Вам нужна дипломная работа?
Интересует Политология?
Оставьте заявку
на Дипломную работу
Получите бесплатную
консультацию по
написанию
Сделайте заказ и
скачайте
результат на сайте
1
2
3

Концепция развития политических отношений Европейского союза и России.

  • 94 страницы
  • 44 источника
  • Добавлена 30.11.2010
3 000 руб. 6 000 руб.
  • Содержание
  • Часть работы
  • Список литературы
  • Вопросы/Ответы
Оглавление


Введение
Глава 1. Формирование политико-правовых рамок взаимодействия России с Евросоюзом в период с 1991 по 1994 г.г.
Глава 2. Соглашение о партнерстве и сотрудничестве между Российской Федерацией и Европейским Союзом
Глава 3. Формирование четырех общих пространств Российской Федерации и Европейского Союза «Дорожные карты»
Глава 4. Проблемы выработки и принятия Соглашения о стратегическом партнерстве
Заключение
Список использованных источников

Фрагмент для ознакомления

Вариант переноса положений СПС с необходимыми изменениями непосредственно в текст ДСП в случае присоединения России к ВТО означал бы, что «режимная» часть СПС прекращает существование, а положения об отраслевом и институциональном сотрудничестве могут сохранить рамочный характер, не выпадая из общего формата ДСП как рамочного соглашения. В случае, если присоединение к ВТО окажется отложено, перенос в ДСП его режимных положений создал бы в нем массивный блок торгово-политических норм обязывающего характера, существенно поменяв его формат. При этом положения об отраслевом сотрудничестве также сохранили бы присущий СПС рамочный характер. Такой вариант имеет свои преимущества, если стороны хотят скорректировать не устраивающие их положения СПС, но не готовы к существенным продвижениям по существу взаимных обязательств (в том числе по отраслевому взаимодействию). Серьезный недостаток – ресурсоемкая техническая работа по переносу в ДСП большого числа положений, особенно в подварианте, когда не решен вопрос о членстве в ВТО (только на технический перенос потребуется не менее 2 лет).
Вариант фиксации в ДСП рамочных положений с последующим их раскрытием в группе отраслевых соглашений (или одном торгово-экономическом соглашении) отличается, прежде всего, тем, что позволяет провести полномасштабные переговоры в основных областях сотрудничества и принять конкретные обязательства в интересах реализации проектов сотрудничества, в том числе с привлечением двустороннего ресурса взаимодействия России и ЕС. Недостаток – риски «размывания» переговорной позиции в условиях автономной работы ряда переговорных команд, что может привести к нарушению баланса взаимных обязательств. Нейтрализация рисков возможна при мониторинге переговоров «центральной» переговорной делегацией, исключении из их повестки дня вопросов режима торговли, которые переносятся либо в специальное соглашение о режиме торговли, либо непосредственно в ДСП, либо в модифицируемое СПС.
Важным является вопрос, готовы ли стороны заключить специальное соглашение о режиме торгово-экономических отношений взамен СПС (или ввести соответствующий блок в ДСП, СПС). Очевидно, что фактором в пользу такого соглашения являлась бы возможность решить с его помощью существенные для сторон проблемы доступа на рынки, не решаемые при действующей договорно-правовой базе.
Как отмечалось, Евросоюз заинтересован в расширении доступа на российский рынок широкого спектра товаров, основным препятствием чему являются относительно высокие ввозные пошлины и, в меньшей степени, технические барьеры. В свою очередь, Россия может быть заинтересована в открытии рынка ЕС для сельскохозяйственной продукции и в снижении технических барьеров. В секторах услуг основными для ЕС являются энергетические услуги, а также услуги в области добычи сырья и доступ к транспортной инфраструктуре, включая транзитные трубопроводы. Россия вряд ли имеет выраженные интересы в секторах услуг, кроме обеспечения максимально либерального и транспарентного режима инвестиций как в секторах услуг (коммерческое присутствие), так и в иных отраслях экономики ЕС, прежде всего в энергетике.
Все эти вопросы могут решаться только в рамках соглашения о свободной торговле с широким охватом (товары, услуги, инвестиции, капиталы). Однако переговоры по такому соглашению могут начаться только после присоединения России к ВТО, когда окончательно определится и будет зафиксирован объем российских обязательств в области снижения уровней защиты рынков товаров и услуг. Но и тогда потребуется анализ баланса интересов сторон от торговой либерализации, пусть происходящей с максимальным использованием переходных периодов. В современных условиях он явно не в пользу России, и изменить ситуацию могла бы только готовность ЕС к принятию «ассиметричных» обязательств – например, согласие на одностороннюю либерализацию аграрного сектора. Невозможен и вариант, при котором зона свободной торговли охватывала бы только торговлю услугами и инвестиции или только избранные товарные рынки. Поэтому для обсуждения целесообразности зоны свободной торговли должны возникнуть предпосылки в реальной экономической жизни. Такую возможность могли бы создать переговоры о заключении секторальных соглашений в основных областях конкурентной специализации сторон.
Наконец, вариант фиксации рамочных условий взаимодействия с одновременным укреплением дисциплин СПС является наименее затратным способом сохранить существующий сейчас статус-кво в регулировании торгово-экономических отношений сторон. Однако таких шагов, как укрепление институтов СПС, может оказаться недостаточно для выстраивания новых отношений, рассчитанных на действительную поддержку интересов бизнеса в ключевых отраслях взаимодействия.
В п. 9.2 Стратегии развития отношений Российской Федерации с Европейским Союзом на среднесрочную перспективу (2000-2010 годы), представленной Правительством России на саммите РФ-ЕС в Хельсинки (октябрь 1999 г.), говорится, что Россия будет вести дело к достижению договоренности с ЕС «о совместной разработке и заключении нового широкоформатного соглашения о стратегическом (курсив авт.) партнерстве и сотрудничестве в XXI веке» (далее: ССПС), призванного прийти на смену СПС-1.
В этой связи представляется весьма актуальным выяснить, руководствуясь известным принципом, согласно которому политика есть искусство возможного, насколько реалистична данная целеустановка в свете современных реалий в отношениях РФ-ЕС.
В настоящее время отношения между Российской Федерацией (РФ) и Евросоюзом переживают сложные времена, если не сказать: застой или, более того, кризис, как это оценивают многие эксперты с обеих сторон.
Начало данного процесса явно совпадает с предпоследним расширением ЕС с 1 мая 2004 г.
После этого расширения ЕС, когда в него вошли несколько государств, традиционно не проявляющих симпатий, а подчас даже и «дежурной доброжелательности» к России, значительно умножились отмечавшиеся уже с начала нынешнего десятилетия признаки (мелочный торг по условиям вступления РФ в ВТО, навязывание позорного для нас соглашения по Калининграду, срыв одобренного всеми конфликтующими сторонами российского плана урегулирования в Приднестровье, неприкрыто антироссийская активность в ходе «оранжевой революции» на Украине, попытки навязать РФ ратификацию неприемлемого для России Договора к Энергетической хартии, которую ей пришлось подписать в 1994 г., когда она экономически и политически буквально стояла на коленях перед Западом) того, что Евросоюз - вопреки дружественной риторике - взял курс на замораживание сближения с Россией и начат де-факто проводить политику «мирного сосуществования», а то и жесткой, если не враждебной конкуренции в экономической сфере.
Для такой оценки политики ЕС в отношении РФ, данной видным российским специалистом по мировой политике С. Карагановым еще осенью 2005 г, к сожалению, есть и другие основания, число и весомость которых пока не обнаруживают тенденцию к уменьшению.
Такая ситуация во взаимоотношениях обоих партнеров сложилась на фоне того, что ЕС после серьезных успехов в деле углубления интеграции, достигнутых в 1986-2002 гг., переживает глубокий структурно-адаптационный кризис, наиболее гротескно проявляющийся в глубоком диссонансе между процессами развития интеграции вширь (после 1 мая 2004 г.) и вглубь (обострение проблем реформирования ЕС в связи с ситуацией с отторжением Конституции Евросоюза).
В этой связи подчеркнем, что интеграционный кризис в ЕС заметно понизил качество интеграции в ЕС, сделал его менее гомогенным интеграционным объединением, сузил возможности проведения действительно «коммунитарной» политики в отношении третьих стран, в том числе РФ.
Как следствие подобной эволюции партнера для России стало значительно труднее вести дела с Евросоюзом как с «солидарным сообществом», чего неизменно требует от нее другая сторона (отметим, что постсоветская Россия в отличие от СССР всегда считалась с этим и не делала ставку на разжигание противоречий внутри ЕС).
Лиссабонский Договор о реформах ЕС, заключенный в октябре 2007 г.. конечно, способствует укреплению «коммунитарной» солидарности, консолидации ЕС и преодолению указанного кризиса, однако для этого потребуется, вероятно, не менее 2-3 лет (как ожидается, после ратификации в течение текущего года данный договор вступит в силу в 2009 г., но само по себе это не выведет сразу же ЕС из кризиса).
Для того чтобы похолодание и застой в отношениях РФ-ЕС сменились потеплением, обе стороны должны прежде всего четко определить свои стратегические ориентиры для дальнейшего развития своего партнерства на основе адекватного и глубокого осознания того, чего они могут ожидать друг от друга с учетом их сегодняшнего положения в мире и ситуации внутри них.
От этого зависит и решение вопроса о характере и качестве нового базового соглашения (НБС), которое рано или поздно придет на смену СПС-1.
Евросоюзу было бы небесполезно осознать, что за годы президентства В.В.Путина Россия перестала выступать, как в прошлом десятилетии, в неприглядной роли «просителя у парадного подъезда» Евросоюза и всего Запада, ведомого «соучастника» отношений с ними, которого лишь по доброте души можно милостиво удостаивать благозвучного и почетного титула «партнер».
Экономическое, финансовое, социальное и политическое положение страны - в противоположность ситуации конца XX века - в целом позитивное и стабильное.
