Вам нужна курсовая работа?
Интересует Психология?
Оставьте заявку
на Курсовую работу
Получите бесплатную
консультацию по
написанию
Сделайте заказ и
скачайте
результат на сайте
1
2
3

№55 Пути разрешения психофизиологической проблемы.

  • 30 страниц
  • 25 источников
  • Добавлена 28.02.2010
360 руб. 1 200 руб.
  • Содержание
  • Часть работы
  • Список литературы
Содержание
Введение
1. Сущность психофизиологической проблемы
2. Постановка психофизической проблемы Р. Декартом и варианты ее решения как взаимодействия субстанций
3. Решение психофизиологической проблемы с позиций параллелизма
4. Возможность решения психофизической проблемы на основе единства психического и физического в философии Б. Спинозы и его последователей
5. Нейродинамический подход к решению проблемы психофизиологического параллелизма
6. Психофизиологическая проблема в современной философской мысли
Заключение
Список использованной литературы

Фрагмент для ознакомления

Взамен диады на арене истории познания появлялась триада: организм — поведение — психика. Специально следует подчеркнуть, что первым звеном выступал именно организм как целостное образование и единой системе его неразлучных взаимосвязей со средой, а не сам по себе головной мозг как орган восприятия, переработки и передачи информации. На это в данном контексте следует обратить особое внимание, поскольку во множестве проб решения психофизиологической проблемы с позиции рефлекторной теории (да и не только с этой позиции) отношение психики к мозгу трактовалось таким образом, чтобы придать психике (сознанию) роль центрального звена между «входом» (воздействие раздражителя) и «выходом» (ответная мышечная реакция) телесного механизма. Отсюда и регулярно применяемый оборот: «рефлекторная деятельность мозга», тогда как в действительности сила и пафос рефлекторной схемы в том, что утверждается акт поведения, в котором представлена в нераздельности целостная система «организм — среда» [18, с. с. 275].
Переход от «диадической» схемы к «триадической» предполагает не прямое включение психологической системы в нейрофизиологическую, а опосредованное поведением. Уже отмечалось, что поведение постигаемо как особая реальность (онтологически) благодаря созданному руками физиологов, но имеющему собственную структуру категориальному аппарату. Наряду с языком физиологов и языком психологов сложился язык, термины которого передают информацию о том слое жизнедеятельности, который получил благодаря И.П. Павлову имя «поведение». Это открыло путь к тому, чтобы «переводить» психологические понятия (образ, мотив, действие и др.) не на язык физиологов (нейродинамика, функциональная система и др.), а на язык поведения (сигнал, потребность, условный рефлекс и др.). И только благодаря этому «поведенческому» языку, служащему посредником между процессами в сознании и в нейросубстрате, забрезжила перспектива решения одной из коренных, быть может, и самой загадочной проблемы нашей науки — психофизиологической.

