Вам нужна курсовая работа?
Интересует Политология?
Оставьте заявку
на Курсовую работу
Получите бесплатную
консультацию по
написанию
Сделайте заказ и
скачайте
результат на сайте
1
2
3

Демографические процессы и методы их исследование(на примере страны или региона)

  • 43 страницы
  • 23 источника
  • Добавлена 05.09.2011
900 руб. 1 800 руб.
  • Содержание
  • Часть работы
  • Список литературы
Содержание.


Введение
Глава I. Демографически процессы в современной России
1.1. Демографическая динамика и демографическое развитие: концептуальные подходы к определению понятий
1.2. Характеристика демографических процессов в современной России
1.3. Методы исследования демографических процессов
Глава 2. Анализ демографических процессы в Центральном регионе России в современных условиях
2.1. Демографическая динамика и особенности процессов воспроизводства населения в Центральной России
2.2. Миграция как основная составляющая демографической динамики и демографического развития Центральной России
2.3. Особенности рождаемости и смертности как составляющих демографической динамики Центральной России
Заключение
Список используемой литературы

Фрагмент для ознакомления

В Белгородской области, вплоть до 1971–1975 гг. общий прирост населения полностью обеспечивал естественный прирост, при этом отмечался стабильный миграционный отток из региона (табл. 3.12). Однако миграционный отток в абсолютных значениях постепенно сокращался и практически сошел на «нет» к концу обозначенного выше периода. Именно 1970-е гг. стали новым периодом индустриализации и интенсификации освоения месторождений КМА в регионе. Это обеспечило «поворот вспять» миграционных потоков, которые в 1976–1980 гг. имели положительную результативность. В это время миграция формировала более 57% общего прироста населения Белгородской области. В 1990-е гг. вклад естественного прироста населения уже был не заметен – более того, он стал отрицательным. Миграция напротив увеличивала свою результативность и стала полностью формировать общий прирост населения региона.
Годовая динамика данных показателей на протяжении 1991–2003 гг. дает нам возможность проанализировать роль различных факторов, предопределивших абсолютные масштабы и результативность миграционных потоков в области. В начале 1990-х гг. на пространстве бывшего СССР решающую роль играли экстремальные политические факторы миграции (межэтнические конфликты, гражданские войны, террористические акты). Это способствовало активному притоку населения в более стабильные регионы России, к числу которых можно отнести Белгородскую область. Неслучайно, именно в 1993–1994 гг. в регионе отмечается максимальный показатель миграционного прироста на уровне 23–28 тыс. человек. Значительную долю потока в это время составляли вынужденные мигранты – вынужденные переселенцы и беженцы [Орлов, 98 – 100].
Затем миграционный прирост постепенно начал сокращаться – в 2,5 раза по итогам 2003 г. по сравнению с 1994 г. Сокращение показателя миграционного прироста происходило на фоне увеличения естественной убыли населения. Несмотря на эти разнонаправленные тренды, общий прирост населения в Белгородской области продолжает оставаться положительным (за исключением 2001 г.) за счет небольшого превышения миграционного прироста над естественным приростом. Вместе с тем, тревожная тенденция заключается в том, что постепенно и общий прирост населения уменьшается.
В Курской области в 1950–1980-е гг. естественный прирост полностью формировал общий прирост населения, компенсируя убыль населения в результате миграционного оттока. Показатель миграционной убыли в регионе был стабильно большим и держался на уровне от 55 до 80 тыс. человек. Начиная с 1960-х гг. снизившаяся рождаемость и повысившаяся смертность привела к снижению естественного прироста населения, что уже не могло компенсировать миграционной убыли населения в Курской области.
С 90-х гг. в регионе началось увеличения показателя естественной убыли населения и рост показателя миграционного прироста. На протяжении 1992–1994 гг. миграционный прирост компенсировал естественную убыль населения, а во все остальные годы, к сожалению, не перекрывал ее. Таким образом, Курская область на протяжении 1990-х гг. находится в устойчивом режиме депопуляции. Масштабы депопуляции стали усиливаться с 2001 г., когда в дополнение к снижению рождаемости и повышению смертности стала отмечаться еще и миграционная убыль населения, несвойственная региону в начале 1990-х гг. Своего максимума миграционная убыль населения достигла в 2003 г. – 3 4 тыс. человек. Орловская область в советский период имела неравномерную динамику соотношения показателей естественного и миграционного прироста. Хотя сами показатели отличались однозначностью направленности трендов. Показатель естественного прироста в 1950–1980-е гг. был исключительно положительным и показатель миграционного прироста – исключительно отрицательным.