Поэтому Евросоюзу в духе реализма и известной формулы: политика есть искусство возможного,- было бы не только необходимо, но и полезно для самого себя вести на равных дела с Россией, которая преодолела комплекс «младшего партнера» и субъекта (наподобие доминиона) своего рода «полуколониальной» внешней и внешнеэкономической политики, даже если это кому-то и не по душе.
Партнерство возможно только на равноправной основе, как равноценных субъектов, каждый из которых обладает своими сильными и слабыми сторонами.
В изменившейся обстановке РФ не признает и не признает за ЕС правомерность претензий на роль старшего партнера, а тем более ментора.
Да и по ряду весомых причин ЕС все меньше по сравнению с началом постсоветского периода развития России подходит на эту роль.
Не только российские, но и западные эксперты, как правило, едины в том, что РФ в перспективе 10-15 лет будет развиваться темпами выше среднемировых, тогда как ЕС покажет темпы значительно ниже последних, причем так было даже в сравнительно успешные для него 2006-2007 гг. свои позиции в системе международных экономических отношений (МЭО) и оказывать на них более активное воздействие, как и на процессы глобализации в целом.
Прежде всего этому будет обозримой перспективе благоприятствовать то обстоятельство, что мировой спрос на российские энергоносители будет оставаться стабильно высоким, чему будет способствовать прогнозируемый рост энергопотребления в мире с 16 млрд. т у.т. в 2005 г. до 22 млрд. т у.т. в 2020 г., причем главным образом не за счет ЕС, а США, Китая, Индии и некоторых других стран (при этом доля импорта в потреблении нефти США вырастет с 58% в 2005 г. до 75% в 2020 г.).
Все это будет содействовать поддержанию, а, возможно, и укреплению позиций РФ как великой энергетической державы, несмотря на вероятность некоторого снижения цен на нефть и газ по сравнению с пиковыми значениями 2006-2008 гг. (до 100 долл./баррель за высшие сорта), резкий рост затрат на поддержание и развитие инфраструктуры для российского экспорта нефти и газа, растущую конкуренцию не только со стороны стран Ближнего Востока, но и Северной Африки, Каспийского региона, Центральной Азии.
Именно на эти регионы делает акцент ЕС в своей стратегии диверсификации географии энергопоставок.
Тем не менее в Европе РФ сохранит роль регионального энергетического лидера, поскольку она имеет для этого наилучший для поставок в ЕС инфраструктурный (трубопроводный и др.) и ресурсный потенциал (к 2017 г. добыча нефти в РФ вырастет до 530-550 млн. по сравнению с 480 млн. т в 2006 г., а газа до 740 млрд. куб.м по сравнению с 656 млрд. куб. м), репутацию безусловно надежного поставщика, политическую волю и далее выступать в этом качестве и необходимую для этого внутриполитическую стабильность.
Утверждению обозначенных выше позиций в мировой и европейской энергетике будет способствовать и поддержание Россией своей роли великой военной державы с ядерным потенциалом, сопоставимым с США, что будет опираться на более солидный экономический фундамент.
В целом вследствие действия указанных и ряда других факторов РФ будет одной из «несущих опор», обеспечивающих стабильность мировой экономики и нормальное функционирование системы МЭО.
Вследствие вышеуказанных и других обстоятельств относительная заинтересованность РФ в ЕС как рынке сбыта продукции топливно-энергетического комплекса (ТЭК), вероятно, несколько снизится (хотя и будет оставаться в абсолютном выражении высокой), особенно если Евросоюз будет продолжать делать излишний акцент на уменьшении энергетической зависимости от РФ и препятствовать прямым инвестициям российских компаний («Газпрома и др.) в свой ТЭК.
При этом следует подчеркнуть, что РФ готова гарантированно удовлетворить энергетические потребности ЕС соразмерно своей ресурсной базе.
От обеспечения прочных перспектив экспорта продукции российского ТЭК в ЕС (туда направляется 9/10 такого рода экспорта РФ за пределы СНГ) экономическая стабильность и безопасность нашей страны зависят никак не меньше, чем Евросоюза - от импорта указанной продукции. Вследствие этого любое сколько-нибудь весомое ограничение экспорта российского ТЭК в ЕС по неким соображениям политического давления на последний (а именно этого он опасается, по меньшей мере вербально) неизбежно превратилось бы для России в отношении самой себя в своего рода акт «экономического членовредительства» на грани самоубийства, так что вести речь об этом можно только умозрительно-гипотетически.
Это обусловливается и тем обстоятельством, что для сколько-нибудь серьезной переориентации нефтяных потоков России на Восток в ущерб Евросоюзу потребовались бы многомиллиардные инвестиции по созданию новых мощностей для добычи и транспортировки данного продукта по меньшей мере в течение целого десятилетия.
Таким образом, Россия, конечно, заинтересована в сохранении ЕС в качестве торгово-экономического партера № 1, каковым он неизменно является на протяжении всего постсоветского периода и будет оставаться по меньшей мере до 2015-2020 г. Это способствовало бы поддержанию годами сложившейся солидной базы для дальнейшего развития комплекса внешнеэкономических связей РФ.
Опираясь на эту базу, Россия могла бы продвигаться вперед в области внешнеэкономической деятельности (ВЭД), в том числе на других ее географических и отраслевых направлениях.
Вместе с тем нынешняя доля (около 1/2) ЕС во внешнеторговом обороте нашей страны в ближайшие 10-15 лет будет показывать тенденцию к постепенному снижению (возможно, до примерно 40%), поскольку в других регионах мира, прежде всего АТР, есть более благоприятные предпосылки для наращивания внешнеэкономической деятельности (ВЭД) России.
Так, как уже отмечалось сегодня, доля Северо-Восточной Азии, одного из субрегионов АТР (Китай, Япония, Республика Корея), может удвоиться по сравнению с нынешними 12,5%. Это обусловлено целым рядом причин.
Во-первых, энергопотребление в АТР (Китай. Индия, США и др.) и спрос на импортные энергоресурсы будут расти значительно быстрее, чем ЕС. Более того, например, в Германии, в импорте энергоносителей которой доля РФ особенно высока, возможности дальнейшего наращивания импорта нефти из РФ невелики.
Из опубликованного в августе 2006 г. прогноза роста потребления нефтепродуктов в ФРГ, разработанного экспертами союза предпринимателей нефтяной и нефтеперерабатывающей отрасли, следует, что объем потребления нефтепродуктов в 2010 г. уменьшится к 2010 г. по сравнению с 2006 г. на 1,7%, незначительно изменившись по отдельным видам этой группы изделий8. В результате потребности в сырой нефти для изготовления нефтепродуктов также останутся на уровне 2005-2006 гг., что найдет отражение в стагнации спроса (по физическому объему) на импортную нефть, в том числе российскую.
Следует также иметь в виду, что страны АТР не столь болезненно относятся к проблеме диверсификации географической структуры энергопоставок, как это делает ЕС, вновь и вновь подчеркивающий свою якобы чрезмерную зависимость от России в этой области и намерение скорректировать данную ситуацию в пользу других поставщиков. Правда, подобную переориентацию провести будет очень сложно.
Тем не менее с учетом этих обстоятельств РФ исходит из целесообразности постепенного повышения доли АТР в своем экспорте энергоносителей с нынешних 3% до 30% (для этого потребуется «переброска» на Восток не менее 60 млн. т нефти и 65 млрд. куб. м газа в год), что, правда, экономически и технически возможно только за горизонтом 2017 г.
Евросоюз болезненно и неадекватно реагирует на такой подход России к формированию ее экспортной стратегии, хотя он учитывает не только ее интересы, но и потребности партнеров, в том числе ЕС. «Европа (имеется в виду ЕС) давно свыклась с тем, что вроде бы имеет преимущественные права на наши сырьевые ресурсы. Провозглашая для себя диверсификацию поставщиков, она в то же время возражает против диверсификации потребителей для России. Сложилась парадоксальная ситуация, когда небольшой объем сотрудничества признается обеими сторонами как неиспользование резервов, а увеличение этого объема трактуется как опасная экспансия новой России. Когда мало -плохо, а когда много - еще хуже», - удачно формулируют суть проблемы Н.Шмелев и В.Федоров. Такая позиция ЕС по ключевой - энергетической - проблеме во взаимоотношениях партнеров стала одной из главных причин нынешнего застоя в их развитии.
Во-вторых, наибольший потенциал для наращивания экспорта готовой, особенно ма-шинотехнической и высокотехнологичной продукции, к чему стратегически давно и неизменно стремится РФ, объективно находится прежде всего как раз в пространстве АТР (АТЭС), но никак не в Евросоюзе. Так, почти нет перспектив (за исключением точечных прорывов в отдельные мелкие ниши) для наращивания экспорта подобной продукции в Германию - ведущую экономическую державу Евросоюза10. Повысить долю готовой, особенно машинотехнической, продукции в российском экспорте в Германию - дело несравненно более сложное, чем, скажем, в отношении Италии или Франции, а тем более многих стран за пределами ЕС. Германия с 2002 г. неизменно выступает как главный мировой экспортер товаров в форме материального продукта, что обусловлено преимущественно ее «чемпионством» в области общего машиностроения, электротехники и химии, а также ролью одного из немногих мировых лидеров в области автомобилестроения. В этой связи попутно отметим, что общее машиностроение Германии впервые за последние 25 лет переживает четырехлетнюю фазу роста, находясь в превосходном состоянии. Загрузка производственных мощностей достигает близка к 90%. На 2008 г. эксперты прогнозируют дальнейший рост отрасли. С фирмами, входящими в нее, внешним контрагентам, даже из стран ЕС или других государств ОЭСР, конкурировать весьма сложно. Это тем более относится к российским машиностроителям.
Конечно, решению указанной стратегической задачи в области развития экспорта РФ, в том числе в ЕС, могло бы благоприятствовать завершение в 2008 г. процедур по вступлению нашей страны в ВТО, однако, если судить по сегодняшнему состоянию переговоров РФ-ВТО, они могут затянуться. Причем не исключено, что с новой администрацией США, которая придет к власти в конце 2008 г. в результате очередных президентских выборов, их придется вести едва ли не заново. Вместе с тем в регионе АТР решению этой задачи будет, возможно, не в меньшей мере содействовать намеченное создание в АТЭС к 2020 г. зоны свободной торговли (ЗСТ), причем предусматривается полная либерализация взаимной торговли с 2010 г. для входящих в него развитых стран и с 2020 г. - для развивающихся стран, чем РФ как член АТЭС могла бы воспользоваться для диверсификации своего экспорта.