6. Психофизиологическая проблема в современной философской мысли
Исходя из данных современных естественных и гуманитарных наук в последние два-три десятилетия ХХ в. появились некоторые новые тенденции в исследовании психофизиологической проблемы. На Западе среди ученых, занимающихся нейронауками и психофизиологией, наиболее распространенной остается теория тождества психического и физиологического. К началу 70-х гг. данная теория дала основные положения для сменивших ее теорий: перевод рассуждения о психическом и телесном на семантический уровень и физикалистское, материалистическое мировоззрение с верой в единство науки.
На наш взгляд, суть семантической проблемы понять происхождение значения общеупотребляемых терминов для умственных состояний. И, следовательно, что можно считать адекватным значением специальных концепций, которые мы относим к себе и другим созданиям, обладающим интеллектом. Согласно П. Черчленду, материалисты сводят «умственные (mental) состояния» к физическим, которые состоят в причинно-следственных связях друг с другом. А дуалисты исходят из субъективного опыта, которому изначально присуще своего рода знание, лежащее вне чисто физического объяснения. Автор, не без основания, настаивает на том, что проблема души и тела не может быть решена без серьезного исследования семантики языка [14, с. 432].
Вероятно, проблема души и тела также тесно связана с эпистемологией (исследованием того, каким знание является, и откуда это прибывает) и имеет двойственный аспект:
1) исследование идентичности испытываемых людьми чувств и;
2) способности к самоанализу.
Таким образом, задаваясь вопросом, как в наступившем столетии будет решаться поставленная проблема и с привлечением какой методологии ученый опирается на эмпирические исследования, чтобы доказать, что природа разума — не просто философский, но также конкретно-научный вопрос. Между тем данная проблема выглядит менее академичной, когда серьезно задаются вопросом об интеллектуальных способностях животных — человекоподобных обезьян, домашних собак или дельфинов.
И наконец, последние открытия в исследовании компьютерных технологий переводят проблему души и тела в новую плоскость, ставя вопрос о возможностях искусственного интеллекта. П. Черчленд видит два или три альтернативно возможных решения проблемы души и тела, которые находят выражение в двух особенно активных программах исследования познавательного феномена. Первая относится к недавно сформированной области искусственного интеллекта, вторая — к области неврологии (т.е. науки, занимающейся эмпирическим исследованием мозга и нервной системы). На наш взгляд, даже сравнительно небольшая область эмпирических исследований, приведенных им в качестве примеров, является явным доказательством опоры эмпирического опыта на философское видение обсуждаемой проблемы взаимосвязи души (психического) и тела (физиологического).
Заметим, что П. Черчленд, написав книгу с привлечением значительного большинства профессио- нальных философов и ученых, работающих в данной области, не учел опыта англо-саксонской школы, одним из представителей которой является Ч. Шеррингтон. Характерно, что П. Черчленд фактически проигнорировал яркую концепцию «отца дуализма» ХХ в. Ч. Шеррингтона, считавшего, что психика не может быть деятельностью мозга, а является деятельностью души, так как мозг — это физико-энергетическая система, которая принципиально ниже духовной деятельности.
Важно подчеркнуть, что основная идея функционализма состоит в том, что виды ментальных состояний следует считать не видами физического (вообще не какими-либо свойствами, материальными или идеальными), а функциональными состояниями или отношениями. Следовательно, делается вывод о необходимости использовать не сущностную, а реляционную методологию. Существует множество вариантов функционализма (Д. Деннет, Х. Патнэм, Дж. Фодор и др.), но все они имеют более или менее общие точки соприкосновения [6, с. 64–75].
Согласно У. Куайну, говорить о существовании ментальных сущностей — неправомерно, так как все фиксируемые в мире различения — есть различия в позициях, состояниях и изменениях физических тел. Принципиальными для него были два момента: установка на простоту, на теорию холизма и онтологическую относительность теоретических схем. Исходя из данных установок ученый считал ментальный уровень исследований тупиковым, а физиологический — приоритетным.
Как следствие неудачи радикального физикализма появились концепции нередуктивного типа: теория психофизического тождества, эмерджентизм и др. Заметим, что эмерджентизм возродился с обновленной проблематикой, техникой и языком по сравнению с его классической формой 20–30-х гг. Но современные эмерджентисты, отвергающие теолого-метафизические понятия (идея Бога — творца Вселенной), оказываются в затруднении.
Однако Т. Нагель пессимистично оценивает ситуацию, сложившуюся в западной философии после полувековых усилий решить проблему души и тела. В решении этой проблемы возник «тупик»: между сознанием и мозгом существует связь, остающаяся для ученых загадкой.
Т. Нагель подробно анализирует трудности, встающие перед философами при попытках решения проблемы:
1) невозможность приписывать ментальным явлениям пространственные свойства, которыми непременно обладают физические явления (в том числе нейрофизиологические процессы в головном мозгу);
2) невозможность приписывать ментальным явлениям в равной степени массу и энергию.
Тогда возникает вопрос: как может физиологическое воздействовать на ментальное, вызывать его изменения и наоборот, как может ментальное вызывать физиологические, телесные изменения, хотя взаимодействия такого рода эмпирически несомненны.
Полагая, что нет ответа на вопрос о взаимосвязи духовного и телесного, ученый между тем выдвигает свой проект поиска решения проблемы души и тела: создание третьего понятия, из которого бы непосредственно вытекало и ментальное и физиологическое. Одновременно Т. Нагель призывает создавать новые альтернативы редукционистским концепциям. «…В настоящее время такое решение проблемы духа и тела в буквальном смысле невообразимо, но оно может быть не невозможным» [15, с. 66–71].
Необходимо отметить, что в настоящий момент имеются «концептуальные возможности». Они предложены Д.И. Дубровским, который в качестве «третьего понятия» выдвигает понятие информации [4, с. 28–35].
Положительным моментом информационной концепции является то, что она коррелирует с материалистическим мировоззрением и служит, в определенной степени, его обоснованию, так как показывает, что духовное выступает в качестве функционального свойства высокоорганизованных материальных систем, и развитие этого свойства прослеживается в ходе биологической эволюции.
Согласно концепции физиологических основ психической деятельности, сторонником которой является В.В. Орлов, психическое находится в глубокой зависимости от физиологического, но в той же мере подчиняет физиологическое, поскольку является высшим регулятором человеческого поведения. Вопреки некоторым обвинениям в дуали стическом характере такой концепции, на наш взгляд, она таковой не является, так как психика, рассматриваемая как высшая функция материального мозга, подчиняет себе более простую функцию — физиологическую. Рассматривая взаимоотношение психического и физиологического, как подчиненного всеобщим законам соотношения высшего и низшего, следует, однако, учесть, что психическое — идеально, а физиологическое — материальная функция мозга [17, с. 44–50].
В заключении отметим, что психофизиологическая проблема, поставленная в традиционной форме, не может быть решена, так как она формулируется как взаимодействие механизмов психофизиологических соответствий различных по уровню и эмпирическому содержанию явлений. С нашей точки зрения, выдвинутый Б.И. Беспаловым функционально-структурный подход, согласно которому психические и физиологические взаимодействия человека с миром имеют одинаковую логическую универсальную форму, присущую взаимодействии ям других уровней (внутри уровневых координаций, межуровневых субординаций), открывает возможности решения психофизиологической проблемы, сохранив ее по содержанию, но изменив по форме [2, с. 55–64]. Ученый предлагает рассматривать психофизиологическую проблему не в традиционной формулировке: как соответствие, влияние на, превращение материальных, объективно наблюдаемых физических и биохимических явлений в теле и мозгу человека в идеальные, субъективно представленные явления человеческого сознания, а как утверждение относительно общности форм и теоретической сущности психических, физических и других взаимодействий человека с миром. Общность форм данных взаимодействий заключается в том, что они имеют опосредованную структуру и выполняют одинаковую функцию по поддержанию равновесия между функционально-структурными единицами каждого уровня (физического, химического, биологического, психического, социального).


