Вам нужно эссе?
Интересует Литература?
Оставьте заявку
на Эссе
Получите бесплатную
консультацию по
написанию
Сделайте заказ и
скачайте
результат на сайте
1
2
3

"Не делать-не жить" (по произвдениям В.С.Маканина "Андеграунд, или герой нашего времени" и М.Ю.Лермонтова "Герой нашего времени")

  • 21 страница
  • 6 источников
  • Добавлена 23.11.2010
420 руб. 600 руб.
  • Содержание
  • Часть работы
  • Список литературы
Оглавление

Введение
1.Заглавие и композиция романов М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени» и В.С. Маканина «Андеграунд, или Герой нашего времени» как отражение авторского замысла
2.Предпосылки формирования характера Печорина и Петровича
3.Автор, повествователь и герой в романах М.Ю. Лермонтова и В.С. Маканина
4.Печорин как «герой времени»
5.Петрович как представитель «андеграунда»
6.Кто он, «герой НАШЕГО времени»?
Заключение
Список литературы

Фрагмент для ознакомления

Печорина можно назвать весьма неординарным, умным, волевым человеком. У него широкий кругозор, высокая образованность, культура. Он быстро и верно судит о людях, о жизни в целом. Кроме того, его отличает постоянное стремление к действию. В этом парадокс: бездеятельный герой постоянно стремится к действию. Однако действия эти направлены на реализацию игры (с Грушницким), азарта (с Вуличем), забавы (с Бэлой, с Мэри). В конечном итоге деятельность Печорина связана с испытанием судьбы в попытке найти себя в мире.Петрович как представитель «андеграунда»Главный герой романа В.С. Маканина, Петрович, необычен с точки зрения своего положенияв тексте:он выполняет часть авторских функций (структурирование повествования, характеристика второстепенных персонажей, лирические отступления), имеет свободу в пределах текста (волен уходить от логического повествования, вставлять ремарки). Реальность романа передается через призму взгляда Петровича. Любой персонаж может быть рассмотрен как двойник Петровича: Вероничка в вечном стремлении уйти в «андеграунд», Венечка в безумстве «андеграунда», убитый кавказец в иронии, горечи и антигуманности «андеграунда» и т.д. Всеони представляют различные измерения романного пространства, скоторыми главный герой неразрывно связан.Петрович соединяет в себе чертыразличных типов пространств, а, значит, и различных типов культур. Первый тип пространства – общага: коридоры; люди рядом, но не вместе; большой дом и бесконечность. Это культура масс. Второй тип пространства – воспоминания: поток сознания, путаница мыслей, слабые логические связи. Это культура представителя общества. Третий тип пространства – это власть: неискренняя, смеющаяся, действующая исподтишка. Это культура озлобленного. Четвертый тип пространства – психическая клиника: абсурдная, жестокая, искренняя, безвозвратная. Это культура сумасшедшего. Пятый тип пространство –творчество: в аллюзиями и реминисценциями, игрой с образами и хронотопом. Это культура современного писателя.Петрович – представитель поколения конца ХХв., не совсем типичный представитель, озлобленный, сменивший равнодушие на сумасшествие писатель. Подобная ситуация принципиально лишает героя целостности. Герой реконструируется в пространстве цитат, воспринимается как текст.Образ Петровича необычен для творчества В.Маканина. Он выстраивается по принципам, отличным от реалистических.Петрович — литературная проекция Маканина, биография героя — несостоявшийся «андеграундный» вариант судьбы автора. А для Петровича, в свою очередь, убогий брат Венечка — олицетворение не прожитой им последовательно-честной, последовательно-бескомпромиссной жизни. Автор как будто наблюдает за Петровичем: стоило—не стоило платить такую цену за право остаться самим собой? стоило—не стоило опускаться на дно, чтобы не жертвовать талантом? ошибся я или не ошибся, встроившись в истэблишмент? А Петрович с восхищением и ужасом наблюдает за Венечкой: стоило—не стоило, подобно ему, идти напролом, расплачиваясь утратой личности и помутнением сознания? Для Маканина — бескомпромиссен Петрович; для Петровича по-настоящему бескомпромиссен безумец Венечка. И потому старый «агэшник» подсознательно стремится в сумасшедший дом, чтобы попробовать испытать на себе: можно или нельзя устоять в единоборстве с Системой? Не коммунистической, не «административной», а с Системой как таковой, с Системой как носительницей безличного и обезличивающего начала, которое во все времена покушается на человеческое «Я»? Видимо, можно. Сломать человека (если он сам не хочет этого) сложнее, чем его убить. Петрович, совершивший два убийства подряд, сумевший вырваться из-под опеки Холина—Волина, —знает это как никто другой. А потому до конца сохраняет некое подобие надежды: есть все-таки маленький шанс, что человечество в XXI веке будет жить. Как Маканин «навязывает» вечной литературе вполне современные житейские коллизии и предлагает ей разобраться в сиюминутных конфликтах, так его персонаж с маниакальной одержимостью прорывается за границы словесности, ставя на сыром материале нынешней действительности вечные сюжетные эксперименты романной классики. Он ведет себя как Раскольников, как Порфирий Петрович, как Печорин, как Версилов, как Иван Денисович, — но не в пределах романа, а на просторах живой жизни. Потому-то в названии романа запечатлена авторская точка зрения (герой НАШЕГО времени), в названии одной из главок — точка зрения персонажа (герой ВАШЕГО времени).