3.2. Перспективы сотрудничества России со странами Евросоюза: возможные пути развития отношений России и Европейского союза в XXI веке
Таким образом, Россия заинтересована в сохранении высокого уровня экономических отношений с Евросоюзом (хотя растущая доля ВЭД РФ будет в ближайшие 10-15 лет приходиться на АТР и некоторые другие регионы мира) и их дальнейшем взаимовыгодном развитии, готова гарантированно удовлетворить энергетические потребности в той мере, в какой ЕС в этом нуждается, в развитии всего комплекса отношений стратегического партнерства. Вместе с тем РФ не признает и не признает за ЕС правомерность претензий на роль старшего партнера, а тем более ментора. Да и по ряду причин ЕС все меньше по сравнению с началом пореформенного, постсоветского периода развития РФ подходит на эту роль. К этим причинам относятся по меньшей мере следующие обстоятельства:
Экономические показатели развития ЕС в прошлом и нынешнем десятилетии характеризуются среднегодовыми темпами экономического роста заметно ниже среднемировых и высокой (в некоторых странах ЕС и застойной) безработицей. Как уже отмечалось выше, такая ситуация по темпам прироста ВВП, по нашему прогнозу, в целом сохранится до 2017 г., несмотря на сравнительно благоприятные для ЕС и еврозоны итоги 2006-2007 гг.
«Лиссабонскую стратегию», принятую в марте 2000 г. и нацеленную на превращение ЕС к 2010 г. в самую динамичную и конкурентоспособную экономику в мире, уже сегодня следует считать невыполнимой.
В научно-технологическом отношении ЕС продолжает существенно отставать от США и отрыв от последних - в отличие от ситуации 60-80-х гг. XX века - скорее имеет тенденцию к увеличению, чем к сокращению. Это объективно обусловливает заинтересованность ЕС в углублении и расширении научно-технологического сотрудничества с Россией, которая, несмотря на известные потери российской науки после распада СССР, еще имеет в этой области весомый потенциал.
Политический вес ЕС в современном мире заметно превосходит его реальные экономические и военно-политические возможности. С одной стороны, это обусловлено высокой эффективностью международной деятельности ЕС и ряда входящих в него государств. С другой стороны, крайняя слабость силового компонента и неспособность к разработке единой внешней политики ЕС в условиях его нынешнего кризиса могут быстро ликвидировать данную диспропорцию.
Вследствие отмеченных выше и других обстоятельств, лежащих на обеих сторонах, а также действия факторов общемирового (глобального) характера роль ЕС в мире без организации эффективного стратегического партнерства с РФ в обозримой и отдаленной перспективе, по-видимому, будет гораздо ниже, чем при наличии такого партнерства. Это же относится и к России.
Как участник стратегического партнерства с Россией Евросоюз объективно заинтересован в прочной поддержке РФ со стороны военно-политического, геополитического, геоэкономического и ресурсного компонентов ее мощи, без чего ему будет значительно сложнее обеспечить свою безопасность и продвинуться вперед в области решения глобальных проблем (мирового терроризма, энергетической, экологической, бедности и отсталости развивающихся стран и др.). Россию же привлекают прежде всего экономический и технологический (особенно внедренческий) компоненты мощи Евросоюза, возможности более полного использования политического влияния ЕС в мире во взаимных интересах обоих партнеров. Весь вопрос, однако, состоит в том, как организовать стратегическое партнерство РФ-ЕС.
С точки зрения коренных, долгосрочных интересов обоих партнеров заключить ССПС было бы предпочтительнее, чем некое модифицированное и усовершенствованное СПС-1 в виде СПС-2. Однако в последние 3-5 лет ситуация такова, что ЕС, ссылаясь на свое толкование тех или иных сторон политической и социально-экономической системы России и не сумев «переварить» как свершившуюся реальность серьезное возрастание ее роли в мире, стал для нее партнером, не только менее склонным к поиску взаимоприемлемых компромиссных решений, но и менее предсказуемым.
Более того, даже эксперты по интеграции из стран самого ЕС, например Ф.Бьяншери, называют Евросоюз «самым непредсказуемым партнером», поскольку он ныне переживает исторические перемены - переломную фазу реконструкции системы своего управления.
В такой обстановке, подчас, к сожалению, усугубляемой еще и тактически неудачными ходами российского государства и бизнеса на политической и экономической арене, обоим партнерам непросто совместно намечать и принимать меры, наполняющие их сотрудничество действительно стратегическим содержанием.
Этим обусловлена и явная аморфность принятых на саммите РФ-ЕС в мае 2005 г. «дорожных карт», которые действительно «не ведут в Европу»12. Фактически они воплощают в себе только декларацию о намерениях и обозначающих в самом общем виде вехи на пути к четырем общим пространствам ЕС-РФ (экономическому; свободы, безопасности и правосудия; внешней безопасности; науки, образования и культуры), но не содержат более или менее четких определений этих понятий и не задают достаточно определенные параметры указанных пространств.
Правда, к достоинствам этих карт, являющимся своего рода «обратной стороной медали», следует отнести то, что они позволяют развивать сотрудничество с «изменяемой геометрией», в зависимости от текущих потребностей расставляя в нем акценты, интенсифицируя или, наоборот, лишь имитируя совместные усилия в тех или иных областях взаимоотношений.
По нашему мнению, бессодержательность этих документов, подписанных на саммите ЕС-РФ 10 мая 2005 г., была решающим образом обусловлена тем, что обе стороны к тому моменту не сформировали свои принципиальные позиции по дальнейшему развитию отношений в новой обстановке, коренным образом отличающейся от ситуации в России, ЕС и мире 1994-1997 годов, когда СПС-1 подписывалось и вводилось в силу. Как показали итоги последнего саммита ЕС-РФ в Португалии 26 октября 2007 г., этого не произошло и до сих пор.
Поэтому при всех случаях НБС, будь то ССПС или СПС-2, а также конкретизирующие его отраслевые соглашения призваны существенно обогатить содержание этих карт. Так или иначе, позиции обеих Сторон по новому соглашению до сих пор не сложились, так что польское вето, возможно, было в душе воспринято ими как некий желанный сюрприз, дающий передышку для соответствующих размышлений.



