Заказать оригинальную работу
Вам нужна дипломная работа?
Интересует История?
Оставьте заявку
на курсовую работу
Получите бесплатную
консультацию по
написанию
Сделайте заказ и
скачайте
результат на сайте
1
2
3

Белинский как идеолог и пропагандист западничества

  • 80 страниц
  • 14 источников
  • Добавлена 04.04.2008
3 600 руб. 4 000 руб.
Купить в 1 клик Скачать превью
  • Содержание
  • Часть работы
  • Список литературы
Оглавление: I Введение II Историография III Источники IV Эпоха Николая I 1 Политика в области просвещения и печати. Официальное народничество 2 Формирование оппозиции. Литературные кружки и салоны. Славянофильство и западничество V Белинский как один из главных идеологов западнического кружка 1 Жизненный путь и философские искания VI Литературная критика Белинского 40-х годов 1 Белинский о народности а) Допетровская Русь в понимании Белинского и К. Аксакова б) Петр I в понимании Белинского и славянофилов (Киреевский и К. Аксаков) в) Использование Белинским заимствованной лексики как способ приобщения к западным ценностям г) Национальное и общемировое 2 Социальность. Личность. Освобождение сознания VII Влияние идей Белинского на последующие поколения Заключение Список источников: Список использованной литературы: Содержание
Фрагмент для ознакомления

В качестве индивидуальности и личности, как уже говорилось, выступают в том числе и нации при достижении ими определенного уровня развития, при определенном взаимопроникновении в них национального и общечеловеческого. В то же время, сами нации выступают как единство составляющих их индивидов, в которых помимо «особности» и «индивидуальности» «является личность, как чувственная форма разумного сознания». При этом с одной стороны, «каждый человек разнится от другого своею духовною личностию», «каждый человек есть особенный, в самом себе замкнутый мир». В то же время, «все, что есть в каждом человеке, все, чем владеет каждая личность, все это принадлежит человечеству» и «каждая личность есть определение общего»; однако «ни один человек в одном себе не может вместить всего человеческого», а «всякое определение есть ограничение, исключение изо всего в одном». Причину этого Белинский усматривает в том, что «различие реальных личностей необходимо для того, чтобы они могли сложиться в общество (в племя, в народ)». В свою очередь, существование и развитие нации и общества необходимо для развития самой личности: «Создавши человека, природа довершила дело своего творчества и перестала быть творящею; приготовивши в человеке личность в возможности, природа предоставила дальнейшее развитие этой личности уже другой, более высшей, более духовной сфере жизни: отселе человек должен был развиваться через сообщество с подобными себе». Другими словами, развитие общества и личности взаимосвязано: с одной стороны, свободная личность есть условие формирования нации как исторической «личности»; с другой же – формирование свободной личности требует соответствующей социальной среды. В связи с этим актуальной становится проблема освобождения самого общества, и в общих чертах идея социальности или социалистическая идея и понимается Белинским как идея борьбы с неразумной и несправедливой прежде всего социальной (общественно-политической и экономической) действительностью в целях такого ее преобразования, которое соответствовало бы основанным на разуме представлениям о достоинстве, достойном существовании человека и обществе. При этом если первоначально (в первой половине 1840-х гг.) Белинский придерживался достаточно радикальных взглядов и признавал возможность революционного, насильственного изменения существующей действительности, то впоследствии (в 1846-1848 гг.) его позиция становится более мягкой: освобождение общества должно стать результатом его органического развития и осуществиться «через личности». Так, в 1841 г. в письме Боткину относительно идеи социальности Белинский замечает, что «нет ничего выше и благороднее, как способствовать ее ходу и развитию», «но смешно думать, что это может сделаться само собою, временем, без насильственных переворотов, без крови». Однако позже критик делает акцент как раз на органическом, постепенном развитии самого общества, которое связано в первую очередь не с изменением существующего строя, а с развитием личности, которая есть сила не только разрушающая, но прежде всего – организующая, «строитель жизни». Именно личность является определяющим началом в борьбе за разумную социальную действительность. Соответственно, и задача освобождения общества (в частности, освобождения крестьянства) является у Белинского в определенном смысле вторичной по отношению к задаче освобождения личности, поскольку освобождение сознания отдельных – великих, передовых – личностей есть условие, необходимое для «созревания» реформирования, для осознания необходимости реформ и создания условий их проведения. Белинский обосновывает свою позицию, обращаясь к опыту французских революций и их последствий, нашедших отражение в ряде художественных произведения, например, в произведениях Э. Сю и Ж. Санд. Так, анализируя роман Э. Сю «Парижские тайны» Белинский отмечает, что «зло скрывается не в каких-то отдельных законах, а в целой системе французского законодательства, во всем устройстве общества». Иначе говоря, порочна система в целом, а не отдельные ее элементы, в результате чего она не достигает тех целей, достигнуть которых была призвана своим созданием. Еще одно подтверждение этому – изображаемая Ж. Санд в повести «Мельник» «мастерская картина нравов средней буржуазии современной Франции», типическое лицо которой – лицо господина Бриколена – есть «типическое лицо истинного представителя невежества, жадности, к деньгам, скупости, низости чувств, ограниченности ума, мелкости души того сословия