Различные абсолютные значения этих показателей давали разный результат: общий прирост в 1951–1956, 1966–1970, 1971–1975, 1976–1980 гг. был отрицательным, в 1956–1960 и 1961–1965 гг. — положительным. Миграционный прирост в Орловской области не играл решающей роли в формирования населения на протяжении 1951–1980 гг., его роль значительно усилилась только в начале 1990-х гг.
Особым этапом развития демографических показателей Орловской области стали 1990-е гг. В первой их половине положительный миграционный прирост перекрывал показатель естественной убыли населения региона, вплоть до 1994 г. включительно.
Начиная с 1995-х гг. миграционный прирост стал не успевать перекрывать естественную убыль населения Орловской области. Как и везде причинами таких изменений стал рост смертности и снижение рождаемости, а также сокращение абсолютных масштабов миграционных процессов в регионе. Соотношение демографических компонентов складывается так, что в Орловской области с 1995 г. начала увеличиваться естественная убыль населения, причем темпы убыли населения нарастают. По итогам 2003 г. убыль населения региона выросла до 8,3 тыс. человек, что выше аналогичного показателя 1995 г. в 4,5 раза. В Курской области убыль населения за период 2003–1995 гг. увеличилась почти в 9 раз! Не исключено, что в среднесрочной перспективе продолжится увеличение убыли населения. Подобная динамика демографических показателей кардинально отличает Орловскую и Курскую область от соседней Белгородской области, где, в основном, по-прежнему сохраняется положительная динамика основных демографических показателей.
Следует иметь в виду, что абсолютные показатели миграции имеют один существенный недостаток – они зависят от абсолютной численности населения регионов, поэтому нет возможности адекватно и корректно сравнить территории с различной численностью населения. Для того, чтобы сопоставить интенсивность миграции в регионах КМА были рассчитаны общие коэффициенты миграционного прироста как отношение миграционного прироста к численности постоянного населения региона в расчете на 10 тыс. постоянного населения.
Как показывают результаты расчетов, максимальной интенсивность миграции в Белгородской области была на протяжении 1995–2005 гг., существенно превышая аналогичные показатели в регионах КМА, Центральном округе и в России в целом. В Курской области пик миграции пришелся на 1995–1996 гг., в Орловской области – на 1995 г. Именно на это время приходился пик миграционного притока населения в страну в целом, вызванный мощным воздействием выталкивающих факторов миграции в странах СНГ и некоторых регионах России (например, Чеченской республике) [Архангельский, 14].
Таким образом, роль миграционного прироста в формировании численности населения регионов КМА остается достаточно высокой, но неравномерной. В настоящее время Белгородской области миграционный прирост компенсирует естественную убыль населения, а сам регион отличается высокой привлекательностью для мигрантов, в Курской области отмечается миграционная убыль населения, а в Орловской области незначительной миграционный прирост не компенсирует естественной убыли населения. Эти регионы менее привлекательны для мигрантов.
2.3. Особенности рождаемости и смертности как составляющих демографической динамики Центральной России
Процесс воспроизводства населения любого региона складывается из двух компонентов – естественного и механического движения (миграции). В свою очередь естественное движение население складывается из двух основных компонентов – рождаемости и смертности, которые в регионах КМА в основном сходны с общероссийскими тенденциями, но имеют некоторые региональные особенности, обусловленные спецификой демографического и социально-экономического развития территории.
Рождаемость в регионах КМА на протяжении 1970–1990-х гг. имела волнообразную динамику. Вплоть до середины 1980-х гг. рождаемость в основном повышалась в большинстве изучаемых регионов. Пожалуй, незначительным исключением можно назвать Курскую область, где отмечался «провал» в рождаемости в 1975 г.