Заключение

В заключение после проведенного исследования разработаем рекомендации для улучшения и развития политического диалога России и ЕС:
Уйти от ритуалов отчуждения
Более позитивные сценарии отношений ЕС и России требуют постепенного изменения в менталитете у обеих сторон. Российская элита нуждается в менее изоляционистском и «секьюритизированном» (securitized) представлении о мире, ей стоит избавиться от постимперских комплексов, теорий мирового заговора против России и фобий «оранжевой революции», идущей с Запада. В этом смысле, России следует не идти по пути ограничения ущерба, но попытаться принять европейского Другого и институционализировать различные формы сотрудничества.
Евросоюзу также предстоит проделать большую работу. В частности, механизмы внешней политики ЕС должны быть освобождены от идеологии интеграции и от порочной практики предлагать партнерам в качестве внешнеполитических стратегий вторичные производные от процесса расширения. Европейская система формирования внешней политики должна быть дебюрократизирована и наделена четким политическим видением, основанным на европейских интересах, а не на «европейских ценностях», определенных в терминах цивилизационного превосходства.
Масштаб необходимых перемен тем крупнее, что они включают в себя механизмы формирования идентичности. К середине 2000х гг., после присоединения к ЕС стран Восточной Европы (во многом с русофобскими настроениями в элитах и в массах) и после «цветных революций» на постсоветском пространстве, ЕС и Россия вернулись к противоположным позициям «конституирующих Других» (constitutive Others) в своих проектах идентичности. Новая российская великодержавная идентичность формируется во многом в оппозиции к Западу: к примеру, новый государственный праздник, День национального единства, празднуется 4 ноября, в день, когда поляки были изгнаны из Москвы в 1612 году, что придает празднику отчетливое антизападное звучание. Также и в Европе дискурс «отчуждения» России актуализируется по любому поводу, будь то празднование 60-летия победы в Великой Отечественной войне в 2005г., саммит «Большой Восьмерки» в Санкт-Петербурге в 2006 г. или дело об отравлении Александра Литвиненко в конце того же года. В этом смысле, реальные перспективы сотрудничества ЕС и России требуют не менее чем корректировки моделей идентичности.
Работать вне рамок отношений Москвы и Брюсселя
Учитывая, что стагнация в отношениях ЕС и России сохранится в краткосрочной перспективе и что сотрудничество не будет развиваться без системных политических и психологических изменений как в ЕС, так и в России, очевидной политической рекомендацией будет избегать структур и риторики партнерства, и в особенности юридически связывающей системы, в отношениях ЕС и России. Необходимо снизить порог ожиданий, чтобы избежать разочарований.
В сущности, встает вопрос: должен ли сложный комплекс взаимодействий между Россией и Европой зависеть от отношений между Россией и ЕС и уж тем более от забюрократизированного диалога между Москвой и Брюсселем? Российско-европейские отношения слишком, даже жизненно, значимы, чтобы оставлять их на усмотрение бюрократий. Существуют также другие виды диалога, прежде всего традиционные сети двусторонних отношений: между Россией и Германий, Россией и Францией, Россией и Италией и Россией и Финляндией. Страхи, что эти отношения могут разрушить «общий» подход ЕС, беспочвенны, поскольку такого подхода пока что не существует вообще.
Более того, периферийные региональные инициативы, такие как «Северное измерение» ЕС, а также не относящиеся к ЕС Совет государств Балтийского моря (СГБМ) и Совет Баренцева/Евроарктического региона (СБЕР), могут стать полезным интерфейсом для взаимодействия регионов, местных сообществ и групп людей поверх границ. До сих пор эти инициативы были недофинансированы с обеих сторон, но учитывая неопределенные институциональные рамки отношений Россия-ЕС, им можно дать второй шанс.
Усомниться в догмах
Набор идентичностей, инструментов и концепций в отношениях ЕС и России не годится для выхода из тупика. Для того чтобы сдвинуться с мертвой точки, помимо двусторонней и региональной дипломатии, необходимо инновационное, нетривиальное мышление. И хотя это может показаться слишком отдаленным, идеалистическим или просто политически самоубийственным для правящих элит, рано или поздно необходимо критически взглянуть на догмы политического мышления в Москве и Брюсселе, на российский «суверенитет» и на брюссельскую «европеизацию».
Что касается России, то проблематизация драгоценного «суверенитета» (определенного в терминах жесткой безопасности) может, к примеру означать отмену виз для граждан Евросоюза, «одностороннее визовое разоружение». Это может послужить толчком в отношениях ЕС и России: Брюссель почувствует, что обязан отреагировать на такой шаг, упростив получение шенгенской визы для граждан России, с перспективой отмены виз вообще.
Кроме того, Россия и ЕС могут экспериментировать с созданием «пилотных регионов» на общих границах, которые послужат полигонами для отработки процедур адаптации законодательства ЕС и безвизовых обменов. Первым из таких регионов мог бы стать Калининград. Идея калининградского анклава, имеющего статус «заморской территории» России была представлена в начале 2005 года, но была отвергнута Кремлем, который увидел в этом угрозу размывания российского суверенитета, и Брюсселем, который не пожелал сделать для России «исключение из правил». И все же, идея о добровольной адаптации частями РФ некоторых норм Евросоюза, не из-за давления Брюсселя, а с чисто прагматической точки зрения, достойна рассмотрения.
Что касается Евросоюза, то ключевой проблемой в его отношениях с Россией является «священная корова» европеизации, которая, по словам Кристофера Браунинга, «предлагает России на выбор: либо быть инкорпорированной в европейскую империю, либо, напротив, стать маргиналией на периферии ЕС». Авторитарная или демократичная, Россия никогда не сможет смириться с тем, что будет объектом «воспитания», «оцивилизовывания». В этом отношении, «европеизация» вряд ли сможет стать твердой почвой для равноправного сотрудничества.
Кроме того, «исключительность» России также не может явиться долгосрочным основанием для равноправных взаимоотношений с ЕС, поскольку Россия при этом по умолчанию согласится с европейской гегемонией, в рамках которых Россию не примут на равных, но всего лишь проявят к ней толерантность.
Все это возвращает нас к вопросу о глобализации. В поисках путей адаптации к ее рискам и вызовам Россия и Европа возвращаются к традиционным модернистским дискурсам. Для России возврат к «суверенитету» в 2000х годах означает возврат к модернистским основам российской государственности последних пяти веков, сформированной в качестве противовеса Западу. В то же время, для ЕС «европеизация» звучит по-постмодернистски, но на практике означает обращение к модернистской телеологии прогресса и колониалистской интерпретации «западности» как блага. Критически оценивая «суверенитет» и «европеизацию», Россия и Европа должны выйти за рамки модернистского мышления и ритуалов «отчуждения» и попытаться принять Другого как данность, а не как то, чему надо противостоять и что нужно трансформировать. В итоге может родиться концепция европлюрализма, которая станет новым дискурсивным основанием долгосрочного партнерства Европы и России.