Заключение
В заключение работы поведем ее основные итоги.
В работе нами были показана история рассмотрения психофизиологической проблемы — одной из ключевых методологических проблем не только психологии.
Психофизиологическая проблема в наиболее общем своем понимании представляет собой проблему соотношения физического и психического, шире — материального и идеального.
В истории развития человеческого знания психофизиологическая проблема представлена в виде ряда концепций: независимости души от тела, тождества души и тела, психофизиологического параллелизма, психофизиологического взаимодействия, психофизиологического монизма, рефлекторной концепции психики, информационной концепции, концепции физиологических (нервных) основ психической деятельности.
В работе нами была прослежена история историческая последовательность и логика решения психофизиологической проблемы в различных психологических, а так же философских подходах и концепциях.
В заключение работы следует сказать, что психофизиологическая проблема, несмотря на многолетнюю историю своего изучения и множество объяснительных концепций до сих пор остается актуальной методологической проблемой не только современной психологии, но и ряда смежных областей знаний, в частности философии и физиологии.
Список использованной литературы
Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. — Л., 1988.
Беспалов Б.И. Генезис, структура и функционирование психических образов в системе взаимодействий человека с предметным миром // II Международные Ломоносовские чтения (тезисы докладов). — М., 1994.
Дубровский Д.И. Проблема духа и тела: возможности решения // Вопросы психологии, 2002, № 10.
Дубровский Д.И. Информационный подход к проблеме «Сознание и мозг» // Вопр. философии. 1976. №11.;
Психика и мозг: результаты и перспективы исследования // Психологический журнал. 1990, т. 11. № 6, с. 44–48
Проблема духа и тела: возможности решения // Вопросы философии, 2002, № 10, с. 64–75
Ждан А.Н. История психологии: от античности до наших дней. — М., 1990.
Зинченко В.П. О микроструктурном методе исследования познавательной деятельности. — Труды ВНИИТЭ. — М., 1972, вып. 3
История психологии. Тексты / Под ред. П.Я.Гальперина, А.Н. Ждан. — М.: 1992.
Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность // А.Н.Леонтьев. Избранные психологические произведения. В 2 т. т. 2. — М.: Педагогика, 1983
Лурия А.Р. Высшие корковые функции человека. — М., 1969.
Лурия А.Р. Основы нейропсихологии. — М., 1977.
Макгинн К. Что конституирует проблему сознание–тело / Пер. с англ. В.В. Васильевой // Философия и будущее цивилизации: Тезисы докладов и выступлений IV Российского философского конгресса: В 5 т., т. 1. — М: Современные тетради, 2005.
Нагель Т. Каково быть летучей мышью? // Глаз разума / Д. Хофштадер, Д, Денет. — Самара: Изд. Дом «Бахрам — М», 2003. — 432с;
Нагель Т. Мыслимость невозможного и проблема духа и тела // Вопросы философии, 2001, № 8.
Орлов B.B. Психофизиологическая проблема. Философский очерк. Пермь, 1966.; Марксистская концепция материи и теория уровней // Философия пограничных проблем. — Пермь. — Вып. Ш. 1970, Материя, развитие, человек. Пермь, 1974.
Орлов В.В. Психофизиологическая проблема. Философский очерк. Пермь, 1966.
Павлов И.П. Павловские клинические среды. — М.: Л. 1954, т. 1, с. 275.
Пиаже Ж. Характер объяснения в психологии и психофизиологический параллелизм. — В сб.: Экспериментальная психология / Под ред. П. Фресса, Ж. Пиаже. — М., 1976, вып. I, II.
Рубинштейн С.Л. Бытие и сознание. — М.: 1988
Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. В 2 т. — М., 1983.
Сеченов И.М. Избранные труды. Т. 1. — М.: 1952.
Хрестоматия по истории психологии. Период открытого кризиса — начало 10-х — середина 30-х годов ХХ века. — М., 1980.
Ярошевский М.Г. История психологии. — М.: 2001.
Игры разума (Beautiful Mind) (hеж. Рон Ховард, США, 2001)/