С начала 1990-х гг. отмечается постоянное сокращение рождаемости, причем как в абсолютных, так и в относительных значениях. Спад рождаемости продолжился на всем протяжении 1990-х гг. К 1999 г. число родившихся в Белгородской области сократилось в 1,4 раза по сравнению с 1970 г., в Курской области – в 1,8 раза, а в Орловской – в 1,7 раза. С 2000 г. во всех регионах КМА начинается некоторая стабилизация и рост рождаемости. Причем рост фиксируется как в абсолютных значениях, так и по относительным показателям (общему коэффициенту рождаемости).
В какой-то мере росту числа рождений способствует увеличение числа женщин основного детородного возраста, в первую очередь в возрасте до 30 лет. Однако, как показывают расчеты ученых Центра демографии и экологии человека ИНХП РАН, влияние фактора структуры населения на рост числа рождений не существенно. Улучшение (с точки зрения рождаемости) возрастной структуры населения имело место в России во второй половине 1990-х гг. Но его позитивная роль оказалась в то время меньшей, чем негативная роль снижения возрастной интенсивности рождений. Когда же позитивное влияние роста числа потенциальных родителей было усилено ростом возрастных коэффициентов рождаемости, то число рождений стало статистически значимо увеличиваться. В 2002 г. общий прирост числа рождений в России оказался наибольшим – 85,4 тыс., и практически весь этот прирост был обеспечен позитивным вкладом не структурного фактора, а повышением собственно рождаемости [Население России, 42].
В целом в регионах КМА отмечались сходные тенденции. Например, в 2002 г. абсолютное число рождений в Белгородской области выросло на 730, а в Орловской области – 404, только Курская область «ушла в минус». В 2003 г. рост продолжился и составил соответственно в Белгородской области – 816, в Курской области – 282, Орловской – 168. Показатели смертности в регионах КМА в основном имели устойчивую тенденцию к постоянному росту в абсолютном и относительном исчислениях. Причем рост смертности здесь начался еще в советское время. Небольшими исключениями на фоне постоянного падения были отдельные годы. В частности, в абсолютных значениях в Белгородской области смертность снижалась в 1996, 1998, 2003 гг.; в Курской области – в1990, 1997, 1998, 2001 гг.; в Орловской области – в 1997, 1998 гг.
В относительном отношении (общий коэффициент) смертность в стране, Центральной России и всех изучаемых регионах стабилизировалась только в 1997–1998 гг. Далее общий коэффициент смертности продолжил увеличиваться. Рассматривая структуру смертности населения по причинам в регионах КМА необходимо отметить, что ситуация здесь более благополучна нежели в России и Центральной округе. В частности, относительные показатели смертности по таким причинам как убийства, самоубийства, инфекционные заболевания, болезни органов пищеварения в регионах КМА на порядок меньше, чем в стране и округе.
По другим классам причин ситуация не столь однозначна. Наименее благоприятна ситуация в Орловской области – по 7 классам причин смертей здесь показатели превышают общероссийские, в том числе новообразованиям, болезням системы кровообращения, органов дыхания, несчастным случаям и травмам, транспортным травмам, отравлениям алкоголем, утоплениям. В Курской области превышены среднероссийские показатели по 4 позициям, в том числе смертности от туберкулеза, новообразований, болезням системы кровообращения и органов дыхания. Наиболее благополучна в районе КМА на этом фоне ситуация в Белгородской области – здесь выше чем в России смертность от болезней системы кровообращения, транспортных травм и утоплений. Хотя необходимо отметить, что эта «благополучность» носит относительный характер, поскольку показатели смертности в абсолютном исчислении продолжают расти.
Традиционно важными для анализа социально-экономического развития страны и регионы выступают такие демографические показатели как младенческая смертность и продолжительность жизни. На протяжении последних шести лет преобладающим трендом в развитии тенденций младенческой смертности в стране и Центральной России было ее постепенное снижение. В регионах КМА ситуация была не столь однозначна и здесь в отдельные годы отмечался рост показателей младенческой смертности, который носил краткосрочный характер. Например, смертность росла в Белгородской области в 2001 г., Курской области – в 2002 г., в Орловской области – в 2001 и 2003 гг. В остальные года также отмечалось снижение.