Список использованных источников

Концепция внешней политики Российской Федерации - http://archive.kremlin.ru/text/docs/2008/07/204108/shtml
Коллективная стратегия ЕС в отношении России -http://www.mgimo.ru/fileserver/2004/kafedry/evro_int/reader4meo_3-5.htm
Арбатов А. Грядет ли холодная война? // Россия в глобальной политике. № 2, Март – апрель 2007.
Арбатова Н. и др. Концепция модернизации Соглашения о партнерстве и сотрудничестве между Россией и ЕС и заключения Соглашения о продвинутом партнерстве, учреждающем ассоциацию. М.: Комитет «Россия в объединенной Европе», 2005.
Арбатова Н. Проблема 2007: Что дальше // Россия в глобальной политике. 2006. No. 1.
Безвизовый режим между Россией и ЕС: «Дорожная карта». Ред. Арбатова Н.К. М.: Комитет «Россия в объединенной Европе», 2004.
Бордачев T. На пути к стратегическому союзу // Россия в глобальной политике. 2006. No.1
Бордачев Т. Пределы Европеизации. Россия и Европейский союз в 1991 – 2007 годах: теория и практика отношений. М.: Издательский дом ГУ – ВШЭ. 2007.
Бордачев Т. Россия и Евросоюз: проблема европеизации // Современная Европа, № 4, декабрь 2006.
Бордачев Т. Суверенитет и интеграция // Россия в глобальной политике, № 1, Январь – февраль 2007.
Бордачев Т., Романова Т. Модель на вырост: Выбор России надолго определит ее отношения с ЕС // Россия в глобальной политике. 2003. № 2.
Борко Ю. Свет и тени европейской интеграции // Россия в глобальной политике. № 1, Январь – февраль 2007.
Борко Ю.А. Европейскому Союзу и России необходимо Соглашение о стратегическом партнерстве. Москва: Пробел, 2004.
Буторина О. Интеграция в стиле фанк // Россия в глобальной политике № 5, Сентябрь – Октябрь 2007.
Ведрин Ю. Отказ от государств-наций – иллюзия (интервью) // Россия в глобальной политикеб № 6, Ноябрь-Декабрь, 2007.
Воронов, К. Калининградская область в отношениях России и ЕС: медленный дрейф // Мировая экономика и международные отношения. 2005. Март.
Гомар Т. Европа, Россия, США: новые величины старого уравнения РГП № 1, январь – февраль 2008 г.
Данилов, Д. Общее пространство внешней безопасности России и ЕС: амбиции и реальность // Мировая экономика и международные отношения. 2005. Февраль.
Дерябин Ю. С. «Северное измерение» политики Европейского союза и интересы России. М.: Экслибрис-пресс, 2000.
Доклад Группы высокого уровня по Общему европейскому экономическому пространству саммиту Россия – ЕС. Материалы саммита России-ЕС. Брюссель. 11 ноября 2002.
Дорожные карты по общему экономическому пространству, по общему пространству свободы, безопасности и правосудия, по общему пространству внешней безопасности, по общему пространству науки и образования, включая культурные аспекты. Утверждены 10 мая 2005 года в Москве Президентом России В.Путиным, Премьер-министром Люксембурга Ж.-К.Юнкером, Председателем Комиссии Европейских сообществ Ж.М.Дурау-Баррозу и Верховным представителем ЕС по внешней политике и безопасности Х.Соланой. http://www.kremlin.ru/events/articles/2005/05/87950/152811.shtml
Иванов И. Объединение или разъединение? Появятся ли новые барьеры в объединенной Европе// Известия. 11 янв. 2003.
Иванов И.Д. Общее европейское экономическое пространство // Современная Европа. 2003. Выпуск 1. Январь-март.
Кайзер К. Взаимоотношения крупных держав в XXI веке // Россия в глобальной политике № 5. Сентябрь – Октябрь 2007.
Караганов С. Вперед в Азию?// Российская газета. 22.07.2008.
Караганов С. Ханты-Мансийск: новый этап? Российская газета. 26.06.2008
Коллективная стратегия Европейского союза по отношению к России. 1999.
Лавров С. Россия и мир в XXI веке // Россия в глобальной политике, № 4, Июль – август 2008 г.
Мау В., Новиков В. Отношения России и ЕС: Пространство выбора или выбор пространства // Вопросы экономики. 2002. № 6.
Монбриаль Тьерри де. Многополярность и многообразие // Россия в глобальной политике № 6,ноябрь -декабрь 2007
Морозов В. Европа: ориентация во времени и пространстве // Россия в глобальной политике». № 3, Май – Июнь 2008.
Пурсиайнен К. От слов к делу (Теории интеграции и отношения ЕС–РФ) // Современная Европа. 2005. Выпуск 2. Апрель-июнь.
Ришар Жан – Франсуа На переломе. Двадцать глобальных проблем – двадцать лет на их решение. М.: Ладомир, 2006. С. 59
Романова Т. Институциональные особенности экономических отношений Россия – Европейский Союз // Мировая экономика и международные отношения. 2004. №5.
Романова Т. Россия и ЕС: диалог на разных языках // Россия в глобальной политике № 6. ноябрь - декабрь 2006
Романова Т.А. Эволюция концепции экономического сотрудничества России и Европейского союза и будущее Северного измерения // Россия и Европейский союз после расширения: Новые перспективы и новые проблемы СПб, 2007. Библиотека европейских исследований. Выпуск 20.
С. Караганов. Россия и Европа получили «окно возможностей» Российская газета. 21.06.2005
Самсон И. Единоe европейскоe экономическоe пространствo как фактор устойчивого экономического роста в России. Москва: Российско-Европейский Центр Экономической Политики, 2002.
Скоров, Г. Россия - Евросоюз: вопросы стратегического партнерства // Мировая экономика и международные отношения. 2005. Март.
Соглашение о партнерстве и сотрудничестве, учреждающее партнерство между Российской Федерацией, с одной стороны, и Европейскими сообществами и их государствами-членами, с другой стороны // http://www.delrus.ec.europa.eu/ru/p_330.htm
Стратегия развития отношений Российской Федерации с Европейским союзом на среднесрочную перспективу (2000-2010 гг.)
Тренин Д. Интеграция и идентичность: Россия как «новый Запад» с. 41. М. : Изд-во «Европа», 2006.
Фишер С. // Евросоюз и Россия: как спасти партнерство Россия в глобальной политике. № 3,май -июнь 2008
Энтин М.Л. // В поисках партнерских отношений: Россия и Европейский Союз в 2004-2005 годах. Санкт-Петербург: СКФ «Россия-Нева», 2006
Энтин М.Л. // В поисках партнерских отношений II: Россия и Европейский Союз в 2006-2008 годах. М.: Зебра Е, 2009.
Юргенс И. Как положить конец скрытой русско-европейской войне // Project Syndicate, США
Andrei S. Makarychev, “The four spaces and the four freedoms: An exercise in semantic deconstruction of the EU discourse”, Nizhny Novgorod Linguistic University Working Paper Series, No. 1-2, p. 31.
Christopher S. Browning, “The Region-Building Approach Revisited: The Continued Othering of Russia in Discourses of Region-Building in the European North”, Geopolitics, Vol. 8, No. 1 (Spring 2003), p. 45.
Derek Averre, “Russia and the European Union: Convergence of Divergence?”, European Security, Vol. 14, no. 2, June 2005, p. 175.
Michael Emerson, EU-Russia, “Four Common Spaces and the Proliferation of the Fuzzy”, CEPS Policy Brief, No. 71, May 2005, p. 3.
Michel Emerson, Introduction, in Michael Emerson (ed.) The Elephant and the Bear Try Agan: Options for the New Agreement between the EU and Russia, Brussels: CEPS, 2006
Jutta Weldes, ‘Going Cultural: Star Trek, State Action and Popular Culture’, Millennium 28/1 (1999) p.131
Paul Thibaud, “Qui sont et où sont les bons européens?”, Le Monde, 11 May 2005
Romano Prodi, ‘2000–2005: Shaping the New Europe’, European Parliament, Strasbourg, 15 February 2000. Available at <http://europa.int/>.
Slavoj Zizek. Da capo senza fine. In: Judith Butler, Ernesto Laclau and Slavoj Zizek (eds) Contingency, Hegemony, Universality. Contemporary Dialogue on the Left. London and New York, Verso, 2000, p. 231



