Л., Советские плакатисты – фронту / Г.Л. Демосфенова. – М.: «Искусство» –1985. – 280 с.Дмитриев А. В. Социология юмора. Очерки. М., 1996Дмитриев, А.В. Сычев А. А., Смех: социофилософский анализ / А.В. Дмитриев, А.А. Сычев. – М.: Альфа-М, 2005. – 592 с.Ефимов Б.Е. Сатира не без юмора. М., 1963Ефимов, Б. Школьникам о карикатуре и карикатуристах: книга для учащихся / Б. Ефимов. – М.: Просвещение. 1976. – 192 с.Зильберт Б.А. Социопсихолингвистическое исследование текстов радио, телевидения, газеты. – Саратов: издательство СГУ, 1986. – 210 с.Зильберт Б.А. Тексты массовой информации, - Саратов, 1991Киселёва Л. Семантическое основа образных средств / Киселёва Л. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1989. – 92 с.Конецкая В.П. Социология коммуникации. – М., 1997Кравченко В.И. Власть и коммуникация: проблемы взаимодействия в информационном обществе. - СПб: Изд-во СПбГУЭФ, 2003. - 272 с. ил.Луман Н. Рельностьмассмедиа. М.: Праксис, 2005. – 256 с.Майданова Л.М. Структура и композиция газетного текста. Средства выразительного письма. - Красноярск, 1987Музыкант, В.Л. Реклама в действии: история, аудитория, приемы. Учебное пособие / В.Л. Музыкант. – М.: «Эксмо», 2006. – 240 с.Петрушевский Ф.Ф. Карикатура. Энциклопедический словарь издательства Ф.А. Брокгауз (Лейпциг), И.А. Ефрон (СПб.). СПб, 1895. Т. XIV.Политическая коммуникация: перспективы развития научного направления: материалы Меж-дунар. науч. конф. (Екатеринбург, 26-28.08.2014) / гл. ред. А. П. Чудинов ; ФГБОУ ВПО «Урал.гос. пед. ун-т». - Екатеринбург, 2014. - 397 с.Почепцов Г.Г. Теория коммуникации. – М., 2001Радаков А. Карикатура. Л., 1926Рыбаченок И. С. Смех – дело серьезное. Россия и мир на рубеже XIX–XX веков в политической карикатуре» / И. С. Рыбаченок, А. Г. Голиков. - Москва: ИРИ РАН, 2010. - 328 с. Рыбаченок И.С. Россия и первая конференция мира 1899 года в Гааге. М., 2005Рыбаченок И.С. Россия и Франция: союз интересов и союз сердец. 1891-1897. Русско-французский союз в дипломатических документах, фотографиях, рисунках, карикатурах, стихах, тостах и меню. М., 2004Рыбаченок И.С. Русско-французский союз конца XIX в. в политической карикатуре // Россия и Франция XVIII-XX века. М., 2006. Вып. 7Савинов А.И. Павел Егорович Щербов. Л., 1969 Сорокин Ю. Креолизованные тексты и их коммуникативная функция / / Сорокин Ю., Тарасов Е. Оптимизация речевого воздействия / Академия наук СССР; отв. редактор: Котов Р. – М.: Высшая школа, 1990Стернин Г.Ю. Очерки русской сатирической графики. М., 1964Тавадов Г.Т Политология. – М., 2002Трубачев С.С. Краткий очерк истории карикатуры в России // Шевыров А.В. Указ.соч. С. 370-373; Каганович А.Л. Иван Иванович Теребенев. 1780-1815. М., 1956Федотова Л.Н. Социология массовой коммуникации. – Спб, 2003Чепуров, И.В. Генезис форм выражения комического в русском лубке и экстраполяция его стилистических особенностей в элементы графического дизайна XX-XXI века / И.В. Чепуров //Вестник Оренбургского государственного университета №9(128) –ГОУ ОГУ, 2011. – 178 с.Чудинов А. Политическая лингвистика: учеб.пособие / Чудинов А. – М.: Флинта: Наука, 2006. – 256 с.Шевыров А.В. Иллюстрированная история карикатуры с древнейших времен до наших дней. СПб, 1904Шейгал Е.И. Вторичные жанры политического дискурса (143-144)//Русский язык в контексте современно Лотман Ю.М. Текст как смыслопорождающее устройство (11-163)//Внутри мыслящих миров. Человек – текст – семиосфера – история. - М.: Языки русской культуры, 1999й культуры, - Екатеринбург, 1998Шестаков В.П. Гиллей и другие… Золотой век английской карикатуры. – М.: Российский государственный гуманитарный университет, 2004. – 142 с.Шестаков В.П. Гильрей и другие. Золотой век английской карикатуры. М., 2004Шмелева Е. Я., Шмелев А. Д. Мы и они в зеркале анекдота // Отечественные записки. 2007. № 1: Ворошилова М. Б. Кризис сквозь смех: метафорический образ мирового кризиса в русской политической карикатуре // Политическая лингвистика. Вып. 1(31). Екатеринбург, 2010Яичница всмятку, или Несерьезно о серьезном: над кем и над чем смеялись в России в 1917 г. М., 1992Приложение1.«Милитаризм в Германии»2. «Не всем это понравится»3. «Постель для президента»4. «Мир в Европе»5. «Чудо дрессировки»6. «Ол Райт. Теперь и о всеобщем разоружении можно поговорить»7. «Если бы Трансвааль был морской державой»8. «Опустите шторы»9. «Подождите меня, почтенные милорды»10. «Два ангела Николая»