Таблица 2.
Смертность населения по основным классам причин смерти в России, ЦФО и регионах КМА в 2002 г., число умерших на 100 тыс. населения
Россия ЦФО Белгородская обл. Курская обл. Орловская обл. Инфекционные
и паразитарные болезни 25,8 22,2 13,0 25,6 12,5 – в том числе от туберкулеза 21,8 16,7 10,3 21,8 8,4 Новообразования 204,5 237,3 193,1 207,1 221,7 Болезни системы кровообращения 913,0 1086,9 1065,2 1212,1 1123,9 Болезни органов дыхания 70,5 73,7 45,8 115,4 92,0 Болезни органов пищеварения 52,7 57,5 34,8 46,8 48,7 Несчастные случаи, отравления и травмы 236,8 225,3 172,0 170,7 240,0 Транспортные травмы 29,1 34,8 29,2 21,4 30,4 Случайные отравления алкоголем 31,2 29,9 21,1 9,4 44,8 Случайные утопления 11,7 11,5 12,4 6,2 12,1 Самоубийства 38,6 28,5 30,2 27,2 23,3 Убийства 30,9 24,4 17,4 11,5 11,6 В настоящее время Белгородская и Орловская области имеют показатели младенческой смертности ниже среднероссийских, лишь в Курской области показатель несколько выше (табл. 2).
В России на протяжении нескольких лет происходит снижение ожидаемой продолжительности жизни населения. Согласно официальным данным за период после 1998 г. она снизилась у мужчин на 2,8 года, а у женщин – на 0,9 года. Основное снижение произошло в 1998–1999 гг., в 1999–2000 гг. скорость снижения уменьшилась на треть, а ситуацию 2000–2002 гг. Скорее можно было охарактеризовать как почти стабильную: продолжительность жизни у мужчин снизилась всего на 0,04 года, а женщин – выросла на 0,14 года. В результате продолжительность жизни обоих полов вместе увеличилась на 0,02 года [Население России. 108].
Не обошли эти процессы стороной и регионы КМА. Устойчивое снижение свойственно Курской области, в остальных регионах снижение в 2001 г. компенсировалось незначительным ростом в 2002 г. В настоящее время в регионах КМА ожидаемая продолжительность жизни, несмотря на отрицательную динамику, по-прежнему остается выше среднероссийского уровня и уровня Центрального федерального округа. Наиболее благополучная Белгородская область опережает российский показатель на 2,7 года, в том числе у мужчин – на 3,1 года, у женщин – на 1,9 года. Соотношение между рождаемостью и смертностью складывается в пользу смертности – в итоге в регионах КМА отмечается отрицательный показатель естественного прироста населения. Это можно рассматривать как негативную тенденцию демографического развития регионов КМА.
Следует заметить, что первой из изучаемых территорий в режим естественной убыли населения вступила Курская область. Произошло это в 1980 г., когда впервые естественный прирост стал отрицательным. Далее его масштабы продолжали нарастать за счет снижения рождаемости и повышения смертности. Лишь незначительное снижение отмечалось в 1997, 1998, 2001 гг., а стабилизация в 2003 г. В абсолютных цифрах именно в Курской области превышение смертности над рождаемостью максимально из всех регионов КМА и составляет по итогам 2003 г. более 13,4 тыс. человек.
Далее убыль населения началась в Орловской области. В 1990 г. здесь была впервые зафиксировано превышение смертности над рождаемостью. К 2003 г. это превышение в абсолютном измерении составило более 8,5 тыс. человек, т.е. возросло в сравнении с началом 1990-х гг. в 12 раз! Хотя цифра естественной убыли населения в Орловской области минимальна в сравнении с другими регионами КМА. Наконец, последним регионом КМА с отрицательным естественным приростом населения, стала Белгородская область – это произошло с 1991 г. Сейчас здесь на 10,5 тыс. количество умерших превышает количество родившихся.
Относительные показатели естественного прироста населения в России и Центральном округе имеют тенденцию к постепенному росту. Аналогичные процессы происходят также и в регионах КМА. Причем во всех изучаемых субъектах федерации коэффициент естественного прироста превышает среднероссийские показатели, а в Курской области и показатель по Центральному округу.
Таким образом, современная динамика основных демографических процессов – рождаемости и смертности в регионах КМА характеризуется относительной стабилизацией рождаемости в последние годы на фоне долгосрочной тенденции сокращения, повышением смертности населения, сокращением ожидаемой продолжительности жизни. С точки зрения комплексной оценки демографических процессов относительной стабильностью показателей отличается Белгородская область, наименее благополучной можно считать Курскую область. Орловская область занимает промежуточное положение между ними.