Концепция внешней политики Российской Федерации - http://archive.kremlin.ru/text/docs/2008/07/204108/shtml

Морозов В. Европа: ориентация во времени и пространстве // Россия в глобальной политике». № 3, Май – Июнь 2008.с.9.
Договор о Европейском Союзе от 7 февраля 1992 г. с изменениями, внесенными Амстердамским договором от 2 октября 1997 г. и Ниццким договором от 26 февраля 2001
Договор об учреждении Европейского сообщества 1957г.
Директива 97/66/EC Европейского парламента и Совета Европейского Союза от 15 декабря 1997 года
Иогансен Н., Михайлов А. Похищенные Европой: расширение ЕС за счёт государств бывшего соцлагеря. // Итоги. – 2002. – №46. – С.16-18
Троцкий М. Европейский Союз в мировой политике. // Международные процессы. – 2005. - № 3 (9).
Ришар Жан – Франсуа На переломе. Двадцать глобальных проблем – двадцать лет на их решение. М.: Ладомир, 2006. С. 59

Пурсиайнен К. От слов к делу (Теории интеграции и отношения ЕС–РФ) // Современная Европа. 2005. Выпуск 2. Апрель-июнь.с.9.

Бордачев Т. Пределы Европеизации. Россия и Европейский союз в 1991 – 2007 годах: теория и практика отношений. М.: Издательский дом ГУ – ВШЭ. 2007.с.65.

Коллективная стратегия ЕС в отношении России -http://www.mgimo.ru/fileserver/2004/kafedry/evro_int/reader4meo_3-5.htm

Ришар Жан – Франсуа На переломе. Двадцать глобальных проблем – двадцать лет на их решение. М.: Ладомир, 2006. С. 59.
Бордачев Т. Россия и Евросоюз: проблема европеизации // Современная Европа, № 4, декабрь 2006.с.22.

Энтин М.Л. // В поисках партнерских отношений: Россия и Европейский Союз в 2004-2005 годах. Санкт-Петербург: СКФ «Россия-Нева», 2006.с.5.
Романова Т. Институциональные особенности экономических отношений Россия – Европейский Союз // Мировая экономика и международные отношения. 2004. №5.
Романова Т. Россия и ЕС: диалог на разных языках // Россия в глобальной политике № 6. ноябрь - декабрь 2006.с.7.

Бордачев Т. Суверенитет и интеграция // Россия в глобальной политике, № 1, Январь – февраль 2007.с.5.

Энтин М.Л. // В поисках партнерских отношений II: Россия и Европейский Союз в 2006-2008 годах. М.: Зебра Е, 2009.с.33.

Бордачев Т., Романова Т. Модель на вырост: Выбор России надолго определит ее отношения с ЕС // Россия в глобальной политике. 2003. № 2.с.7.

Романова Т.А. Эволюция концепции экономического сотрудничества России и Европейского союза и будущее Северного измерения // Россия и Европейский союз после расширения: Новые перспективы и новые проблемы СПб, 2007. Библиотека европейских исследований. Выпуск 20.с.87.

Борко Ю. Свет и тени европейской интеграции // Россия в глобальной политике. № 1, Январь – февраль 2007.с.88.

Дорожные карты по общему экономическому пространству, по общему пространству свободы, безопасности и правосудия, по общему пространству внешней безопасности, по общему пространству науки и образования, включая культурные аспекты. Утверждены 10 мая 2005 года в Москве Президентом России В.Путиным, Премьер-министром Люксембурга Ж.-К.Юнкером, Председателем Комиссии Европейских сообществ Ж.М.Дурау-Баррозу и Верховным представителем ЕС по внешней политике и безопасности Х.Соланой. http://www.kremlin.ru/events/articles/2005/05/87950/152811.shtml
Соглашение о партнерстве и сотрудничестве, учреждающее партнерство между Российской Федерацией, с одной стороны, и Европейскими сообществами и их государствами-членами, с другой стороны // http://www.delrus.ec.europa.eu/ru/p_330.htm
Стратегия развития отношений Российской Федерации с Европейским союзом на среднесрочную перспективу (2000-2010 гг.)
Тренин Д. Интеграция и идентичность: Россия как «новый Запад» с. 41. М. : Изд-во «Европа», 2006.с.32.

Юргенс И. Как положить конец скрытой русско-европейской войне // Project Syndicate, США.с.6.

Фишер С. // Евросоюз и Россия: как спасти партнерство Россия в глобальной политике. № 3,май -июнь 2008.с.56.

Борко Ю.А. Европейскому Союзу и России необходимо Соглашение о стратегическом партнерстве. Москва: Пробел, 2004.с.88.
Энтин М.Л. // В поисках партнерских отношений: Россия и Европейский Союз в 2004-2005 годах. Санкт-Петербург: СКФ «Россия-Нева», 2006.с.6.

Буторина О. Интеграция в стиле фанк // Россия в глобальной политике № 5, Сентябрь – Октябрь 2007.с.44.

Фишер С. // Евросоюз и Россия: как спасти партнерство Россия в глобальной политике. № 3,май -июнь 2008.с.9.
Соглашение о партнерстве и сотрудничестве, учреждающее партнерство между Российской Федерацией, с одной стороны, и Европейскими сообществами и их государствами-членами, с другой стороны // http://www.delrus.ec.europa.eu/ru/p_330.htm
Стратегия развития отношений Российской Федерации с Европейским союзом на среднесрочную перспективу (2000-2010 гг.)

Ведрин Ю. Отказ от государств-наций – иллюзия (интервью) // Россия в глобальной политикеб № 6, Ноябрь-Декабрь, 2007.с.99.

Пурсиайнен К. От слов к делу (Теории интеграции и отношения ЕС–РФ) // Современная Европа. 2005. Выпуск 2. Апрель-июнь.с.8.

Мау В., Новиков В. Отношения России и ЕС: Пространство выбора или выбор пространства // Вопросы экономики. 2002. № 6. с.6.

Ришар Жан – Франсуа На переломе. Двадцать глобальных проблем – двадцать лет на их решение. М.: Ладомир, 2006. С. 59.

Монбриаль Тьерри де. Многополярность и многообразие // Россия в глобальной политике № 6,ноябрь -декабрь 2007 .с.33.

Романова Т. Институциональные особенности экономических отношений Россия – Европейский Союз // Мировая экономика и международные отношения. 2004. №5.с.8.

Морозов В. Европа: ориентация во времени и пространстве // Россия в глобальной политике». № 3, Май – Июнь 2008.с.99.

Романова Т. Россия и ЕС: диалог на разных языках // Россия в глобальной политике № 6. ноябрь - декабрь 2006.с.43.

Фишер С. // Евросоюз и Россия: как спасти партнерство Россия в глобальной политике. № 3,май -июнь 2008.с.5.

Пурсиайнен К. От слов к делу (Теории интеграции и отношения ЕС–РФ) // Современная Европа. 2005. Выпуск 2. Апрель-июнь.с.3.

Романова Т. Институциональные особенности экономических отношений Россия – Европейский Союз // Мировая экономика и международные отношения. 2004. №5.c.44.
Дорожные карты по общему экономическому пространству, по общему пространству свободы, безопасности и правосудия, по общему пространству внешней безопасности, по общему пространству науки и образования, включая культурные аспекты. Утверждены 10 мая 2005 года в Москве Президентом России В.Путиным, Премьер-министром Люксембурга Ж.-К.Юнкером, Председателем Комиссии Европейских сообществ Ж.М.Дурау-Баррозу и Верховным представителем ЕС по внешней политике и безопасности Х.Соланой. http://www.kremlin.ru/events/articles/2005/05/87950/152811.shtml

Соглашение о партнерстве и сотрудничестве, учреждающее партнерство между Российской Федерацией, с одной стороны, и Европейскими сообществами и их государствами-членами, с другой стороны // http://www.delrus.ec.europa.eu/ru/p_330.htm
Стратегия развития отношений Российской Федерации с Европейским союзом на среднесрочную перспективу (2000-2010 гг.)

Ришар Жан – Франсуа На переломе. Двадцать глобальных проблем – двадцать лет на их решение. М.: Ладомир, 2006. С. 59.