Франции, которое утверждало свое гражданское и политическое владычество на золотом мешке». Соответственно, с одной стороны, освобождение народа требует изменения всего общества, всей общественной системы. С другой же стороны, это изменение невозможно без изменения самого сознания человека, без его освобождения. Поэтому «высочайший и священнейший интерес общества есть его собственное благосостояние, равно простертое на каждого из его членов». «Путь к этому благосостоянию – сознание, а сознанию искусство может способствовать не меньше науки. Тут и наука, и искусство равно необходимы». Другими словами, искусство – и в том числе литература – также призвано выступать средством освобождения личности, формирования сознания. Отсюда представление Белинского о сущности и роли литературы в жизни общества и в развитии личности, отсюда и то значение, которое он придавал становлению и развитию так называемой «натуральной школы». По мнению Белинского, «содержание романа – художественный анализ современного общества, раскрытие тех невидимых основ его, которые от него же самого скрыты привычкою и бессознательностию. Задача современного романа – воспроизведение действительности во всей ее нагой истине». Иначе говоря, «истина так же есть предмет и цель искусства, как и философии; разница в средствах и формах»; соответственно, и литература предстает как изучение действительности, а значит, изучение общественных отношений, для чего роман должен быть «картиною общества», верным изображением действительности и ее лиц. Результатом изучения действительности, в том числе с помощью искусства вообще и литературы в частности, является требование преобразования существующего положения дел. Таким образом, обоснование Белинским необходимости освобождения личности, преобразования общества осуществляется не только с философских позиций, не только с точки зрения философии истории, но и на основаниях реалистического мировоззрения, явившегося итогом его идейно-духовной эволюции. Как отмечает исследователь, если «на заре своей деятельности» Белинский «мир, природу и историю представлял себе только материалом, при помощи которого можно было проникнуть в природу Абсолютного начала, раскрывавшегося в явлениях действительности» и «сами по себе ни мир, ни природа, ни история, ни страдания человечества ... не казались ему значительными», то «на закате своей деятельности» он понял, что «и природа, и история представляют самодовлеющую великую ценность», что «многострадальный русский народ представляет собою нечто великое и важное». По мнению Белинского, для русского народа проблема освобождения является актуальной и важной на современном этапе его развития, причем осознание актуальности проблемы, осознание того, что она существует, постепенно проникает во все слои общества. Полемизируя с Гоголем, мыслитель отмечает, что «Россия видит свое спасение не в мистицизме, не в аскетизме, не в пиетизме, а в успехах цивилизации, просвещения гуманности. Ей нужны не проповеди (довольно она слышала их!), не молитвы (довольно она твердила их!), а пробуждение в народе чувства человеческого достоинства, сколько веков потерянного в грязи и навозе, права и законы, сообразные не с учением церкви, а со здравым смыслом и справедливостью, и строгое, по возможности, их исполнение... Вот вопросы, которыми тревожно занята Россия в ее апатическом полусне!» Подводя итог исследованию литературной критики Белинского 1840-х годов, можно выделить следующие основные сформулированные им западнические идеи: идея национальности, идея взаимоотношения национального и общечеловеческого как просвещения национального общечеловеческим и преобразования общечеловеческого в этом процессе, идея личности как воплощения национального и субъекта исторического развития. Из этих идей вытекают требования просвещения народа посредством приобщения к общечеловеческим ценностям, формирования общества, освобождения личности и преобразования действительности. Эти идеи и требования являются ответом на вопросы, общие для славянофилов и западников, однако различия в философских позициях, с которых велось их исследование, а также некоторые различия мировоззренческого характера обусловили различие ответов, данных на них идейными противниками. Причины этих разногласий также исследуются Белинским, что свидетельствует о высокой степени сознательности воззрений мыслителя, а также находит воплощение в пропаганде Белинским западнических идей и отражается на уровне и характере их влияния на последующие поколения. VII Влияние идей Белинского на последующие поколения Особенность влияния наследия Белинского на последующие поколения заключается в том, что оно связано не только с формулируемыми и высказываемыми им идеями, но и с характером его творчества и его общественной деятельности в целом, с тем, что его воззрения находили воплощение в его каждодневной жизни, в его общении с друзьями, товарищами по кружку, в полемике с идейными противниками – славянофилами. Можно сказать, что Белинский пропагандировал свои идеи не только с помощью журналистской, литературной, критической работы, но и посредством собственной жизни. Эту черту характера и особенность общественной деятельности Белинского отмечали многие его друзья, просто знакомые с ним люди, исследователи его жизни и творчества. Показательным в этом смысле является свидетельство И.