1. Англо-бурская война 1899-1902 гг. По архивным материалам и воспоминаниям очевидцев / Сост. Н.Г. Воропаева, P.P. Вяткина, Г.В. Шубин. М., 2001
2. Бахтин М.М. Проблема речевых жанров // Собрание сочинений, 5 т., М.: Русские словари, 1996
3. Ван Дейк Т. Язык. Познание. Коммуникация / Ван Дейк Т.; пер. с англ. – М.: Прогресс, 1989. – 312 с.
4. Вацлавик П., Бивин Д., Джексон Д. Прагматика человеческой коммуникации. М., 2000
5. Ворошилова М. Б. Креолизованный текст в политическом дискурсе // Политическая лингвистика. Вып. 3(23). Екатеринбург, 2007
6. Голиков А. Г. Исторический источник в свете учения об информации: теория, практика, возможности (политическая карикатура периода революции 1905 - 1907 гг.) // Идеи академика И. Д. Ковальченко в XXI веке: Материалы IV научных чтений, посвященных памяти академика И.Д. Ковальченко. М., 2009
7. Гольдин Е.В. Проблемы жанроведения // Жанры речи, Сборник научных статей. - Саратов: Изд.-во Гос. учебно-научного центра "Колледж", 1999. - с.
8. Грачёв М.Н. Политическая коммуникация: теоретические концепции, модели, векторы развития. http://uchebnik-online.com/soderzhanie/textbook_253.html
9. Демосфенова Г.Л., Советские плакатисты – фронту / Г.Л. Демосфенова. – М.: «Искусство» –1985. – 280 с.
10. Дмитриев А. В. Социология юмора. Очерки. М., 1996
11. Дмитриев, А.В. Сычев А. А., Смех: социофилософский анализ / А.В. Дмитриев, А.А. Сычев. – М.: Альфа-М, 2005. – 592 с.
12. Ефимов Б.Е. Сатира не без юмора. М., 1963
13. Ефимов, Б. Школьникам о карикатуре и карикатуристах: книга для учащихся / Б. Ефимов. – М.: Просвещение. 1976. – 192 с.
14. Зильберт Б.А. Социопсихолингвистическое исследование текстов радио, телевидения, газеты. – Саратов: издательство СГУ, 1986. – 210 с.
15. Зильберт Б.А. Тексты массовой информации, - Саратов, 1991
16. Киселёва Л. Семантическое основа образных средств / Киселёва Л. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1989. – 92 с.
17. Конецкая В.П. Социология коммуникации. – М., 1997
18. Кравченко В.И. Власть и коммуникация: проблемы взаимодействия в информационном обществе. - СПб: Изд-во СПбГУЭФ, 2003. - 272 с. ил.
19. Луман Н. Рельностьмассмедиа. М.: Праксис, 2005. – 256 с.
20. Майданова Л.М. Структура и композиция газетного текста. Средства выразительного письма. - Красноярск, 1987
21. Музыкант, В.Л. Реклама в действии: история, аудитория, приемы. Учебное пособие / В.Л. Музыкант. – М.: «Эксмо», 2006. – 240 с.
22. Петрушевский Ф.Ф. Карикатура. Энциклопедический словарь издательства Ф.А. Брокгауз (Лейпциг), И.А. Ефрон (СПб.). СПб, 1895. Т. XIV.
23. Политическая коммуникация: перспективы развития научного направления: материалы Меж-дунар. науч. конф. (Екатеринбург, 26-28.08.2014) / гл. ред. А. П. Чудинов ; ФГБОУ ВПО «Урал.гос. пед. ун-т». - Екатеринбург, 2014. - 397 с.
24. Почепцов Г.Г. Теория коммуникации. – М., 2001
25. Радаков А. Карикатура. Л., 1926
26. Рыбаченок И. С. Смех – дело серьезное. Россия и мир на рубеже XIX–XX веков в политической карикатуре» / И. С. Рыбаченок, А. Г. Голиков. - Москва: ИРИ РАН, 2010. - 328 с.
27. Рыбаченок И.С. Россия и первая конференция мира 1899 года в Гааге. М., 2005
28. Рыбаченок И.С. Россия и Франция: союз интересов и союз сердец. 1891-1897. Русско-французский союз в дипломатических документах, фотографиях, рисунках, карикатурах, стихах, тостах и меню. М., 2004
29. Рыбаченок И.С. Русско-французский союз конца XIX в. в политической карикатуре // Россия и Франция XVIII-XX века. М., 2006. Вып. 7
30. Савинов А.И. Павел Егорович Щербов. Л., 1969
31. Сорокин Ю. Креолизованные тексты и их коммуникативная функция / / Сорокин Ю., Тарасов Е. Оптимизация речевого воздействия / Академия наук СССР; отв. редактор: Котов Р. – М.: Высшая школа, 1990
32. Стернин Г.Ю. Очерки русской сатирической графики. М., 1964
33. Тавадов Г.Т Политология. – М., 2002
34. Трубачев С.С. Краткий очерк истории карикатуры в России // Шевыров А.В. Указ.соч. С. 370-373; Каганович А.Л. Иван Иванович Теребенев. 1780-1815. М., 1956
35. Федотова Л.Н. Социология массовой коммуникации. – Спб, 2003
36. Чепуров, И.В. Генезис форм выражения комического в русском лубке и экстраполяция его стилистических особенностей в элементы графического дизайна XX-XXI века / И.В. Чепуров //Вестник Оренбургского государственного университета №9(128) –ГОУ ОГУ, 2011. – 178 с.
37. Чудинов А. Политическая лингвистика: учеб.пособие / Чудинов А. – М.: Флинта: Наука, 2006. – 256 с.
38. Шевыров А.В. Иллюстрированная история карикатуры с древнейших времен до наших дней. СПб, 1904
39. Шейгал Е.И. Вторичные жанры политического дискурса (143-144)//Русский язык в контексте современно Лотман Ю.М. Текст как смыслопорождающее устройство (11-163)//Внутри мыслящих миров. Человек – текст – семиосфера – история. - М.: Языки русской культуры, 1999й культуры, - Екатеринбург, 1998
40. Шестаков В.П. Гиллей и другие… Золотой век английской карикатуры. – М.: Российский государственный гуманитарный университет, 2004. – 142 с.
41. Шестаков В.П. Гильрей и другие. Золотой век английской карикатуры. М., 2004
42. Шмелева Е. Я., Шмелев А. Д. Мы и они в зеркале анекдота // Отечественные записки. 2007. № 1: Ворошилова М. Б. Кризис сквозь смех: метафорический образ мирового кризиса в русской политической карикатуре // Политическая лингвистика. Вып. 1(31). Екатеринбург, 2010
43. Яичница всмятку, или Несерьезно о серьезном: над кем и над чем смеялись в России в 1917 г. М., 1992

