Вам нужна курсовая работа?
Интересует Языкознание?
Оставьте заявку
на Курсовую работу
Получите бесплатную
консультацию по
написанию
Сделайте заказ и
скачайте
результат на сайте
1
2
3

Информационный инвариант смысла текста.

  • 18 страниц
  • 4 источника
  • Добавлена 14.06.2011
700 руб. 1 400 руб.
  • Содержание
  • Часть работы
  • Список литературы
  • Вопросы/Ответы
Оглавление
Введение
Глава 1Типы переводческой эквивалентности и репрезентация их при переводе романа Дж. Гришэма «Невиновный»
Заключение
Список литературы

Фрагмент для ознакомления

В переводе за счет более богатой семантики происходит интенсификация значения «горе». Во второй части высказывания русский вариант описывает значение «неспособность к действию» также более точно.
A sister, Glenna Lucas, stayed with her and slowly took control.
Ее сестра Гленна Лукас переехала к ней и постепенно взяла бразды правления в свои руки.
Перифраза исключает возможность соотнести перевод с оригиналом как вариант синтаксической трансформации, хотя обе конструкции находятся в едином семантическом поле.
Характеризуя третий тип эквивалентности, достигаемой при переводе, В. Н. Комиссаров говорит о равнозначности, подчинении, контрадикторности и перекрещивании, составляющих суть отношений между содержанием двух текстов, т. е. о применимости в анализе понятий формальной логики. Как правило, варьирование при переводе со степенью эквивалентности третьего типа характеризует либо способ объединения признаков в высказывании, либо направление отношений между ними, либо степень их распределения, либо степень уточнения ситуации. Отметим, что в русских текстах (в силу большей языковой избыточности) нередко отмечается больная степень эксплицитности по сравнению с источником. Сравним:
But such a brutal rape and murder of a young woman was terrifying, and the town seethed with gossip, speculation, and fear. Windows and doors were locked at night… Young mothers hovered near their children as they played on the shaded front lawns.
Но столь жестокое изнасилование и убийство молодой девушки ужаснуло всех; город бурлил слухами, подозрениями и полнился страхом. По вечерам все окна и двери запирались… Молодые матери ни на секунду не отходили от детей, пока те играли на затененных лужайках перед домами.
The apartment was cold, with an offensive smell, one she could not identify.
В квартире было холодно и стоял какой‑то мерзкий запах, который она никак не могла определить.
Обратная ситуация – большей имплицитности русского эквивалента английского текста – явление крайне редкое, и обусловлено оно, как правило, стремлением переводчика к лаконичности и, следовательно, большей динамичности повествования. Так, в переводе романа Дж. Гришэма «Невиновный» встречаются лишь единичные подобные случаи.
Примером очевидно необходимой трансформации синтаксической конструкции при переводе является следующий фрагмент:
She was survived by her parents, two sisters, two of her four grandparents, and two nephews.
Ее пережили родители, две сестры, двое из бабушек‑дедушек и два племянника.
Использование как сказуемого глагола «пережить» в пассиве при подлежащем – одушевленном существительным нетипично для русского языка. Однако распространена противоположная конструкция «сказуемое – глагол «пережить» в активе + подлежащее – одушевленное существительное». Это мнение разделяет В. Н. Комиссаров, уточняя, что конверсия часто встречается при переводе сообщений, в которых неодушевленные объекты выступают в качестве субъектов глаголов, значение которых относится обычно к одушевленному лицу».
Наконец, четвертый тип эквивалентности подразумевает, что перевод, сохраняя характеристики третьего типа, воспроизводит также значительную часть синтаксиса высказывания.
It took two hours to collect and box the clothing and dishes and towels and such… There was still blood on the floor.
Ей понадобилось два часа, чтобы упаковать одежду, посуду, полотенца и прочее… Кровь оставалась и на полу.
Наряду с высокой степенью параллелизма синтаксиса и совпадения лексического состава этот пример характеризуется также большей лаконичностью перевода (сравним: to collect and box / упаковать), что является нетипичным при переводе с английского на русский язык. Изменение порядка слов во втором предложении данного примера обусловлено особенностями места в предложении конструкций there is / there are (они должны быть в начале предложения). Одновременно они выполняют функцию акцентуации. В русском же предложении при прямом порядке слов наиболее значимая информация помещается в конце фразы.
Анализ методов достижения переводческой эквивалентности при переводе романа Дж. Гришэма «Невиновный» свидетельствует о том, что наиболее высока частота реализации переводчиком эквивалентности третьего и четвертого типов. Кроме того, примеры подобной эквивалентности соответствуют всем указанным теоретиками перевода принципам, тогда как случаи эквивалентности первого и второго типов, выявленные нами в тексте, не могут восприниматься как таковые безусловно, и частота их в переводе романа относительно невысока, что видно уже по выборке, представленной в работе.