С. Тургенева, который вспоминает: «Итак, когда я познакомился с Белинским, его мучили сомнения. Эту фразу я часто слышал и сам употреблял не однажды, но в действительности и вполне она применялась к одному Белинскому. Сомнения его именно мучили его, лишали его сна, пищи, неотступно грызли и жгли его; он не позволял себе забыться и не знал усталости; он денно и нощно бился над разрешением вопросов, которые сам задавал себе». Взаимопроникновение идей и жизни, борьба с действительностью не только на общественном поприще, но и в собственной жизни – черта, которая четко проявилась в характере и деятельности Белинского и которую унаследовали многие последующие поколения российских общественных деятелей. По времени смерть Белинского совпала с ужесточением цензуры, с усилением надзора за общественной жизнью и долгое время даже имя критика практически не упоминалось в печати. С 1856 года начинают появляться отдельные высказывания о Белинском, исследуются отдельные черты и стороны его воззрений, выявляются его заслуги в развитии различных аспектов общественной мысли. Некоторые оценки Белинского, например, Писаревым, Добролюбовым, носят еще характер посмертной полемики с критиком, однако направлены они в основном против конкретных социальных или критических выводов мыслителя, многие из которых объясняются к тому же характером эпохи. В это время, пожалуй, только Чернышевский и Бакунин оценивают не отдельные воззрения Белинского, а его взгляды в их целостности, а также их место и роль в развитии общественной мысли. Так, Чернышевский «с исторической точки зрения показал всю неосновательность нападок на критика и раскрыл его величие» как общественного деятеля. Не отрицая исторического характера воззрений Белинского, Чернышевский показал также их вневременное значение, их актуальность и для современной ему действительности, а также их значимость для дальнейшего развития общественной мысли и самосознания общества. Целостную оценку творчества Белинского дает Плеханов, отмечая, что «только тогда, когда сама жизнь свела на конкретную, т.е. экономическую, почву великий спор между славянофилами и западниками о том, по какой исторической дороге суждено идти нашему отечеству, только тогда явилась, наконец, возможность дать всестороннюю оценку литературной деятельности Белинского. Только тогда стало ясно, что Белинский ... также обнаружил изумительную проницательность в постановке, – если не в решении – самых глубоких и самых важных вопросов нашего общественного развития. ... Тогда стало очевидно, ... что и до сих пор каждый новый шаг вперед, деланный нашей общественной мыслью, является новым вкладом для решения тех основных вопросов общественного развития, наличность которых открыл Белинский чутьем гениального социолога, но которые не могли быть решены им вследствие крайней отсталости современной ему российской "действительности"». С этой точки зрения важнейшей заслугой Белинского является способствование развитию самосознания общества, осознания им самого себя как фактора общественно-политического, культурного, экономического развития, а также формирования у передовой части общества чувства ответственности по отношению к остальным его слоям. П. Коган отмечает, что благодаря деятельности Белинского «русское общество осознало себя таковым и пошло своим самостоятельным путем. ... Правительство и общество, между которыми никогда не было единства, стали теперь не только борющимися силами, но и борющимися идеологиями». В свою очередь, формирование и развитие самосознания общества способствовало освобождению и самосознанию личности, формированию критического отношения к окружающей действительности. В этом аспекте можно говорить о влиянии идей Белинского не только на представителей общественной мысли следующих поколений, но и на общее умонастроение, особенно в среде молодежи, в том числе – что важно – провинциальной. В этой связи показательно замечание И. Аксакова, высказанное им в письме к отцу и касающееся восприятия Белинского жителями российских провинций: «имя Белинского известно каждому сколько-нибудь мыслящему юноше, всякому, жаждущему свежего воздуха среди вонючего болота провинциальной жизни. ... И если вам нужно честного человека, способного сострадать болезням и несчастиям угнетенных, честного доктора, честного следователя, который полез бы на борьбу, ищите таковых между последователями Белинского», среди которых «вы видите … людей молодых, честных, возмущающихся злом и гнетом, поборников эмансипации и всякого простора, с идеями гуманными». Другими словами, имя Белинского связывается в восприятии людей со стремлением к преобразованиям, освобождению, эмансипации, вообще с видением отрицательных и недостойных сторон жизни современного общества и с требованием его изменения. После отъезда Герцена за границу и смерти Белинского западнический кружок практически прекратил свое существование, поэтому вряд ли правомерно говорить о влиянии идей Белинского на последующие поколения западников. В отношении западнических взглядов Белинского скорее можно говорить об общем его влиянии на мировоззрение тех представителей общественного движения и мыслителей, которые выступали за сближение российской и западной культур, за установление диалога между ними. В целом же более конкретно имеет смысл говорить о восприятии, развитии и переработке последующими поколениями отдельных сторон и идей Белинского. Необходимо также отметить, что в этом вопросе можно выделить два взаимосвязанных аспекта. С одной стороны, можно говорить о тех идеях и воззрениях Белинского, которые в том или ином виде были впоследствии развиты другими представителями общественной мысли, журналистики, литературной и театральной критики и т.д. С другой стороны, поскольку, как уже говорилось, Белинский был не только идеологом, но и пропагандистом, т.