Опубликовано

Содержание

Введение

Глава 1. Теоретические основы изучения коммуникативных ошибок на различных этапах адаптации, межкультурному

1.1 Культура и межкультурная коммуникация

1.2 Социализация и инкультурация

1.3 Процесс аккультурации

1.4 Кросскультурные (межкультурного) исследования. Типология культур

1.5 Модели коммуникации и их эффективность

1.6 Коммуникативная ошибка

Глава 2. Примеры и анализ связи ошибки на разных этапах адаптации межкультурного

Вывод

Библиография

Введение

Миру, глобализация стала причиной быстрого роста контактов, которые влияют на все сферы нашей жизни от уровня кросс-культурной. Связь процессов с представителями других культур стали неотъемлемой частью нашей жизни. Поэтому, в современном мире, значение межкультурного общения все больше набирает обороты в качестве средства достижения высокого уровня сотрудничества между различными народами и культурами.

не может достичь полного дружеских отношений между представителями разных национальностей, которые, не зная языка и не уважая культурные особенности и традиции друг друга.

Теперь, когда, как правило смешивания народов, переплетения языков и культур, миграции больших потоков населения достигла невероятных размахов, как никогда остро проблемы сосуществования в поликультурном пространстве, диалога между культурами, увеличение толерантности к чужим культурам, пробуждения интереса и уважения к ним, проблемы преодоления ксенофобии, расизма, национализма и шовинизма. Поэтому, все внимание направлено на межкультурную коммуникации.

В каждой культуре есть язык, необходимый для его функционирования. Изменяется, как правило - меняется язык. Язык накапливает уникальный опыт культуры, как и любая культура, в свою очередь, осуществляется через язык. Кроме того, язык выражает особую среду существования людей, но и посредников самых разных культур становятся люди. Через социальное взаимодействие (то есть аккультурации) может изменить стиль жизни, менталитет, традиции одного или обоих народов.

Очевидно, что люди страдают от культуры. Говоря о неразрывной связи между языком и культурой, должно быть, заметил, что культура является более распространенным среди национально-специфических компонентов, а язык является неотъемлемой частью культуры, одним из способов хранения и репрезентации.

Узнать стоимость работы