Романова Т. Россия и ЕС: диалог на разных языках // Россия в глобальной политике № 6. ноябрь - декабрь 2006.с.44.

Романова Т. Институциональные особенности экономических отношений Россия – Европейский Союз // Мировая экономика и международные отношения. 2004. №5.с.3.

Романова Т. Россия и ЕС: диалог на разных языках // Россия в глобальной политике № 6. ноябрь - декабрь 2006.с.8.

Европа без России. Договор, учреждающий Конституцию для Европы от 20 октября 2004 года. М.: Европа, 2005.с.9.
РИА «Новости», 29 апреля 2008 г.
Рар Александр, “С каждым днем Россия и ЕС все острее нуждаются друг в друге”, Российская газета, 26 октября 2004, с. 13.
Дмитрий Тренин. Интеграция и идентичность. Россия как «новый Запад», М.: Европа, 2006, с. 370-371.
Соглашение о партнерстве и сотрудничестве, учреждающее партнерство между Российской Федерацией, с одной стороны, и Европейскими сообществами и их государствами-членами, с другой стороны // http://www.delrus.ec.europa.eu/ru/p_330.htm
Стратегия развития отношений Российской Федерации с Европейским союзом на среднесрочную перспективу (2000-2010 гг.)

Timofey Bordachev, Russia and the European Union after 2007, in Michael Emerson, ed., The Elephant and the Bear Try Again. Options for a New Agreement between the EU and Russia. Brussels, CEPS, 2006
Дорожные карты по общему экономическому пространству, по общему пространству свободы, безопасности и правосудия, по общему пространству внешней безопасности, по общему пространству науки и образования, включая культурные аспекты. Утверждены 10 мая 2005 года в Москве Президентом России В.Путиным, Премьер-министром Люксембурга Ж.-К.Юнкером, Председателем Комиссии Европейских сообществ Ж.М.Дурау-Баррозу и Верховным представителем ЕС по внешней политике и безопасности Х.Соланой. http://www.kremlin.ru/events/articles/2005/05/87950/152811.shtml
Michael Emerson, EU-Russia, “Four Common Spaces and the Proliferation of the Fuzzy”, CEPS Policy Brief, No. 71, May 2005, p. 3.
Paul Thibaud, “Qui sont et où sont les bons européens?”, Le Monde, 11 May 2005
Andrei S. Makarychev, “The four spaces and the four freedoms: An exercise in semantic deconstruction of the EU discourse”, Nizhny Novgorod Linguistic University Working Paper Series, No. 1-2, p. 31.
Сергей Караганов. Отношения России и Европейского Союза: современная ситуация и перспективы. М.: СВОП, 2005, параграфы 1.4.2-1.4.4.
Владислав Сурков. «Суверенитет – это политический синоним конкурентоспособности», речь на собрании Единой России, 7 февраля 2006. www.edinros.ru/news.html?id=111148. Владислав Сурков, Национализация будущего, Эксперт, № 43, 20 ноября 2006.
Derek Averre, “Russia and the European Union: Convergence of Divergence?”, European Security, Vol. 14, no. 2, June 2005, p. 175.
Романова Т.А. Эволюция концепции экономического сотрудничества России и Европейского союза и будущее Северного измерения // Россия и Европейский союз после расширения: Новые перспективы и новые проблемы СПб, 2007. Библиотека европейских исследований. Выпуск 20.с.5.

Michel Emerson, Introduction, in Michael Emerson (ed.) The Elephant and the Bear Try Agan: Options for the New Agreement between the EU and Russia, Brussels: CEPS, 2006
Дорожные карты по общему экономическому пространству, по общему пространству свободы, безопасности и правосудия, по общему пространству внешней безопасности, по общему пространству науки и образования, включая культурные аспекты. Утверждены 10 мая 2005 года в Москве Президентом России В.Путиным, Премьер-министром Люксембурга Ж.-К.Юнкером, Председателем Комиссии Европейских сообществ Ж.М.Дурау-Баррозу и Верховным представителем ЕС по внешней политике и безопасности Х.Соланой. http://www.kremlin.ru/events/articles/2005/05/87950/152811.shtml

Jutta Weldes, ‘Going Cultural: Star Trek, State Action and Popular Culture’, Millennium 28/1 (1999) p.131
Slavoj Zizek. Da capo senza fine. In: Judith Butler, Ernesto Laclau and Slavoj Zizek (eds) Contingency, Hegemony, Universality. Contemporary Dialogue on the Left. London and New York, Verso, 2000, p. 231
Romano Prodi, ‘2000–2005: Shaping the New Europe’, European Parliament, Strasbourg, 15 February 2000. Available at <http://europa.int/>.
Christopher S. Browning, “The Region-Building Approach Revisited: The Continued Othering of Russia in Discourses of Region-Building in the European North”, Geopolitics, Vol. 8, No. 1 (Spring 2003), p. 45.
Глеб Павловский, «Россия все еще ищет свою роль в мире», Независимая газета, 31 мая 2004.
С. Караганов. Россия и Европа получили «окно возможностей» Российская газета. 21.06.2005.с.88.

Соглашение о партнерстве и сотрудничестве, учреждающее партнерство между Российской Федерацией, с одной стороны, и Европейскими сообществами и их государствами-членами, с другой стороны // http://www.delrus.ec.europa.eu/ru/p_330.htm
Стратегия развития отношений Российской Федерации с Европейским союзом на среднесрочную перспективу (2000-2010 гг.)

Дорожные карты по общему экономическому пространству, по общему пространству свободы, безопасности и правосудия, по общему пространству внешней безопасности, по общему пространству науки и образования, включая культурные аспекты. Утверждены 10 мая 2005 года в Москве Президентом России В.Путиным, Премьер-министром Люксембурга Ж.-К.Юнкером, Председателем Комиссии Европейских сообществ Ж.М.Дурау-Баррозу и Верховным представителем ЕС по внешней политике и безопасности Х.Соланой. http://www.kremlin.ru/events/articles/2005/05/87950/152811.shtml

Соглашение о партнерстве и сотрудничестве, учреждающее партнерство между Российской Федерацией, с одной стороны, и Европейскими сообществами и их государствами-членами, с другой стороны // http://www.delrus.ec.europa.eu/ru/p_330.htm
Стратегия развития отношений Российской Федерации с Европейским союзом на среднесрочную перспективу (2000-2010 гг.)

Самсон И. Единоe европейскоe экономическоe пространствo как фактор устойчивого экономического роста в России. Москва: Российско-Европейский Центр Экономической Политики, 2002.с.33.

Караганов С. О мире недалекого будущего // Российская газета. 13.9.2005.
Паньков B.C. Эволюция международных экономических отношений в период до 2017 года: вызовы и императивы для России // Экономика XXI века. 2007. № 2; Паньков B.C. Глобализация экономики: фантом или судьбоносная реальность? // Экономика XXI века. 2007. № 4.
Скоров, Г. Россия - Евросоюз: вопросы стратегического партнерства // Мировая экономика и международные отношения. 2005. Март.с.5.

Шмелев Н., Федоров В. Евросоюз: свои и чужие // Российская газета. 12.12.2007.
Тренин Д. Интеграция и идентичность: Россия как «новый Запад» с. 41. М. : Изд-во «Европа», 2006.с.11.