е. воплощал свои идеи в работе, можно говорить о том, что наследием мыслителя являются также сами формы, которые приняла в результате его деятельности общественная мысль, а также те изменения, которые произошли под влиянием этого в формах общественного движения, в журналистской, критической, историко-литературной и др. сферах. Рассмотрим подробнее, какие именно стороны и идеи Белинского сыграли важную роль в последующем развитии общественной мысли и деятельности в России. Во-первых, это социально-политические идеи Белинского, связанные с требованиями преобразования современной российской действительности. В первую очередь речь идет об освобождении крестьян и устранении самодержавия, о необходимости чего мыслитель заявил, например, в своем знаменитом зальцбруннском письме Гоголю. В то же время, если, по словам П.Когана, «цели теперь бесспорны в глазах русского передового общества, то спорными остаются пути, ведущие к ним». Представления самого Белинского о путях трансформации общества на протяжении 1840-х годов изменялись, как изменялось и его понимание деятельности человека вообще. Так, если «на заре своей деятельности он стремился к чистому созерцанию, он звал личность в глубины ее собственного духа, требовал революции сознания и нравственного усилия», то «на закате этой деятельности он звал к борьбе с гнетущими оковами существующего порядка, призывал к революции общественного строя». В то же время, как уже говорилось, в 1847-1848 годах позиция Белинского по этому вопросу смягчается и на первый план опять выдвигается призыв к просвещению, к освобождению сознания. В любом случае, и революционные идеи критика, и представления об органическом изменении общества имели впоследствии своих приверженцев. Значимы в этом отношении и революционные представления Белинского о возможности насильственного просвещения общества и личности, которые нашли отклик у многих последующих поколений общественных мыслителей России, и более либеральные, предполагающие формирование идеи реформирования общества в результате развития его самосознания и проведение реформ вследствие увеличения его влияния на государство. К социально-политической стороне воззрений Белинского примыкают, во-вторых, его общественные взгляды, связанные с представлением о необходимости существования в государстве свободного общества, о его роли в преобразовании действительности и освобождении личности, о его ответственности перед нацией и его функции как ее «самосознания». Пропагандируя подобные представления, а также воплощая их в жизнь посредством своей деятельности, Белинский способствовал тому, что после него «из хаоса, в котором до него пребывала русская общественная мысль, стали выделяться ясные очертания двух главных сил, вступивших между собою в ожесточенную борьбу. После него граница была резко проведена. На одной стороне стояла передовая оппозиционная Россия, на другой – защитники тьмы». Другими словами, в русской общественной мысли выделились два основных направления – охранительно-реакционное и прогрессивное. В то же время, граница между этими направления могла быть проведена и проводилась по-разному, что отразилось на восприятии и оценке как современниками, так и последующими поколениями существовавших общественных течений. Так, с одной стороны, и славянофилы, и западники, одинаково выступавшие за необходимость преобразования действительности, могли быть отнесены к прогрессивному движению. В то же время, если западники путь дальнейшего развития России видели в целом буржуазным, то славянофилы тяготели к феодально-общинному устройству. Наконец, оценка Белинским буржуазии также не является однозначной: с одной стороны, он предвидел необходимость прохождения Россией буржуазного периода развития, однако с другой – указывал на существенные недостатки буржуазного общества, на то, что само по себе оно еще не означает, например, освобождения низших слоев, не обеспечивает им достойного существования. Взаимодополнительным по отношению к общественному является личностный аспект: освобождение сознания, формирование свободной сознательной личности является, по мнению Белинского, необходимым условием освобождения и преобразования общества. В этом аспекте важное значение имеет также женская эмансипация, формирование представлений о правах женщины. В-третьих, важным для последующих поколений стало решение Белинским вопроса о соотношении искусства и общества, идея общественного значения искусства. Основанием этой идеи является решение вопроса о соотношении искусства и действительности, который Белинский решает в пользу действительности, и прежде всего – общественной. По мнению мыслителя, задача искусства – отражение действительности, отражение существующего положения дел. Однако помимо этого задача художественного произведения заключается в том, чтобы своими положительными и отрицательными типами оно показывало дорогу, по которой идет и – самое главное – должно идти общество. Именно благодаря этому искусство служит цели освобождения сознания, формирования самосознания личности и общества. Идеи об общественной значимости искусства были поддержаны и развиты Чернышевским в его диссертации «Эстетические отношения искусства к действительности». Заслугу Белинского в этом ракурсе он видит прежде всего в том, что мыслитель понял и показал, что «отнимать у искусства право служить общественным интересам, значит не возвышать, а унижать его, потому что это значит лишать его самой живой силы, т.е. мысли, делая его придатком какого-то сибаритского наслаждения, игрушкой праздных ленивцев». Более подробно, в-четвертых, Белинский останавливается на вопросе о соотношении литературы и общества. При этом он не только формулирует в своих сочинениях представление о литературе как общественной силе и орудии просвещения, приобщения к западным (общечеловеческим) ценностям, но и сам практически реализует это требование, и, по словам исследователя, «величайшая общественная ценность литературных статей Белинского признана рядом поколений русского общества». Уже говорилось о том, что именно деятельность Белинского способствовала формированию общественного направления в журналистике и литературе, а также превращению западничества и славянофильства в литературные течения. В этой связи А.