Заключение
Демографическое развитие является процессом, в ходе которого наряду с изменением численности населения преобразуется и его структура. Позитивность этих изменений заключаются в том, что увеличивается продолжительность жизни населения, сокращается смертность, включая показатель младенческой смертности, сокращаются предотвратимые причины смертности. Некоторые демографы полагают, что в условиях демографического развития сокращаются показатели рождаемости по причине вовлеченности женщин в занятость и общественную жизнь. Однако, можно ли это назвать позитивным изменением вопрос достаточно спорный, особенно в переходных экономиках, где эти процессы совпали с процессом депопуляции населения.
Полный анализ демографических процессов в современной России показывает, что по сравнению с СССР Россия находится на стадии кризисного положения по всем показателям демографии. Лишь с 2005 г. проявляется тенденция улучшения демографического положения в стране. На примере центрального региона России можно определить основные тенденции демографических процессов.
В исторической ретроспективе изменялись как географические границы Центральной России, так и динамика численности населения между крупными регионами – Москвой, Московской агломерацией, остальными регионами. В последнее десятилетие в регионе наблюдается устойчивая депопуляция населения, которая стала практически повсеместным явлением в Центральной России. В условиях сокращения численности населения теперь практически только Москва обеспечивает незначительный прирост населения в пределах прежнего Центрального экономического района, но при этом не перекрывает убыли населения в пределах ЦФО.
Динамика основных демографических процессов – рождаемости и смертности в Центральном регионе России характеризуется относительной стабилизацией рождаемости в последние годы на фоне долгосрочной тенденции сокращения, повышением смертности населения, сокращением ожидаемой продолжительности жизни.
Что касается миграционного вопроса то, роль миграционного прироста в формировании численности населения регионов КМА остается достаточно высокой, но неравномерной. В настоящее время Белгородской области миграционный прирост компенсирует естественную убыль населения, а сам регион отличается высокой привлекательностью для мигрантов, в Курской области отмечается миграционная убыль населения, а в Орловской области незначительной миграционный прирост не компенсирует естественной убыли населения.
С точки зрения комплексной оценки демографических процессов относительной стабильностью показателей отличаются районы с экономико-социально стабильным развитием, что касается районов подверженных кризисным аспектам, то все показатели демографических процессов уменьшаются.