2

Список использованной литературы
1.Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. — Л., 1988.
2.Беспалов Б.И. Генезис, структура и функционирование психических об-разов в системе взаимодействий человека с предметным миром // II Ме-ждународные Ломоносовские чтения (тезисы докладов). — М., 1994.
3.Дубровский Д.И. Проблема духа и тела: возможности решения // Во-просы психологии, 2002, № 10.
4.Дубровский Д.И. Информационный подход к проблеме «Сознание и мозг» // Вопр. философии. 1976. №11.;
5.Психика и мозг: результаты и перспективы исследования // Психологи-ческий журнал. 1990, т. 11. № 6, с. 44–48
6.Проблема духа и тела: возможности решения // Вопросы философии, 2002, № 10, с. 64–75
7.Ждан А.Н. История психологии: от античности до наших дней. — М., 1990.
8.Зинченко В.П. О микроструктурном методе исследования познаватель-ной деятельности. — Труды ВНИИТЭ. — М., 1972, вып. 3
9.История психологии. Тексты / Под ред. П.Я.Гальперина, А.Н. Ждан. — М.: 1992.
10.Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность // А.Н.Леонтьев. Из-бранные психологические произведения. В 2 т. т. 2. — М.: Педагогика, 1983
11.Лурия А.Р. Высшие корковые функции человека. — М., 1969.
12.Лурия А.Р. Основы нейропсихологии. — М., 1977.
13.Макгинн К. Что конституирует проблему сознание–тело / Пер. с англ. В.В. Васильевой // Философия и будущее цивилизации: Тезисы докла-дов и выступлений IV Российского философского конгресса: В 5 т., т. 1. — М: Современные тетради, 2005.
14.Нагель Т. Каково быть летучей мышью? // Глаз разума / Д. Хофштадер, Д, Денет. — Самара: Изд. Дом «Бахрам — М», 2003. — 432с;
15.Нагель Т. Мыслимость невозможного и проблема духа и тела // Вопро-сы философии, 2001, № 8.
16.Орлов B.B. Психофизиологическая проблема. Философский очерк. Пермь, 1966.; Марксистская концепция материи и теория уровней // Философия пограничных проблем. — Пермь. — Вып. Ш. 1970, Мате-рия, развитие, человек. Пермь, 1974.
17.Орлов В.В. Психофизиологическая проблема. Философский очерк. Пермь, 1966.
18.Павлов И.П. Павловские клинические среды. — М.: Л. 1954, т. 1, с. 275.
19.Пиаже Ж. Характер объяснения в психологии и психофизиологический параллелизм. — В сб.: Экспериментальная психология / Под ред. П. Фресса, Ж. Пиаже. — М., 1976, вып. I, II.
20.Рубинштейн С.Л. Бытие и сознание. — М.: 1988
21.Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. В 2 т. — М., 1983.
22.Сеченов И.М. Избранные труды. Т. 1. — М.: 1952.
23.Хрестоматия по истории психологии. Период открытого кризиса — на-чало 10-х — середина 30-х годов ХХ века. — М., 1980.
24.Ярошевский М.Г. История психологии. — М.: 2001.
25.Игры разума (Beautiful Mind) (hеж. Рон Ховард, США, 2001)/


Узнать стоимость работы