Н. Пыпин отмечает, что Белинский «был один из самых пламенных приверженцев новых [западнических] идей и, без сомнения, самый деятельный распространитель и защитник их в литературе». Благодаря его деятельности западническое направление составляло «главное русло нашего литературного и общественного развития в сороковых годах. В этом направлении в особенности собрались результаты предыдущего развития и из него вышла затем следующая ступень нашей общественности». Значение деятельности Белинского в данном направлении и влияние его идей заключается в том, что «с тех пор существенно изменилось отношение литературы к обществу, литература перестала быть какой-то случайной принадлежностью, внешним украшением общественной жизни, – напротив, тесно примкнула к ней; различные школы, расходясь в самых коренных своих мнениях, не спорят о том, что действительность, жизнь, общество должны быть единственным содержанием литературы, и объяснение их – существенной ее задачей; литературные партии стали с тех пор партиями общественного характера». Деятельность Белинского, таким образом, «в особенности способствовала тому, что литература усвоила этот реальный общественный характер», и «после Белинского русская литература ... высоко держит знамя общественного служения». Доказательством этого служит, например, высказывание Добролюбова о том, что влияние Белинского «до сих пор … чувствуется на всем, что только появляется у нас прекрасного и благородного; до сих пор каждый из лучших наших литературных деятелей сознается, что значительной частью своего развития обязан, непосредственно или опосредованно Белинскому». В-пятых, отдельно стоит выделить представления Белинского о сущности литературной критики, ее роли в развитии общественного сознания и просвещении общества, которые также нашли непосредственное воплощение в критической деятельности мыслителя. В этой связи Чернышевский отмечает, что «отсталость, мелочность или пустота направлений, которые существовали в русской литературе вне критики Белинского, заставляют нас вдвойне дорожить этой критикой» и «вне направления, представителем которого в критике был Белинский, нет ничего замечательного или плодотворного». Белинский, по мнению представителей последующих поколений и современных исследователей, поднял критику на очень значительную высоту, а сформулированные им принципы и задачи критического анализа на долгое время стали ориентирами в этой сфере. Помимо выявления общественного значения литературы и литературной критики, в-шестых, значимы также идеи Белинского в сфере истории русской литературы, в частности, сформулированная им концепция ее исторического развития и ее взаимоотношений с европейскими литературами и литературой мировой. По мнению исследователей, «Белинский был настоящим основателем истории русской литературы с XVIII века», он строил свою концепцию на научных основаниях, с одной стороны, и общефилософских взглядах, с другой. Среди достижений Белинского в этой сфере можно отметить, например, проявившееся в последний период его жизни, во время сотрудничества в «Современнике» стремление понять славянофильство «как порождение русской действительности, выяснить причину его живучести и степень жизнеспособности, найти его место в общеевропейском идейном развитии». Особенно же важна в этом ракурсе защита Белинским так называемой «натуральной школы», в лице которой, по мнению мыслителя, русская литература пришла к осознанию и воплощению своих общественных функций. Наконец, в-седьмых, имели значение для последующего развития и исторические взгляды Белинского, его представления о характере и причинах исторического развития России в том или ином направлении, а также о том, на что должно опираться историческое исследование. Белинский показал значение для исторического исследования подробного анализа письменных источников, изучения имеющегося фактического материала, выявления причинно-следственных связи, учета общественно-политических, экономических, культурных факторов. В отношении непосредственно исследований истории России важны, например, предлагаемая Белинским ее периодизация, выявленная им историческая обусловленность и необходимость петровских реформ, а также их роль в дальнейшем развитии страны, в том числе в создании предпосылок для выхода России на мировую арену и возможности просвещения. Отдельно среди исторических взглядов Белинского стоит выделить его представления о пути дальнейшего развития России. Исходя из своих западнических убеждений, мыслитель видит перспективу для развития российского общества, для его просвещения в сближении с западноевропейской культурой и историей, в перенимании ценностей западного просвещения, которые, в силу своего общечеловеческого характера, должны способствовать как исправлению недостатков современного российского общества (его «неразумности»), так и освобождению сознания и формированию свободной личности. В соответствии же со своими философскими позициями, претерпевшими значительную эволюцию на протяжении жизни мыслителя, Белинский считает, что по ходу развития этих процессов центр исторического движения сместится от разумно-всеобщего в сторону случайно-индивидуального и, соответственно, от данной заранее необходимости исторического процесса – к роли случайности, в качестве которой выступает выбор свободного индивида. Иначе говоря, «пока индивид не ощутил себя личностью, его воля подчинена течению истории, которое в силу этого этически нейтрально, подобно природе... С развитием личностного сознания, побуждающего индивида отделить себя от социальной реальности и выступить ее судьей, идеал, противопоставленный индивидом действительности, и субъективная нравственная воля превращается в фактор исторического