2

Список использованных источников

1. Арбатов А. Грядет ли холодная война? // Россия в глобальной политике. № 2, Март – апрель 2007.
2.Арбатова Н. и др. Концепция модернизации Соглашения о партнерстве и сотрудничестве между Россией и ЕС и заключения Соглашения о продвинутом партнерстве, учреждающем ассоциацию. М.: Комитет «Россия в объединенной Европе», 2005.
3.Арбатова Н. Проблема 2007: Что дальше // Россия в глобальной политике. 2006. No. 1.
4.Безвизовый режим между Россией и ЕС: «Дорожная карта». Ред. Арбатова Н.К. М.: Комитет «Россия в объединенной Европе», 2004.
5.Бордачев T. На пути к стратегическому союзу // Россия в глобальной политике. 2006. No.1
6.Бордачев Т. Пределы Европеизации. Россия и Европейский союз в 1991 – 2007 годах: теория и практика отношений. М.: Издательский дом ГУ – ВШЭ. 2007.
7.Бордачев Т. Россия и Евросоюз: проблема европеизации // Современная Европа, № 4, декабрь 2006.
8.Бордачев Т. Суверенитет и интеграция // Россия в глобальной политике, № 1, Январь – февраль 2007.
9.Бордачев Т., Романова Т. Модель на вырост: Выбор России надолго определит ее отношения с ЕС // Россия в глобальной политике. 2003. № 2.
10.Борко Ю. Свет и тени европейской интеграции // Россия в глобальной политике. № 1, Январь – февраль 2007.
11.Борко Ю.А. Европейскому Союзу и России необходимо Соглашение о стратегическом партнерстве. Москва: Пробел, 2004.
12.Буторина О. Интеграция в стиле фанк // Россия в глобальной политике № 5, Сентябрь – Октябрь 2007.
13.Ведрин Ю. Отказ от государств-наций – иллюзия (интервью) // Россия в глобальной политикеб № 6, Ноябрь-Декабрь, 2007.
14.Воронов, К. Калининградская область в отношениях России и ЕС: медленный дрейф // Мировая экономика и международные отношения. 2005. Март.
15.Гомар Т. Европа, Россия, США: новые величины старого уравнения РГП № 1, январь – февраль 2008 г.
16.Данилов, Д. Общее пространство внешней безопасности России и ЕС: амбиции и реальность // Мировая экономика и международные отношения. 2005. Февраль.
17.Дерябин Ю. С. «Северное измерение» политики Европейского союза и интересы России. М.: Экслибрис-пресс, 2000.
18.Доклад Группы высокого уровня по Общему европейскому экономическому пространству саммиту Россия – ЕС. Материалы саммита России-ЕС. Брюссель. 11 ноября 2002.
19.Дорожные карты по общему экономическому пространству, по общему пространству свободы, безопасности и правосудия, по общему пространству внешней безопасности, по общему пространству науки и образования, включая культурные аспекты. Утверждены 10 мая 2005 года в Москве Президентом России В.Путиным, Премьер-министром Люксембурга Ж.-К.Юнкером, Председателем Комиссии Европейских сообществ Ж.М.Дурау-Баррозу и Верховным представителем ЕС по внешней политике и безопасности Х.Соланой. http://www.kremlin.ru/events/articles/2005/05/87950/152811.shtml
20.Иванов И. Объединение или разъединение? Появятся ли новые барьеры в объединенной Европе// Известия. 11 янв. 2003.
21.Иванов И.Д. Общее европейское экономическое пространство // Современная Европа. 2003. Выпуск 1. Январь-март.
22.Кайзер К. Взаимоотношения крупных держав в XXI веке // Россия в глобальной политике № 5. Сентябрь – Октябрь 2007.
23.Караганов С. Вперед в Азию?// Российская газета. 22.07.2008.
24.Караганов С. Ханты-Мансийск: новый этап? Российская газета. 26.06.2008
25.Коллективная стратегия Европейского союза по отношению к России. 1999.
26.Лавров С. Россия и мир в XXI веке // Россия в глобальной политике, № 4, Июль – август 2008 г.
27.Мау В., Новиков В. Отношения России и ЕС: Пространство выбора или выбор пространства // Вопросы экономики. 2002. № 6.
28.Монбриаль Тьерри де. Многополярность и многообразие // Россия в глобальной политике № 6,ноябрь -декабрь 2007
29.Морозов В. Европа: ориентация во времени и пространстве // Россия в глобальной политике». № 3, Май – Июнь 2008.
30.Пурсиайнен К. От слов к делу (Теории интеграции и отношения ЕС–РФ) // Современная Европа. 2005. Выпуск 2. Апрель-июнь.
31.Ришар Жан – Франсуа На переломе. Двадцать глобальных проблем – двадцать лет на их решение. М.: Ладомир, 2006. С. 59
32.Романова Т. Институциональные особенности экономических отношений Россия – Европейский Союз // Мировая экономика и международные отношения. 2004. №5.
33.Романова Т. Россия и ЕС: диалог на разных языках // Россия в глобальной политике № 6. ноябрь - декабрь 2006
34.Романова Т.А. Эволюция концепции экономического сотрудничества России и Европейского союза и будущее Северного измерения // Россия и Европейский союз после расширения: Новые перспективы и новые проблемы СПб, 2007. Библиотека европейских исследований. Выпуск 20.
35.С. Караганов. Россия и Европа получили «окно возможностей» Российская газета. 21.06.2005
36.Самсон И. Единоe европейскоe экономическоe пространствo как фактор устойчивого экономического роста в России. Москва: Российско-Европейский Центр Экономической Политики, 2002.
37.Скоров, Г. Россия - Евросоюз: вопросы стратегического партнерства // Мировая экономика и международные отношения. 2005. Март.
38.Соглашение о партнерстве и сотрудничестве, учреждающее партнерство между Российской Федерацией, с одной стороны, и Европейскими сообществами и их государствами-членами, с другой стороны // http://www.delrus.ec.europa.eu/ru/p_330.htm
39.Стратегия развития отношений Российской Федерации с Европейским союзом на среднесрочную перспективу (2000-2010 гг.)
40.Тренин Д. Интеграция и идентичность: Россия как «новый Запад» с. 41. М. : Изд-во «Европа», 2006.
41.Фишер С. // Евросоюз и Россия: как спасти партнерство Россия в глобальной политике. № 3,май -июнь 2008
42.Энтин М.Л. // В поисках партнерских отношений: Россия и Европейский Союз в 2004-2005 годах. Санкт-Петербург: СКФ «Россия-Нева», 2006
43.Энтин М.Л. // В поисках партнерских отношений II: Россия и Европейский Союз в 2006-2008 годах. М.: Зебра Е, 2009.
44.Юргенс И. Как положить конец скрытой русско-европейской войне // Project Syndicate, США

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

Глава 1. Договорно-правогоре базы отношений между Россией и ЕС

1.1 Соглашение о партнерстве и сотрудничестве между Россией и ЕС 6

1.2 Анализ концепции ЕС в отношении России к ЕС и ЕС в отношении России

1.3 саммиты Годовых

Глава 2. Торгово-экономических отношений

1.1 Торговля

1.2 Инвестиции

1.3 Перспективы в развитии отношений между ЕС и Россией

ВЫВОД

СПИСОКСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

ВВЕДЕНИЕ

Европейский союз -- крупнейший деловой и политический партнер России в Европе. Это обусловлено общностью истории и географии, экономической взаимодополняемостью и накопленный опыт сотрудничества. Сегодня на долю ЕС приходится около 35 - 37 % оборота внешней торговли России и более трети иностранных инвестиций в экономику. Стороны также активный политический диалог, совместно борются против международной организованной преступности и терроризма, которые дает их природа отношений стратегического партнерства. Сотрудничества Россия -- ЕС опирается на Соглашение о партнерстве и сотрудничестве (подписано 24 июня 1994 года и вступил в силу 1 декабря 1997) -- наиболее масштабный документ в международной договорной практике обеих сторон, и встречные стратегии развития взаимных отношений. Отношения Россия -- ЕС, в значительной степени льготные, супер характер. Таким образом, помимо более полного использования возможностей СПС, стороны вместе, чтобы разработать концепцию формирования между ними общего Европейского экономическою пространства.

Партнерство с Европой является общецивилизационным, идеологически выбор Россия. Однако это не подразумевает членство в ЕС: институциональной ассоциации с ним или же искусственного доминирования евросоюза во внешних экономических связях или внешней политике России. Как евроазиатская власти в мировом масштабе. Российская федерация осуществляет международное сотрудничество со всеми заинтересованными странами и зонами мира. В частности, задача выйти в наших отношениях с Азиатско-Тихоокеанским регионом на тот же уровень сотрудничества, который достигнут сейчас в Европе, без которого трудно говорить об ускоренном развитии российской Сибири и Дальнего Востока. Партнерство с ЕС не означает отказ от бизнеса реинтеграции СНГ, где наша страна играет роль гравитационного центра.

В отношениях Россия и ЕС руководствуются принципами прагматизма, что определяет сходство и различия их позиций. Различия проявляются в упомянутых выше стратегиях взаимоотношений: если российский документ делает акцент на хозяйственном сотрудничестве в рамках Большой Европы с учетом российской специфики, то документ ЕС-на содействии преобразованиям в России по западным моделям. Такой профиль, в частности, отличается от программы, т

Узнать стоимость работы