Кто он, «герой НАШЕГО времени»?В результате сравнения образов Печорина и Петровича можно сделать вывод о том, что если Печорин признается автором как герой времени и действует в целях самоопределения в игре с судьбой, то Петрович, в силу специфики его художественности, показывает отражение героя времени в литературе и литературного героя в реальной жизни; действия Петровича направлены на проверку действия законов литературы в жизни, законов жизни в литературе.Получается, по формуле «не делать – не жить», живет Печорин, Петрович лишь существует. Печорин не делает ничего для блага общества, но делает для себя. Петрович не делает ничего для блага общества, не делает для себя, но делает для слабых (Вероничка, Венедикт). В попытке помочь другому Петрович становится человечнее, существование начинает обретать смысл, то есть становиться жизнью. Ситуации, в которых Печорин мог бы помочь ближнему, даже не существуют в тексте или сводятся к невозможной помощи (смерть Бэлы).Ощественнозначимое бездействие обоих героев стало результатом не столько внешних, сколько внутренних конфликтов. Бездеятельность – это попытка найти истинный путь жизни. Вопрос о сущности жизни является одним из основных в философии. Жизнь в бездействии возможна?Думается, что нет. Любое затишье, бездействие предполагает накопление сил для следующего рывка, значимого действия.Русский человек в начале XXI века находится в эпицентре противоречий: при декларированной свободе он зависим от всего и всех, при природном богатстве страны и умственном богатстве живущих в ней людей человек нищ, при осознаваемом превосходстве он унижаем. Герой нашего времени – копящий силы для духовного прозрения и действенной жизни человек.ЗаключениеВ работе были рассмотрены проблемы отражения понятия «герой времени» на композиционном и образном уровнях произведений М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени» и В.С. Маканина «Андеграунд, или Герой нашего времени».В результате сопоставительного анализа образов Петровича и Печорина были сделаны следующие выводы.Общей предпосылкой возникновения образов Печорина и Петровича явилась ситуация вынужденного молчания мыслящего человека в условиях контроля государством свободы мысли. Отличными предпосылками появления образа Петровича от Печорина являются общественные ценности. Эпоха николаевской реакции породила героя разочарованного, играющего с судьбой, но верного себе и своим убеждениям до конца. Эпоха ХХ века сформировала человека «андеграудного», не имеющего каких-либо ценностей и идеалов.Предпосылками появления образов Печорина и Петровича на уровне авторского замысла являются лермонтовская попытка осмыслить сущность «героя времени» с разных позиций и маканинское осмысление места таланта в современном обществе.Полифонизм романа М.Ю. Лермонтова обусловлен сменой повествователя, романа В.С. Маканина – совмещением функций автора и героя.Печорин действует в целях самоопределения в игре с судьбой.Действия Петровича направлены на проверку действия законов литературы в жизни, законов жизни в литературе.Стремление помочь другому – единственное действие, определяющее переход Петровича от существования к жизни.Герой нашего времени – копящий силы для духовного прозрения и действенной жизни человек.Список литературыАбашева М.П. Литературавпоискахлица. Русская проза в конце ХХ века. - Пермь: Издательство Пермского университета, 2001. – 320 с.Воложин С. Маканин. Андеграунд. Кавказский пленный. Художественный смысл. - начало http://www.topos.ru/article/4908 продолжение http://topos.ru/article/4911Лермонтов М.Ю. Герой нашего времени. – М.: ЭКСМО, 2008. –672с.Маканин В.С. Андеграунд, или Герой нашего времени. – М.: Гелеос, 2008. – 608с. Семыкина И. Локусы подполья в романе В. Маканина «Андеграунд, или Герой нашего времени»// Проблемы филологии, культурологии и искусствоведения, 2008. - №4. – С. 87-92. Ульрих Т.М. Художественное своеобразие романа В.С. Маканина "Андеграунд, или Герой нашего времени" - http://festival.1september.ru/articles/569177/

Список литературы

1.Абашева М.П. Литература в поисках лица. Русская проза в конце ХХ века. - Пермь: Издательство Пермского университета, 2001. – 320 с.
2.Воложин С. Маканин. Андеграунд. Кавказский пленный. Художественный смысл. - начало http://www.topos.ru/article/4908 продолжение http://topos.ru/article/4911
3.Лермонтов М.Ю. Герой нашего времени. – М.: ЭКСМО, 2008. – 672с.
4.Маканин В.С. Андеграунд, или Герой нашего времени. – М.: Гелеос, 2008. – 608с.
5.Семыкина И. Локусы подполья в романе В. Маканина «Андеграунд, или Герой нашего времени»// Проблемы филологии, культурологии и искусствоведения, 2008. - №4. – С. 87-92.
6.Ульрих Т.М. Художественное своеобразие романа В.С. Маканина "Андеграунд, или Герой нашего времени" - http://festival.1september.ru/articles/569177/

Узнать стоимость работы