бытия». Эта идея Белинского о роли субъективности в истории, о личности как субъекте – в полном смысле этого слова – исторического процесса найдет отклик у многих представителей российской общественной мысли и будет развита ими. Таким образом, говоря о влиянии идей Белинского на последующие поколения, можно отметить следующее. С одной стороны, наибольшее развитие получили скорее не сформулированные Белинским западнические принципы, а их конкретизация по отношению прежде всего к современной российской действительности, общетеоретические же принципы оказали влияние прежде всего на общее умонастроение. В то же время, более фундаментальное и целостное осознание и оценка западнических принципов стали возможны позже, не следующим, а более поздними поколениями. Причина этого кроется в том, что сформулированные Белинским идеи являются скорее не ответами на вопросы, а самим вопросами, и постановка их в явной или неявной форме – огромная заслуга Белинского. Попытки же самого мыслителя ответить на эти вопросы носили не только теоретический, но и практический характер: он стремился воплотить свои идеи в своей профессиональной деятельности и в своей частной жизни. Заключение Белинский – один из идеологов западнического направления, а также пропагандист западнических идей в русской общественной среде. Содержание его взглядов сформировалось, с одной стороны, под воздействием условий современной ему российской действительности, с другой стороны – явилось результатом его идейно-духовной эволюции. Указанные факторы повлияли также на форму, которую приняли взгляды Белинского и вообще общественная мысль того времени – это форма литературных течений, содержательное различие между которыми обусловлено различием подходов к решению ряда общих вопросов, сформулированных в результате критического осмысления российской действительности. Кроме того, особенности решения этих общих вопросов западниками и славянофилами проявились в предпринимаемых ими действиях для пропаганды собственных учений и попытках их практической реализации. Формулировка Белинским западнических принципов и пропаганда западнических взглядов осуществлялась в первую очередь в его журналистских работах, литературной критике и рецензиях. Основные среди этих идей и принципов – идея национальности, идея взаимоотношения национального и общечеловеческого как просвещения национального общечеловеческим и преобразования общечеловеческого в этом процессе, идея личности как воплощения национального и субъекта исторического развития. Из этих идей вытекают требования просвещения народа посредством приобщения к общечеловеческим ценностям, формирования общества, освобождения личности и преобразования действительности. Эти идеи и требования являются ответом на вопросы, общие для славянофилов и западников, однако различия в философских позициях, с которых велось их исследование, а также некоторые различия мировоззренческого характера обусловили различие ответов, данных на них идейными противниками. Одним из центральных пунктов расхождения славянофилов и западников является трактовка ими народности. В отличие от славянофилов, которые считали народность результатом некоторого развития и безусловно благом, Белинский трактует народность как исходное, природное, естественное – т.е. неразвитое состояние, не являющееся само по себе основанием самобытности. Соответственно, если славянофилы считали, что преобразование действительности должно осуществляться за счет возвращения к народности, развитие которой было прервано реформами Петра, то Белинский считал необходимым наоборот преобразовать народность, развить из нее на основании приобщения к западным ценностям и усвоения западного просвещения нацию, которая только и сможет играть роль в мировой истории. Более того, превращение нации в субъект истории является условием освобождения личности и общества – целей, обладающих самоценностью, а также значимых для дальнейшего прогресса, для изменения существующего положения дел и приближения к общечеловеческому идеалу. В то же время, вопреки мнению славянофилов, Белинский утверждает, что распространение западного просвещения вовсе не вызовет уничтожения национальной самобытности, а, напротив, будет способствовать ее формированию и развитию. Таким образом, характеристика воззрений Белинского как западнических указывает в первую очередь на понимание им западных идеалов и ценностей как общечеловеческих и на представление о том, что приобщение к этим ценностям, просвещение ими народа и нации должно способствовать приближению к ним, в частности, освобождению общества и личности. Проявлением западнических воззрений Белинского стала пропаганда им этих идей. Например, представления Белинского о необходимости преобразования действительности нашли воплощение в его собственной журналистской, критической, литературной деятельности, а также в его частной жизни, в его общении с друзьями и полемике с идейными противниками. Соответственно, и влияние идей Белинского на последующие поколения не ограничивается собственно перениманием и развитием его идей, а включает также формы их реализации в жизни и деятельности человека и общества. Список источников: Аксаков К.С. Эстетика и литературная критика. – М.: Искусство, 1995. – 526 с. Анненков П.В. Литературные воспоминания. – М.: ГИХЛ, 1960. – 688 с. Аронсон М., Рейсер С. Литературные кружки и салоны. – СПб.: Академический проект, 2000. – 400 с. Белинский В.Г. Полное собрание сочинений. В 13 тт. – М.: Изд-во АН СССР, 1953-1959. В. Г. Белинский в воспоминаниях современников. – М.: Художественная литература, 1977. – http://lib.ru Герцен А.И. Былое и думы. – М.: ГИХЛ, 1958. Десятилетие Министерства Народного просвещения. 1833-1843. – СПб., 1864. Киреевский И.