Список используемой литературы

Андреев Е.М. Бондарская Н.А., Харькова Т.Л. Падение рождаемости в России: гипотезы и факты // Вопросы статистики. - 1998. № 10.
Андреева Е.М. Влзможные причины колебания продолжительности жизни в России в 90-е годы // Вопросы статистики. - 2002. № 11.
Антонов А.И. Социология рождаемости. Теоретические и методологические проблемы.– М., 1980.
Архангельский В.Н., Иванова А.Е., Рыбаковский Л.Л., Рязанцев С.В. Практическая демография/ Под ред. Л.Л. Рыбаковского. – М., 2005.
Борисов В.А., Синельников А.Б. Брачность и рождаемость в России: демографический анализ. – М., 1995.
Боярский А.П. Население и методы его изучения. – М., 1975.
Гуторин Д.Д. Современная миграционная ситуация в Центральной России. – М., 2004.
Демографическая политика: цели, принципы, приоритеты/Под ред. Л.Л.Рыбаковского. – М., 2000.
Демографический понятийный словарь/ Под ред. проф. Л.Л.Рыбаковского. – М., 2003.
Демографический энциклопедический словарь. – М., 1995.
Захарова О.Д. Методика анализа демографической ситуации. – М., 1994.
Зверева Н.В., Веселкова И.Н., Елизаров В.В. Основы демографии. – М., 2004.
Крутько В.Н., Смирнова Т.М. Анализ тенденций смертности и продолжительности жизни населения России в конце XX века. — М., 2002.
Медков В.М. Демография. – М., 2004.
Моисеенко В.М., Переведенцева В.И., Воронина Н. А. Московский регион: миграция и миграционная политика/ Рабочие материалы Московского Центра Карнеги. – 1999. - № 3.
Население России за 100 лет (1987–1997 гг.): Статистический сборник. – М., 1998.
Население России 2002. Десятый ежегодный демографический доклад / Под ред. А.Г. Вишневского. – М., 2004.
Орлова И.Б. Демографическое благополучие России. – М., 2001.
Рыбаковский Л.Л. Концепция демографической политики – М., 2002.
Рыбаковский Л.Л. Миграция населения: прогнозы, факторы, политика. – М., 2008.
Саградов А.А. Экономическая демография. – М., 2005.
Современная демография/ Под ред. А.Я.Кваша, В.А.Ионцева. – М.:, 2005.
Хрущева М.Н. Демографическая дифференциация регионов России. – М., 2006.











3

Список используемой литературы

1.Андреев Е.М. Бондарская Н.А., Харькова Т.Л. Падение рождаемости в России: гипотезы и факты // Вопросы статистики. - 1998. № 10.
2.Андреева Е.М. Влзможные причины колебания продолжительности жизни в России в 90-е годы // Вопросы статистики. - 2002. № 11.
3.Антонов А.И. Социология рождаемости. Теоретические и методологические проблемы.– М., 1980.
4.Архангельский В.Н., Иванова А.Е., Рыбаковский Л.Л., Рязанцев С.В. Практическая демография/ Под ред. Л.Л. Рыбаковского. – М., 2005.
5.Борисов В.А., Синельников А.Б. Брачность и рождаемость в России: демографический анализ. – М., 1995.
6.Боярский А.П. Население и методы его изучения. – М., 1975.
7.Гуторин Д.Д. Современная миграционная ситуация в Центральной России. – М., 2004.
8.Демографическая политика: цели, принципы, приоритеты/Под ред. Л.Л.Рыбаковского. – М., 2000.
9.Демографический понятийный словарь/ Под ред. проф. Л.Л.Рыбаковского. – М., 2003.
10.Демографический энциклопедический словарь. – М., 1995.
11.Захарова О.Д. Методика анализа демографической ситуации. – М., 1994.
12.Зверева Н.В., Веселкова И.Н., Елизаров В.В. Основы демографии. – М., 2004.
13.Крутько В.Н., Смирнова Т.М. Анализ тенденций смертности и продолжительности жизни населения России в конце XX века. — М., 2002.
14.Медков В.М. Демография. – М., 2004.
15.Моисеенко В.М., Переведенцева В.И., Воронина Н. А. Московский регион: миграция и миграционная политика/ Рабочие материалы Московского Центра Карнеги. – 1999. - № 3.
16.Население России за 100 лет (1987–1997 гг.): Статистический сборник. – М., 1998.
17.Население России 2002. Десятый ежегодный демографический доклад / Под ред. А.Г. Вишневского. – М., 2004.
18.Орлова И.Б. Демографическое благополучие России. – М., 2001.
19.Рыбаковский Л.Л. Концепция демографической политики – М., 2002.
20.Рыбаковский Л.Л. Миграция населения: прогнозы, факторы, политика. – М., 2008.
21.Саградов А.А. Экономическая демография. – М., 2005.
22.Современная демография/ Под ред. А.Я.Кваша, В.А.Ионцева. – М.:, 2005.
23.Хрущева М.Н. Демографическая дифференциация регионов России. – М., 2006.

У нас вы можете заказать