Заключение
Творческий процесс поиска оптимального для каждого конкретного текста оригинала соотношения степени тождества «оригинал/перевод» и степени трансформации исходного текста переводчиком обусловливается многими факторами. В их числе, на наш взгляд, следует указать особенности грамматического строя обоих языков, несовпадение семантических полей даже сходных по значению лексем, несовпадение их коннотативных значений. кроме того, перевод коррелирует с национальной культурой и национальной языковой картиной мира. Таким образом, всякий раз переводчик воссоздает отношения в триаде «знак – объект действительности – мышление» в соответствии с принципами отображения действительности, свойственными носителями языка перевода.
Роман Дж. Гришэма «Невиновный» потребовал от переводчика некоторых усилий по поиску нетождественных либо семантически, либо синтаксически эквивалентов. Однако удельная доля эквивалентности первого и второго типов относительно невелика по сравнению с частотой эквивалентности третьего и четвертого типов. Это объясняется, на наш взгляд, выходом метаидеи текста в целом за рамки национальной картины мира. Приоритетом в инварианте для переводчика в данном случае является не воссоздание местного колорита (хотя, разумеется, ему отдается должное в переводе), а передача представлений о нравственности, чувств и эмоций, переплетений взаимоотношений героев. Автор, отметим, также стремится акцентировать внимание читателя на этих аспектах. Таким образом, следуя авторскому замыслу, переводчик соотносит относительно редкие не совпадающие в сознании носителей двух языков реалии действительности с представлениями, характерными для русскоязычного человека, а в остальном стремится сделать авторские намерения даже более эксплицитными. Редкие исключения в пользу лаконизма повествования только подтверждают правило.

Список литературы
Бархударов Л.С. Язык и перевод. (http://www.classes.ru/grammar/125.Barhudarov-yazik-i-perevod/html/2.html)
Комиссаров В.Н. Теория перевода (лингвистические аспекты). 1990. С. 51.
Миньяр-Белоручев Р.К. Как стать переводчиком. М.: Готика, 1999.
Интернет-источник (http://subscribe.ru/archive/job.lang.bisnes/200903/22232119.html)



См. Бархударов Л.С. Язык и перевод. (http://www.classes.ru/grammar/125.Barhudarov-yazik-i-perevod/html/2.html)
См. Миньяр-Белоручев Р.К. Как стать переводчиком. М.: Готика, 1999.
См. Бархударов Л.С. Язык и перевод. (http://www.classes.ru/grammar/125.Barhudarov-yazik-i-perevod/html/2.html)
Комиссаров В.Н. Теория перевода (лингвистические аспекты). 1990. С. 51.
Здесь и далее, кроме особо обозначенных, все примеры взяты из текста романа Дж. Гришэма «Невиновный».
Комиссаров В.Н. Теория перевода (лингвистические аспекты). 1990. С. 53.
См. Комиссаров В.Н. Теория перевода (лингвистические аспекты). 1990. С. 54.
Примеры взяты из (http://subscribe.ru/archive/job.lang.bisnes/200903/22232119.html)
Комиссаров В.Н. Теория перевода (лингвистические аспекты). 1990, С. 59.
Комиссаров В.Н. Теория перевода. 1990. С. 65.












19

Список литературы
1.Бархударов Л.С. Язык и перевод. (http://www.classes.ru/grammar/125.Barhudarov-yazik-i-perevod/html/2.html)
2.Комиссаров В.Н. Теория перевода (лингвистические аспекты). 1990. С. 51.
3.Миньяр-Белоручев Р.К. Как стать переводчиком. М.: Готика, 1999.
4.Интернет-источник (http://subscribe.ru/archive/job.lang.bisnes/200903/22232119.html)



Сказка как социогенетический инвариант семейных отношений

Сказка как социогенетический инвариант семейных отношений

Абраменкова В. В.

Сказка — посох, о который опирается слепец — человечество.

Велемир Хлебников

Гипотезы происхождения сказки

В мировом творческом наследии жанр сказки представляет собой универсальное явление, при всем многообразии которого традиционные формулы сказки (тема, композиция, структура, герои) остаются стабильными для всех времен и народов [Пропп, 1946, 1976; Померанцева, 1965]. Генетические корни сказки как жанра устного народного творчества, возникшего из первобытного мифа, теряются в незапамятных времен, но уже с XVII века сказка, исчерпав себя как продуктивный вид фольклора, медленно угасает и деградирует, живя старым багажом. Многие сказковеды [Мелетинский, 1958 и др.] считают, что судьба сказки как самостоятельной языковой формы предопределена - она погибнет, вытесненная литературой. Так ли это - время покажет.

Откуда пришла сказка? Существуют различные гипотезы происхождения сказки. Один из них - антропологическая, они и последователи (Ван Геннеп, Б. Малиновский) видел в сказке непосредственное отражение некогда живых представлений и обычаев, со временем забытых и сохранившихся в виде пережитков. Лингвистическая гипотеза отражает эволюцию сказки как устной традиции народного творчества (Пропп, 1976; Мелетинский, 1958). Исходя из анализа формальной структуры сказки, универсальной для многих культур, исследователи приходят к выводу о едином источнике возникновения сказки и будущее "кочевье" по странам и континентам. Психоаналитическая гипотеза, возводя сказку к древним мифам, магии и снам, приписывает ей выражение "извечных подавляемых желаний" и "комплексов человека" (3. Фрейд, К. Юнг). Каждая из этих гипотез затрагивает тот или иной аспект сказки как социогенетической инварианты, но все они оказались бессильны ответить на центральный вопрос: почему появилась сказка, которая заключается смысл ее появления и существования в истории культуры?

Если до Нового времени сказка работала в качестве устного жанра, в зависимости от мастерства и индивидуальности сказителя, и был предназначен для взрослой аудитории, уже в конце XVII века, в публикациях появляются специально обработанные сказки для детей. И в настоящее время мы имеем дело с канонизированным синтез литературы для детей - с одной стороны, и сказка, как жанр фольклора, в котором авторы являются дети, с другой стороны.

Узнать стоимость работы