В. Критика и эстетика. – М.: Искусство, 1998. – 462 с. Милюков П. Из истории русской интеллигенции. – СПб., 1903. Панаева (Головачева) А.Я. Воспоминания. – М.: Правда, 1986. – 512 с. Русское общество 30-х годов XIX века. Люди и идеи: (Мемуары современников). – М.: Изд-во МГУ, 1989. – 446 с. Список использованной литературы: Григорьев А.А. Белинский и отрицательный взгляд в литературе // Время. – 1861. – № 4. – http://www.philolog.ru/filolog/writer/grigorev.htm Западники 40-х годов / Под редакцией Ф. Нелидова. – СПб., 1910. Коган П. Белинский. – М.: Заря, 1911. Лебедев-Полянский П.И. В.Г. Белинский: литературно-критическая деятельность. – М.-Л., Изд-во АН СССР, 1945. – 384 с. Левандовский А.А. Время Грановского. – М.: Молодая гвардия, 1990. – 304 с. Манн Ю.В. В кружке Станкевича: Историко-литературный очерк. – М.: Детская литература, 1983. – 319 с. Нечаева В.С. В.Г. Белинский. ТТ. 1-4. – М.: Наука, 1949-1967. Овсянико-Куликовский Д.Н. Литературно-критические работы. В 2 тт. Т. 2. – М.: Художественная литература, 1989. – 526 с. Пыпин Н.А. Характеристики литературных мнений от двадцатых до пятидесятых годов. Исторические очерки. – СПб.: Типография М.М. Стасюлевича, 1909. Сакулин П.Н. Русская литература и социализм. – М., 1924. Спекторский Е.В. Белинский и западничество // Записки общества истории, филологии и права при императорском варшавском университете. Вып. 6. – Варшава, 1912. – С. 32-64. Тихонова Е.Ю. В.Г. Белинский в споре со славянофилами. – М.: УРСС, 1999. – 132 с. Цимбаев Н.И. «Под бременем познанья и сомненья…» (Идейные искания 1830-х годов) // Русское общество 30-х годов XIX века. Люди и идеи: (Мемуары современников). – М.: Изд-во МГУ, 1989. – С. 5-47. Цимбаев Н.И. Славянофильство (из истории русской общественно-политической мысли XIX века). – М.: Изд-во МГУ, 1989. – 274 с. Левандовский А.А. Время Грановского. – М.: Молодая гвардия, 1990. – С. 9. Цит. по: Цимбаев Н.И. «Под бременем познанья и сомненья…» (Идейные искания 1830-х годов) // Русское общество 30-х годов XIX века. Люди и идеи: (Мемуары современников). – М.: Изд-во МГУ, 1989. – С. 8. Десятилетие Министерства Народного просвещения. 1833-1843. – СПб., 1864. – С. 2. Пыпин Н.А. Характеристики литературных мнений от двадцатых до пятидесятых годов. Исторические очерки. – СПб.: Типография М.М. Стасюлевича, 1909. – С. 95. Там же. – С. 109-110. Десятилетие Министерства Народного просвещения. 1833-1843. – СПб., 1864. – С. 2. Десятилетие Министерства Народного просвещения. 1833-1843. – СПб., 1864. – С. 20. Десятилетие Министерства Народного просвещения. 1833-1843. – СПб., 1864. – С. 11. Десятилетие Министерства Народного просвещения. 1833-1843. – СПб., 1864. – С. 18. Там же. – С. 32. Пыпин Н.А. Указ. соч. – С. 93-94. Кавелин К.Д. Авдотья Петровна Елагина // Русское общество 30-х годов XIX века. Люди и идеи: (Мемуары современников). – М.: Изд-во МГУ, 1989. – С. 139. Овсянико-Куликовский Д.Н. Из «Истории русской интеллигенции» // Овсянико-Куликовский Д.Н. Литературно-критические работы. В 2 тт. Т. 2. – М.: Художественная литература, 1989. – С. 73. Цимбаев Н.И. «Под бременем познанья и сомненья…» (Идейные искания 1830-х годов) // Русское общество 30-х годов XIX века. Люди и идеи: (Мемуары современников). – М.: Изд-во МГУ, 1989. – С. 19. Герцен А.И. Былое и думы. Часть 4. – М.: ГИХЛ, 1958. – С. 15. Цит. по: Пыпин Н.А. Характеристики литературных мнений от двадцатых до пятидесятых годов. Исторические очерки. – СПб.: Типография М.М. Стасюлевича, 1909. – С. 249. Цимбаев Н.И. Указ. соч. – С. 58. Пыпин Н.А. Указ. соч. – С. 198. Цит. по: Пыпин Н.А. Указ. соч. – С. 249. Нелидов Ф. Западники 40-х гг. // Западники 40-х годов / Под редакцией Ф. Нелидова. – СПб., 1910. – С. XI-XII. Анненков П.В. Литературные воспоминания. – М.: ГИХЛ, 1960. – С. 241, 233. Тургенев И.С. Воспоминания о Белинском // В. Г. Белинский в воспоминаниях современников. – М.: Художественная литература, 1977. – http://lib.ru Тургенев И.С. Указ. соч. – http://lib.ru Нелидов Ф. Западники 40-х годов // Западники 40-х годов / Под редакцией Ф. Нелидова. – СПб., 1910. – С. XXVI, XXXI. Овсянико-Куликовский Д.Н. Указ. соч. – С. 70, 71. Цит. по: Нелидов Ф. Западники 40-х годов // Западники 40-х годов / Под редакцией Ф. Нелидова. – СПб., 1910. – С. XXXVI. Манн Ю.В. В кружке Станкевича: Историко-литературный очерк. – М.: Детская литература, 1983. – С. 197. Овсянико-Куликовский Д.Н. Указ. соч. – С. 69. Милюков П. Любовь у «идеалистов тридцатых годов» // Милюков П. Из истории русской интеллигенции. – СПб., 1903. – С. 105. Герцен А.И. Из «Былого и дум» // В. Г. Белинский в воспоминаниях современников. – М.: Художественная литература, 1977. – http://lib.ru Милюков П. Указ. соч. – С. 93. Овсянико-Куликовский Д.Н. Указ. соч. – С. 71. Белинский В.Г. Бородинская годовщина … // Белинский В.Г. ПСС. Т. 3. – С. 246. Нелидов Ф. Западники 40-х годов // Западники 40-х годов / Под редакцией Ф. Нелидова. – СПб., 1910. – С. XXXVII. Милюков П. Указ. соч. – С. 106. Цит. по: Нелидов Ф. Указ. соч. – С. XXXVII. Нечаева В.С. В.Г. Белинский. Т. 3. – М.: Наука, 1961. – С. 293. Цит. по: Милюков П. Указ. соч. – СПб., 1903. – С. 108. Цит. по: Западники 40-х годов / Под редакцией Ф. Нелидова. – СПб., 1910. – С. 160. Цит. по: Там же. – С. 155. Аксаков К.С. О древнем быте славян вообще и русских в особенности на основании обычаев, преданий, поверий и песен // Аксаков К.С. Эстетика и литературная критика. – М.: Искусство, 1995. – С. 98. Там же. – С. 104. Аксаков К.С. Взгляд на русскую литературу с Петра Первого // Аксаков К.С. Эстетика и литературная критика. – М.: Искусство, 1995. – С. 153. Аксаков К.С. О русском воззрении // Аксаков К.С. Эстетика и литературная критика. – М.: Искусство, 1995. – С. 316. Белинский В.Г. Россия до Петра Великого // Белинский В.Г. ПСС. – Т. 5. – С. 96. Белинский В.Г. Взгляд на русскую литературу 1846 года // Белинский В.Г. ПСС. – Т. 10. – С. 24. Белинский В.Г. Россия до Петра Великого // Белинский В.Г. ПСС. – Т. 5. – С. 98. Белинский В.Г. Россия до Петра Великого // Белинский В.Г. ПСС. – Т. 5. – С. 100. Григорьев А.А. Белинский и отрицательный взгляд в литературе // Время. – 1861. – № 4. – http://www.philolog.ru/filolog/writer/grigorev.htm Тихонова Е.Ю. В.Г. Белинский в споре со славянофилами. – М.: УРСС, 1999. – С. 64. Аксаков К.С. Взгляд на русскую литературу с Петра Первого // Аксаков К.С. Эстетика и литературная критика. – М.: Искусство, 1995. – С. 153-154. Там же. – С. 156. Киреевский И.В. Девятнадцатый век // Киреевский И.В. Критика и эстетика. – М.: Искусство, 1998. – С. 94. Там же. – С. 97. Белинский В.Г. Взгляд на русскую литературу 1846 года // Белинский В.Г. ПСС. – Т. 10. – С. 27. Белинский В.Г. Россия до Петра Великого // Белинский В.Г. ПСС. – Т. 5. – С. 120. Белинский В.Г. Россия до Петра Великого // Белинский В.Г. ПСС. – Т. 5. – С. 102, 120, 93. Белинский В.Г. Взгляд на русскую литературу 1846 года // Белинский В.Г. ПСС. – Т. 10. – С. 22. Белинский В.Г. Взгляд на русскую литературу 1847 года // Белинский В.Г. ПСС. – Т. 10. – С. 281. Там же. – С. 282. Белинский В.Г. Россия до Петра Великого // Белинский В.Г. ПСС. – Т. 5. – С. 100. Тихонова Е.Ю. В.Г. Указ. соч. – С. 60. Белинский В.Г. Взгляд на русскую литературу 1846 года // Белинский В.Г. ПСС. – Т. 10. – С. 37. Белинский В.Г. Россия до Петра Великого // Белинский В.Г. ПСС. – Т. 5. – С. 104. Левандовский А.А. Время Грановского. – М.: Молодая гвардия, 1990. – С. 151-152. Цит. по: Лебедев-Полянский П.И. В.Г. Белинский: литературно-критическая деятельность. – М.-Л., Изд-во АН СССР, 1945. – С. 201. Белинский В.Г. Взгляд на русскую литературу 1846 года // Белинский В.Г. ПСС. – Т. 10. – С. 38. Белинский В.Г. Россия до Петра Великого // Белинский В.Г. ПСС. – Т. 5. – С. 102. Белинский В.Г. «История Малороссии» Николая Маркевича // Белинский В.Г. ПСС. – Т. 7. – С. 46. Белинский В.Г. Россия до Петра Великого // Белинский В.Г. ПСС. – Т. 5. – С. 106. Белинский В.Г. Взгляд на русскую литературу 1846 года // Белинский В.Г. ПСС. – Т. 10. – С. 23. Цит. по: Спекторский Е.В. Белинский и западничество // Записки общества истории, филологии и права при императорском варшавском университете. Вып. 6. – Варшава, 1912. – С. 55. Тихонова Е.Ю. Указ. соч. – С. 49, 93. Лебедев-Полянский П.И. Указ. соч. – С. 359. Белинский В.Г. Общий взгляд на народную поэзию и ее значение // Белинский В.Г. ПСС. – Т. 5. – С. 656. Белинский В.Г. Общий взгляд на народную поэзию и ее значение // Белинский В.Г. ПСС. – Т. 5. – С. 657-658. Там же. Цит. по: Сакулин П.Н. Русская литература и социализм. – М., 1924. – С. 202. Белинский В.Г. «Парижские тайны». Роман Эжена Сю // Белинский В.Г. ПСС. – Т. 8. – С. 175.. Белинский В.Г. «Мельник <из Анжибо>» - роман Жоржа Санда // Белинский В.Г. ПСС. – Т. 9. – С. 408. Белинский В.Г. Взгляд на русскую литературу 1847 года // Белинский В.Г. ПСС. – Т. 10. – С. 320. Белинский В.Г. «Тереза Дюнойе». Роман Евгения Сю // Белинский В.Г. ПСС. – Т. 10. – С. 106. Там же. – С. 109. Коган П. Белинский. – М.: Заря, 1911. – С. 7, 8. Белинский В.Г. <Письмо к Н. В. Гоголю 15 июля н.с. 1847 г.> // Белинский В.Г. ПСС. – Т. 10. – С. 123. Тургенев И.С. Воспоминания о Белинском // В. Г. Белинский в воспоминаниях современников. – М.: Художественная литература, 1977. – http://lib.ru Лебедев-Полянский П.И. В.Г. Белинский: литературно-критическая деятельность. – М.-Л., Изд-во АН СССР, 1945. – С. 369. Цит. по: Лебедев-Полянский П.И. Указ. соч. – С. 374. Коган П. Белинский. – М.: Заря, 1911. – С. 5. Цит. по: Лебедев-Полянский П.И. Указ. соч. – С. 368. Коган П. Белинский. – М.: Заря, 1911. – С. 5, 8. Коган П. Указ. соч. – С. 4. Цит. по: Лебедев-Полянский П.И. Указ. соч. – С. 362. Лебедев-Полянский П.И. Указ. соч. – С. 352. Пыпин Н.А. Указ. соч. – С. 425. Там же. – С. 426. Коган П. Указ. соч. – С. 5. Цит. по: Лебедев-Полянский П.И. Указ. соч. – С. 372. Цит. по: Лебедев-Полянский П.И. Указ. соч. – М.-Л., Изд-во АН СССР, 1945. – С. 361. Пыпин Н.А. Указ. соч. – С. 470. Тихонова Е.Ю. Указ. соч. – С. 25. Тихонова Е.Ю. Указ. соч. – С. 49. 81

Список использованной литературы: 1.Григорьев А.А. Белинский и отрицательный взгляд в литературе // Время. – 1861. – № 4. – http://www.philolog.ru/filolog/writer/grigorev.htm 2.Западники 40-х годов / Под редакцией Ф. Нелидова. – СПб., 1910. 3.Коган П. Белинский. – М.: Заря, 1911. 4.Лебедев-Полянский П.И. В.Г. Белинский: литературно-критическая деятельность. – М.-Л., Изд-во АН СССР, 1945. – 384 с. 5.Левандовский А.А. Время Грановского. – М.: Молодая гвардия, 1990. – 304 с. 6.Манн Ю.В. В кружке Станкевича: Историко-литературный очерк. – М.: Детская литература, 1983. – 319 с. 7.Нечаева В.С. В.Г. Белинский. ТТ. 1-4. – М.: Наука, 1949-1967. 8.Овсянико-Куликовский Д.Н. Литературно-критические работы. В 2 тт. Т. 2. – М.: Художественная литература, 1989. – 526 с. 9.Пыпин Н.А. Характеристики литературных мнений от двадцатых до пятидесятых годов. Исторические очерки. – СПб.: Типография М.М. Стасюлевича, 1909. 10.Сакулин П.Н. Русская литература и социализм. – М., 1924. 11.Спекторский Е.В. Белинский и западничество // Записки общества истории, филологии и права при императорском варшавском университете. Вып. 6. – Варшава, 1912. – С. 32-64. 12.Тихонова Е.Ю. В.Г. Белинский в споре со славянофилами. – М.: УРСС, 1999. – 132 с. 13.Цимбаев Н.И. «Под бременем познанья и сомненья…» (Идейные искания 1830-х годов) // Русское общество 30-х годов XIX века. Люди и идеи: (Мемуары современников). – М.: Изд-во МГУ, 1989. – С. 5-47. 14.Цимбаев Н.И. Славянофильство (из истории русской общественно-политической мысли XIX века). – М.: Изд-во МГУ, 1989. – 274 с. список литературы

У нас вы можете заказать